Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Пневмостроймашина» построит в Екатеринбурге импортозаместительный завод комплектующих для сельхозтехники

31 марта 2022, 14:47
Окно поставок гидравлики из Европы закрылось. Прежде всего речь идет о комплектующих компаний Bosch Rexroth и Sauer Danfoss (Германия). В результате многие российские заводы по производству автомобилей, дорожной и сельскохозяйственной техники вынуждены искать альтернативы. Если найти их не удастся, придется останавливать производство. Десятки или даже сотни тысяч людей могут лишиться работы.

На решение проблемы есть примерно два месяца. В СМИ уже просачивалась информация о приостановке с мая деятельности КамАЗа. Правда, позже представители компании заявили, что вынужденного отпуска у работников в мае не будет, а со следующего года они перейдут на выпуск автомобилей исключительно из отечественных комплектующих.

Некоторые заводы рассматривают вариант перехода на старые линейки, то есть продукцию, которая выпускалась еще до 2008 года. Понятно, что «ВАЗ 2110» собрать сегодня проще, чем LADA Priora. И это определенно выход для предприятия, чтобы не закрываться и не терять заказы.

Другие возлагают надежды на хитрые логистические цепочки поставок комплектующих из-за рубежа через третьи страны. Насколько эта схема рабочая, можно судить на примере БелАЗа.

Белорусский автомобильный завод столкнулся с санкциями, подобными тем, что сейчас обрушились на Россию, раньше. Когда Rolls-Royce Holdings plc перестал поставлять им двигатели, они нашли замену в Китае. Bosch Rexroth отказал в поставках гидравлики, и БелАЗ оперативно наладил логистику через Россию. Но буквально через месяц схема всплыла, и канал перекрыли. С тех пор БелАЗ сотрудничает с екатеринбургской «Пневмостроймашиной».

«Стоит организовывать и развивать свое производство гидравлики. И главное сейчас — не потерять время. Если строительство нового завода — это завтрашний день (мы сможем построить и запустить его не раньше конца следующего — начала 2024 года), то сегодня для увеличения производства на имеющемся предприятии нам также предстоит решить массу вопросов. Нужно срочно докупать оборудование и искать специалистов. Помимо технических возможностей и набора персонала, есть еще и проблема с дефицитом поставщиков наших компонентов. Если вчера они работали с одним объемом, то сегодня кратно его увеличить не смогут», — рассказал генеральный директор ПАО «Пневмостроймашина» Максим Богатов.

Анатолий Павлов, председатель совета директоров ПАО «Пневмостроймашина»:

— Я ведь ставил эти вопросы раньше, когда боролся за рынок. Предлагал выпуск, условно, 10% машин с нашей гидравликой. Но когда были нефть и доллары, никто не хотел нас поддерживать. Покупали у зарубежных производителей комплектующие. После кризиса 2008 года наше предприятие постепенно скатывалось. В прошлом году я спас его от банкротства, оплатив долги из своего кармана. Отчасти потому, что это дорогое мне детище, любимое хобби. Но еще и потому, что я всегда говорил, что гидравлика в стране должна быть. В итоге мы фактически боролись за выживание. Сейчас же все ринулись к нам. Хорошо, что последние годы мы активно разрабатывали аналоги зарубежных брендов. Но мы это делали для вторичного рынка (гидронасосы и гидромоторы для ремонта уже эксплуатируемой техники). А сегодня ведь им серия нужна на первичный рынок (заводы-производители).

Потребность отечественного рынка в гидравлике на сегодня Анатолий Павлов оценил в 12 000 качающих узлов, а «Пневмостроймашина» выпускает 3500. Заявок у них сейчас много. Но поставить больше 50 комплектов гидравлики тому же Петербургскому тракторному заводу, который выпускает по 700 единиц техники в месяц, при текущих мощностях «Пневмостроймашина» не может. Та же история с комбайновым заводом «Ростсельмаш».

