Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Хозяин улицы Вайнера. Интервью с бизнесменом, которому принадлежал весь стрит-ритейл в центре города

9 августа 2021, 18:00
интервью
Хозяин улицы Вайнера. Интервью с бизнесменом, которому принадлежал весь стрит-ритейл в центре города
Фото: Антон Буценко, 66.RU
Игорь Зятев владел крупнейшей в Екатеринбурге сетью нестационарной торговли. Большую часть дохода его компании «ИТАЛЛ» приносили арендаторы павильонов, остановочных комплексов и мини-рынков. В 2004 году Зятев собирался строить торговый центр на улице Радищева, но земельный участок достался конкуренту — агентству недвижимости «Малышева 73», возводившему ТРЦ «Гринвич». Теперь он говорит, что даже рад такому исходу.

Большую часть жизни Игорь Зятев работал на государство, а когда стал предпринимателем, ему пришлось иметь дело с бывшими коллегами — муниципальными служащими. Административный ресурс пригодился Зятеву, когда он строил арендный бизнес и мог рассчитывать на помощь главы Ленинского района Константина Архипова. Спасаясь от чиновников, которые ставили ему палки в колеса, Зятев построил в Сысерти гостиницу и рассчитывает, что она начнет приносить ему деньги.

Состоящие в арендных отношениях

— Почему, когда разрешили бизнес, вы занялись производством, а не торговлей?
— Торговать у меня не получается. Строить и ремонтировать — это мое. Я руководил ЖЭУ № 4, потом заведовал отделом коммунального хозяйства Ленинского райисполкома. В 1989-м, когда предприятия начали акционироваться и уже не так охотно участвовали в социальных проектах, мы создали территориальное межхозяйственное объединение «ИТАЛЛ» (по начальным буквам имен учредителей, первая — Игорь), которое занималось всем, что могло принести деньги. Шили одежду, делали рекламные конструкции, разводили перепелов (продать яйца без лицензии, кстати, так и не удалось). Исполком дал нам беспроцентную ссуду — 50 тысяч рублей, через год мы ее вернули. На свои доходы «ИТАЛЛ» выполнял поручения районной администрации — ремонтировал дома, асфальтировал дороги, освещал улицы. А через год вышел указ Ельцина, запретивший органам власти заниматься хозяйственной деятельностью (наверное, опасались коррупции). Тогда компания «ИТАЛЛ» отправилась в свободное плавание.

— Как получилось, что вы стали ее единственным владельцем?
— Остальные не верили в коммерческий успех предприятия. Хотели получить свою долю, пока оно не разорилось. После всех расчетов я начал работать сам по себе, и мне уже не нужно было ни с кем советоваться.

— С ваших павильонов на Вайнера начался переход от стихийной коммерции к стрит-ритейлу. Кому первому пришло в голову заработать на аренде площадей?
— Идея была моей. Глава Ленинского района Константин Архипов ее поддержал. К тому времени уже сложился круг людей, готовых инвестировать в торговую инфраструктуру под определенные льготы по арендной плате. Коммерсанты хотели развивать бизнес, но не знали, как это сделать — помещений для магазинов не было, а купить первый этаж мог не каждый. «ИТАЛЛ» начал строить павильоны в Екатеринбурге и Первоуральске. Затем я арендовал улицу Вайнера и стал заменять лотки магазинами, обеспеченными теплом и электричеством. Застроив Вайнера, я установил павильоны на улице Попова, в Театральном и Банковском переулках, дошел до 8 Марта.

Фото: скриншот архивного видео, 66.RU

Улица Вайнера в 1995 году

— «ИТАЛЛ» был единственной фирмой, которой разрешили собирать деньги с арендаторов?
— Административный ресурс поначалу был на моей стороне. Киоски «ИТАЛЛА» появились на Ленина, на Малышева, на Бардина, на Большакова. По-видимому, в городской администрации ждали, что я буду делиться своими доходами, а я никому ничего не платил. Отец говорил мне: «Чужого не бери, своего не отдавай». Наконец мне уже прямо сказали, чтобы я уступил часть территории в Театральном переулке промышленной группе «Дежа». Согласитесь, если муниципальный чиновник хлопочет за частную структуру, это о многом говорит.

— А кто хлопотал?
— Я бы не хотел называть имен, хотя это был заместитель главы города Виктор Попов. Он сделал предложение, от которого нельзя отказаться.

— Сколько лет вы работали на Вайнера?
— Наверное, лет десять, потому что пережил три реконструкции. Последний договор аренды действовал до ноября 2002 года, но уже летом Вайнера решили сделать пешеходной — нас выселили на Радищева, где площадка была меньше и не хватало электрических мощностей. Часть конструкций я перевез, остальное сдал в металлолом.

