Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
67918 +392
Выздоровели
60419 +404
Умерли
1922 +15
Россия
Заразились
3719400 +21127
Выздоровели
3131760 +22445
Умерли
69462 +491

Бюджет развития Екатеринбурга зарубили до 2023 года. Три стратегии выживания

27 ноября 2020, 10:00
Бюджет развития Екатеринбурга зарубили до 2023 года. Три стратегии выживания
Фото: Настя Кеда, 66.RU
Расходы бюджета урезали сразу на 5 млрд рублей. Администрация планирует сэкономить на стройке и дорогах, но не откажется от Универсиады и подготовки к юбилею.

В Екатеринбурге 26 ноября прошли публичные слушания по городскому бюджету на 2021 год и плановый период 2022-2023 годов. Несмотря на то, что в бюджете заложено жесткое падение как расходов, так и доходов, его поддержали 298 участников встречи. Против высказались всего двое.

В проект бюджета на 2021 год заложили 47,16 млрд рублей дохода (против 52,02 млрд рублей в 2020 году) и 48,82 млрд рублей расходов (против 54,03). Больше половины суммы потратят на образование, пятую часть — на национальную экономику, 7,6% — на социальную политику. Среди приоритетов, которые назвал мэр Екатеринбурга Александр Высокинский, — выплаты зарплат бюджетникам, поддержка культуры и спорта, завершение строительства объектов, имеющих высокую степень готовности.

При этом сокращать расходы будут не только на имиджевые проекты, но и на социальные. В бюджете на следующие годы заложено меньше денег на строительство новых школ и дорог.

Несмотря на урезание расходов практически по всем статьям, в бюджет заложили траты на подготовку к празднованию 300-летия Екатеринбурга и Универсиады-2023.

Почему урезание бюджета неизбежно

Сокращение доходов и расходов происходит на всех уровнях, и Екатеринбург тут не исключение. Как рассказал 66.RU экономист, кандидат экономических наук Константин Селянин, источник бюджета города состоит из трех составляющих: налога на доходы физических лиц (НДФЛ), части налога на прибыль, а также налога на землю с некоторыми имущественными налогами. В 2020 году первые два пункта просели. Так, во втором квартале доходы россиян упали на 16% и продолжат сокращаться, а значит, сократятся поступления и от НДФЛ.

Но больше всего, по мнению эксперта, страдают бюджеты городов-миллионников, где треть всего бизнеса — малый и средний бизнес, сфера обслуживания, которая наиболее пострадала в пандемию. «В этих отраслях произошел коллапс: упали доходы, ни о каких прибылях и налогах на прибыль, идущих в городскую казну, речи не идет. Большая часть налогоплательщиков просто исчезла или заведомо работает в убыток», — считает Селянин.

Бывший вице-мэр Екатеринбурга по экономике и финансам Илья Борзенков отмечает, что такая ситуация сейчас не только в городе, но и во всей стране, поэтому муниципалитету просто нужно умерить аппетиты, сократить капитальные расходы, то есть бюджет развития.

«Я не вижу в этом ничего плохого. Все значимые деньги, которые приходят в город, либо федеральные, либо областные, выданы в виде трансфертов. У них у самих дефицитные бюджеты. Если у федерации и области будут деньги, они будут и у Екатеринбурга. Сегодня все исходят из пессимистичного сценария, где нефть по 40 рублей за баррель, а COVID непобедим. Если вырастут нефтяные доходы, значит, больше достанется и Екатеринбургу. От муниципалитета здесь ничего не зависит», — заявил 66.RU Илья Борзенков.

Нужно ли резать бюджет развития

Кандидат экономических наук, доцент кафедры внешнеэкономической деятельности УрГЭУ Константин Юрченко считает, что нельзя бесконечно экономить на всем и погружаться в стагнацию. Но чтобы решить проблему в муниципалитете, нужно менять законодательство на федеральном уровне. И Илья Борзенков, и Константин Селянин полагают, что это необходимая мера. Правда, относятся к ней по-разному.

По мнению бывшего вице-мэра, нужно спокойно жить, отдавая приоритет текущим расходам, а не капитальным. «Я работал в горадминистрации (с 2006 по 2008 год, — прим. ред.), когда бюджет был вполовину от текущего, и никто не умер. Есть сытые, тучные годы, когда бюджет развития большой. Тогда можно было закатывать город в гранит, ремонтировать улицы километрами и финансировать масштабные и имиджевые проекты. А есть годы, когда потребуется затянуть пояса. Главное, чтобы все бюджетники получали зарплату и нормально работали все социальные сферы и сферы городского хозяйства», — отмечает Илья Борзенков.

Константин Селянин также считает, что сокращение бюджета развития — мера вынужденная, но понятная. Хотя это негативно повлияет на будущее, поскольку режут программы, связанные со стимулированием экономического роста.

«Резать приходится за счет наименее социально опасных статей расхода, в том числе строительства новых объектов — школ и дорог. Приходится сокращать статьи капитальных затрат. По моему мнению, начать нужно было с расходов на Универсиаду — в текущей ситуации она совсем не нужна. Хорошо бы выстроить приоритеты, сначала отказавшись от имиджевых проектов, а потом предпринимать более болезненные шаги. Другого пути я не вижу», — отмечает экономист.

Константин Юрченко считает, что нельзя просто сокращать траты и резать бюджет. По его мнению, необходимо запрашивать больше финансирования на федеральном уровне и давать местным бюджетам больше полномочий, а для этого нужно менять законодательство.

«Печально, что государство на всех уровнях власти говорит, что нужно сокращать расходы и не шиковать. Но никто уже не шикует. Мы уже поддержали потребительские расходы, насколько смогли. Не тратить деньги нельзя, иначе проекты начнут приостанавливать, экономическая жизнь начнет замедляться, а длительная стагнация будет переходить в спад, — считает Юрченко. — Чтобы решить проблему, муниципалитетам нужно быть более пробивными на федеральном уровне, запрашивая финансирование. Как в таких случаях действовали другие страны? Они шли по пути бюджетного федерализма. Давали больше полномочий региональным и местным бюджетам, чтобы те создавали более привлекательный и эффективный для бизнеса ландшафт налоговой системы. У нас абсолютная вертикаль, и такой заинтересованности нет. Финансовая модель региональной экономики не умеет реагировать на экстренные ситуации, поэтому ее нужно менять».