«Если сегодня я переведу в трехсменную работу завод, мне нужно еще 300 человек. Но я же не могу брать этих людей с улицы. Гидравлика — это высокоточная технология. Необходимо пять лет, чтобы обучить специалиста. И это после института еще. В Свердловской области есть необходимые нам станки. Их поставили по федеральной программе в колледжи и учебные центры. Если бы сейчас была возможность взять их, скажем, в аренду временную, можно было бы закрыть сразу примерно 50% рынка. С учетом, конечно, что и специалистов найдем. В этот трудный момент для увеличения производства мы ищем предприятия с компетенцией мехобработки корпусов гидравлических машин (габаритами до 600×600 мм)», — добавил Анатолий Павлов.

Он уверен, что строительство нового завода позволит решить проблему с сельхозмашиностроением не только в России, но и на всем пространстве бывшего СНГ. Вторую площадку действующего завода разместят на Шефской, 3 г. Помимо производства гидравлики для сельхозтехники, туда планируют перевести и все новинки последних лет, сконцентрировав на территории действующего завода только направление автодора.

Максим Богатов, генеральный директор ПАО «Пневмостроймашина»:

— Мы ежегодно выпускаем на рынок по 10 новинок, освоили изделия для БелАЗов, сложные машины нового поколения гидравлики. После 2008 года в нашу страну было завезено много импортной техники с принципиально иными гидравлическими схемами, что требовало от нас разработки альтернативных изделий — модернизации.

Максим Богатов отмечает, что новый завод будет построен по современным стандартам. Размещение всех техпроцессов под одной крышей позволит отказаться от транспортировки деталей погрузчиками, что им приходится делать сегодня на площадке, разбросанной по восьми корпусам.

Разрешение на строительство завода от министра промышленности Дениса Мантурова уже получено. Но вопрос финансирования проекта пока открыт. Анатолий Павлов оценивает его примерно в 5 миллиардов рублей. Часть расходов он может покрыть сам, но не все.

Фото: Игорь Черепанов, 66.RU

«У нас есть письмо Мантурова, в котором он просит региональные власти поддержать наш проект всеми возможными ресурсами. Но имеющиеся программы софинансирования нам не подходят, необходима индивидуальная», — пояснил Максим Богатов.

Еще один ключевой вопрос — поставка оборудования на новый завод. ПАО «Пневмостроймашина» работает на станках японского производства Mori Seiki (входит в японско-немецкий станкостроительный холдинг DMG-Mori). Но из-за санкций закупить их больше не получится.

Максим Богатов:

— Мы в срочном порядке ищем замену. Пытаемся заместить другими брендами. Рассматриваем варианты с Южной Кореей и Китаем. Но пока нет конкретных договоренностей.

«Мы принимаем все меры к тому, чтобы обеспечить российские предприятия гидравликой, и они могли продолжать ритмично работать. Думаю, за месяц-полтора, нам удастся преодолеть все трудности», — заключил Анатолий Павлов.

  • Сейчас ПАО «Пневмостроймашина» занимается конструированием, производством и продажей аксиально-поршневых гидромашин и гидроклапанной аппаратуры. Бывший Московский аэротехнический завод существует с 1915 года. Основано предприятие в Москве и на начальных этапах выпускало высокотехнологичную продукцию для авиации. В 1941 году завод эвакуировали в Свердловск. Гидравлику начали осваивать на нем в 1955 году.
  • В 70-е годы прошлого века СССР приобрел лицензии на производство нерегулируемых гидромашин у немецкой компании Mannesmann (сейчас в составе Rexroth). Они были распределены по нескольким заводам, включая ПАО «Пневмостроймашина» (лицензия на производство гидравлики для дорожно-строительной техники) и украинское ЗАО «Гидросила ГРУП» (лицензия на производство гидравлики для сельхозтехники). Два других завода, получившие тогда лицензии, уже прекратили свое существование.
  • Помимо екатеринбургского предприятия, в России сегодня выпускают гидравлику еще три завода: АО «Шахтинский завод Гидропривод», ОАО «Ковровский электромеханический завод» и ООО «СалаватГидравлика». Но все они работают главным образом с Минобороны. Серии у них меньше, а процесс производства дольше.