Фото: 1723.ru, 66.RU

Вайнера — Радищева, 2005 год

Подробнее о том, как участок на Радищева достался владельцам «Гринвича»:

— Владельцы «Малышева 73» начали строить «Гринвич» раньше, чем появился ваш проект торгового центра. Почему вы решили, что муниципалитет выберет вариант, который предложили вы?

— Договор аренды заключали на год — уверенности, что на Радищева мы задержимся надолго, не было. Я спросил, можно ли вместо павильонов поставить на этом месте торговый центр. Нарисовал эскизы. Пришла комиссия — Чернецкий с главой района и архитекторами. Мы хотели строить шестиэтажный ТЦ, поскольку высотные здания в центре города не приветствовались, но главный архитектор Михаил Вяткин согласился на 12-этажную башню. С новым вариантом здания я еще два года ходил по инстанциям, чтобы предварительно согласовать коммуникации и электрические мощности, искал инвесторов и дольщиков. Потом (неожиданно) пришло письмо, что на застройку участка объявят конкурс и отдадут землю тому, кто представит лучший проект. Все предварительные договоренности оказались недействительными. Когда участок достался «Малышева 73», нас попросили на выход. Афганцы предлагали перевезти павильоны в Арамиль, но мне стало уже неинтересно.

— Жалеете, что все так закончилось?
— Сейчас уже нет. У меня не было опыта в инвестиционных проектах, которые требовали больших денег. Кто знает, чем бы все закончилось? За площадку на Радищева я держался потому, что коммерсанты, с которыми я много лет работал — таких больше сотни, — хотели уже перебраться в торговый центр. Но просто так площадки под торговые центры не раздавали. Из каждого ТЦ, построенного в Екатеринбурге, торчат уши чиновников (мое оценочное суждение). Был случай, когда бумаги по торговому центру на Радищева в мэрии долго не могли найти, и выяснилось, что документы у одного из заместителей мэра (фамилию уже не помню). Он предложил помощь — построить коробку здания по 20 тыс. рублей за квадратный метр. Сам я строил вдвое дешевле, поэтому договориться нам не удалось. Не исключаю, впрочем, что отказа от меня и добивались.

Руины за 100 тысяч в месяц

— Когда вы ушли с Радищева, как работали ваши павильоны в других местах?
— А я уже тогда начал сворачивать этот бизнес. Земельный налог все время увеличивали, и примерно раз в два-три года остановочные комплексы и павильоны приходилось переделывать по новым требованиям. Проекты согласовывало ведомство Виктора Контеева, отвечавшего за товарный рынок. Чиновники говорили: «Рекомендуем вам работать с такой-то фирмой — у нее хорошее качество». Фирм было две — одна в Первоуральске, другая — на Сортировке. Павильоны для Вайнера мы делали в Первоуральске и, кстати, не успели отбить эти затраты до переезда на Радищева. Поэтому, как только объявляли очередную переделку, я сдавал старые конструкции в металлолом и постепенно от них избавился.

Фото: архив 66.RU

«Он много сделал, чтобы поднять торговлю в городе, а вместо награды получил 18 лет тюрьмы»

— Как вам работалось с Контеевым?
— Он много сделал, чтобы поднять торговлю в городе, а вместо награды получил 18 лет тюрьмы за то, что не хотел делиться. Вспомнишь и сразу понимаешь — с властью в России лучше не связываться.

— У вас тоже были проблемы?
— Лет 10–12 назад городские чиновники начали меня притеснять. Им не давала покоя моя парковка на Бардина, рассчитанная на 300 машино-мест. Этот земельный участок они угрожали сдать в аренду, чтобы я пришел договариваться. Напрямую никто не говорил: плати, но смысл был в этом. Я понял, что намерения у них серьезные, и бесплатно передал парковку афганцам. Меня выжили, а с афганцами связываться не стали. Парковка работала еще много лет, наверное, и сейчас работает. Потом возникли претензии к 30-метровой парашютной вышке в парке Чкалова — ее начинал строить исполком, а доделать Архипов попросил меня. Землю под вышкой «ИТАЛЛУ» отдали в бессрочное пользование. Город хотел сделать тематический парк с самолетом и парашютным аттракционом. Я достроил, хотел передать областному ДОСААФ, но желающих забрать не нашлось, а потом муниципалитет начал выписывать мне штрафы. Сказали, что я недоплачиваю земельный налог, и выставили счет на шесть миллионов. Мы по суду доказали, что эти требования незаконны. Я снова пригласил афганцев, и они забрали вышку себе. Тоже совершенно бесплатно, хотя из Прибалтики приезжали желающие ее купить, разобрать на фрагменты и увезти. Получалось, что спокойно работать невозможно. Нужно либо уходить в тень, либо ложиться под чиновников, чтобы они не мешали заниматься бизнесом.

— Что стало с вашими зоомагазинами «Матроскин»?
— Я открыл шесть точек — пять магазинов построил сам, одно помещение на Вайнера выкупил. После развода переоформил их на жену, дочь и других родственников — они и раньше там всем управляли. Торговля — все-таки не мое дело.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— Какой бизнес остался у вас?
— Сдаю в аренду недвижимость — здание в дендропарке, где работает ресторан «Донна Оливия», и четыре здания на улице Чернышевского неподалеку от бывшего «Рубина».

— Если решите их продать, найдется много желающих построить на этом месте жилье или офисный центр.
— Я считаю, в этой части улицы надо сохранить старую застройку. Там много зданий с историей. В доме № 8 жила семья Эрнста Неизвестного, хотя музей перенесли на Добролюбова. Когда на Чернышевского решили строить большие дома, я говорил Вяткину, что это плохая идея — улица узкая, автомобили ставить некуда. Теперь что ни день, приходят какие-то люди с предложением продать недвижимость. Вот, кстати, история. В этом же дворе стоит двухэтажный дом с номером по техпаспорту 4в — 30 лет назад его признали аварийным (70% износа) и всех жителей отселили. Центрального отопления, воды, канализации там не было. Здание собирались сносить, но не успели. Я просил замглавы Владимира Тунгусова — продайте эти развалины мне, и я придумаю, как ими распорядиться, но он нашел формальный повод для отказа.

— Почему вы обратились с этой просьбой к замглавы администрации?
— Все чиновники рангом ниже говорили: решать вопрос нужно с Владимиром Георгиевичем.

— Этот дом до сих пор ничей?
— Два года назад муниципалитет сдал его в аренду московским коммерсантам за 100 тысяч рублей в месяц — якобы под офис. Непригодное здание без коммуникаций, по сути, одни стены. Наверное, они будут что-то строить на этом месте.

Деньги спортсменов и командированных

— Чем вы теперь занимаетесь в Сысерти?
— Купил заброшенный участок со сгоревшим домом — 20 соток за два с чем-то миллиона рублей — и четыре года строил гостиницу, потому что там был скальный грунт, а денег поначалу не хватало. Рядом поставил энергетическую пирамиду по пропорциям египетской — без металла и без единого гвоздя. Радиус действия (я консультировался с инженерами-горняками, книги читал) — семь километров. Прошло пять лет, и пирамида заработала — это место оживает. Сейчас восстановили заброшенный завод, делают плотину. Пространство вокруг меня благоустраивают.

Фото: личный архив Игоря Зятева для 66.RU

«Энергетическая пирамида» Игоря Зятева в Сысерти.

— В Сысерть приезжают туристы, готовые платить за гостиницу?
— Гостиница обычно заполнена на 30%. Если вычесть коммуналку и расходы, небольшой плюс остается. Я рассчитываю, что это — задел на будущее. Туристов у нас нет — им проще жить в палатках на берегу пруда. У нас основной контингент — командированные и ночники (как мы их называем), которые приезжают с девушками. Спортсмены начинают появляться с базы «Спартака». Но все это — мимо денег. Мы идем на уступки, чтобы привлекать постояльцев. Спортсменам номер обходится 500 рублей в сутки, командированным — в среднем 1000. При таких ценах много не заработаешь.

— В пандемию, наверное, постояльцев совсем не было?
— В пандемию гостиницу выручил минздрав — на базе местной больницы в Сысерти открыли ковидный центр. Врачи приезжали по разнарядке из Екатеринбурга и других городов и жили у нас около пяти месяцев — по 30–40 человек. Работали сутками, менялись каждые две недели. Для нас это стало подспорьем, правда, последнюю плату за январь получили только в мае.

— Если бизнес не приносит дохода, может быть, стоит его продать и вложить деньги в другое предприятие?
— Предложения уже поступают, потому что место прикормленное. Сысерть развивается. УГМК сейчас строит каток на въезде в город, Атомстройкомплекс запустил завод, выпускающий белый цемент. Так что наша гостиница еще поработает.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— Фотография с «Уральскими пельменями» у вас на стене — память о том, как вы вместе работали?
— Да, это потом у них с Нетиевским начались терки из-за денег, а поначалу я спонсировал их поездки в Москву. Мое предприятие шило им форму. Много денег тогда не требовалось. Был такой Сергей Рожков — авторитетный парень в афганском движении. Он видел, что я поддерживаю разные культурные проекты, сказал: есть ребята из УПИ — нужно помочь. Привел брата Андрея Рожкова — он вот тут сел, а Сергей — там. Потом встретились с Нетиевским. У меня до сих пор сохранился календарь 1995 года с их фотографией. Когда в 2001 году я шел на выборы в Екатеринбургскую городскую думу, они за меня агитировали, а год назад я приглашал их дать концерт в Сысерти — так и не собрались. Бизнесом сейчас занимаются. Ну, я не в обиде.

Еще больше новостей и историй — внашем Telegram-канале. А еще любую публикацию там можно обсудить. Или, например, предложить нам свою новость. Подписывайтесь!