Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Артур Зиганшин: «Шарташский лесопарк — как торговый центр. Он будет генерировать трафик для арендаторов»

19 августа 2019, 10:03
интервью
Артур Зиганшин: «Шарташский лесопарк — как торговый центр. Он будет генерировать трафик для арендаторов»
Фото: Сергей Логинов, для 66.RU
Реконструкция Шарташского лесопарка — губернаторский проект, изначально предполагавший создание сети велодорожек. На втором этапе, реализация которого начнется в этом году, областные власти планируют сделать его современным и благоустроенным местом. Появление точек активности подтянет туда частные деньги.

Впервые о благоустройстве Шарташского лесопарка областные власти заговорили в начале 2016 года. В первом варианте проекта инициаторы хотели восстановить утраченные тропы здоровья и проложить лыжные трассы. В перспективе, указывали разработчики, там должны быть спортивные и медицинские зоны и места для биологического туризма. Задумку чуть изменило предвыборное увлечение Евгения Куйвашева велосипедом. Летом 2017 года губернатор совершил заезд вокруг озера, а зимой правительство учредило ГБУ «Шарташский лесной парк». Еще спустя два месяца комиссия выбрала директора.

В первый год обязанности Артура Зиганшина сводилась к функциям дворника и сторожа. Нужно было навести порядок в лесу: наладить уборку мусора, неконтролируемо раскидываемого по территории, и закрыть проезд для машин. Параллельно региональные власти проектировали велодорожки, опоясывающие берег Шарташа. Во второй половине этого года, чтобы привлечь инвестиции, директор ГБУ должен создать генеральный план развития лесопарка. Корреспондент 66.RU прогулялся с Артуром Зиганшиным по Шарташу. По ходу беседы он объяснил, каким будет парадный вход в зону отдыха и как преобразятся прилегающие районы.

Главные тезисы интервью — для тех, кому некогда читать его полностью:

Фото: Сергей Логинов, для 66.RU

Смыслы

— Вы занимаете должность директора ГБУ «Шарташский лесопарк» больше года. Мы гуляем по лесу, и как будто за это время ничего не поменялось. Что тут делают рабочие и экскаватор? Когда все будет готово?

— Велопешеходный каркас, где будут зашиты все коммуникации, энергоснабжение, видеонаблюдение, тропа здоровья, три новые волейбольные площадки и два мини-футбольных поля, зона воркаута и тренажеры для пенсионеров появятся до конца 2020 года.

— Что свяжет велодорожка? Есть идеи, как оживить парк?

— Это не просто велодорожка, а, как мы ее называем, велопешеходный коммуникационный хребет, которые соединит тематические зоны. Предварительное зонирование мы провели исходя из исторического назначения, а не личных предпочтений и желаний.

Мы провели анализ, как функционировал парк шестьдесят лет назад, и нашли много интересного. Например, самый посещаемый пляж располагался не со стороны Изоплита, а на противоположном берегу. Сейчас некогда популярную прибрежную зону арендует частная фирма, которая не хочет ее развивать. Предпринимателя все и так устраивает. А это неправильно. Мы будем такие исторически ценные территории находить и воссоздавать.

— А зачем? Не лучше ли сделать в парке то, что востребовано сейчас, — тот набор услуг, которым современный человек пользуется в городе и может воспользоваться, выехав на природу?

— Дело не в том, что тогда это было модным, а сейчас стало рудиментом. Это модно и сейчас. Просто люди уже не помнят, как классно там было загорать. Мы уберем все лишнее, поставим лежаки и зонтики, отсыплем пляж песком, организуем нормальный общепит. Чем плохо? Мы создаем парк не на пару лет, а минимум на 50. Для молодых активных людей важна среда обитания, если она появится, то у молодых и активных будет меньше претензий к власти.

А вообще, тематические зоны мы скоро вынесем на публичные обсуждения. Пока не готов сказать про формат мероприятия. Предварительно мы наметили пять направлений: познавательный парк, этнопарк, семейный парк, спортивный парк и экологический парк. В каждую зону можно будет попасть с отдельного входа.

Фото: официальная документация проекта

Основной трафик примут на себя парковые порталы. Они должны уберечь природный ландшафт от излишнего человеческого воздействия.

Например, в этнокультурной деревне мы хотим создать музей и собрать старинные постройки деревянного зодчества народов Урала.

— И это будет интересно?

— Вы когда-нибудь были на Сабантуе? Вот там формируются традиционные подворья народов Урала: русское подворье, татарское подворье, башкирское подворье. На таком празднике всегда много посетителей.

Цель этнокультурной деревни — показать, в том числе подрастающему поколению, насколько мы связаны исторически, насколько у нас похожие ценности. Показать быт, чтобы человек мог руками пощупать, как жил его прадед. Это музейная история, которую мы хотим переплести с гастрономией. Представьте: вы пробуете татарскую или башкирскую кухню, находясь в той самой атмосфере и в тех самых интерьерах.

— Означает ли это, что придется вырубить часть деревьев, чтобы освободить место?

— Шарташский лесопарк — это особо охраняемая природная территория, и этот статус накладывает два ограничения: запрет на строительство капитальных сооружений и запрет на вырубку леса. Однако здесь пустых пятен, где деревьев уже нет, предостаточно. Кто их вырубал — не мне разбираться. Время идет, мне нужно работать в существующей парадигме.

Лесопарк нуждается в уходе и реновации. Сейчас тут ничего нет, кроме двух горок, одной детской площадки и отсталого общепита, а запрос на цивилизованный отдых у населения есть и продолжает расти. В городе не осталось мест, где можно комфортно провести время на берегу водоема. Озеро является неотъемлемой частью лесопарка, и его нужно чистить. Мы общались с Андреем Фроловым — создателем пляжа «Огонь» на Балтыме. На мой взгляд, было бы неплохо, чтобы он обустроил пляж на Шарташе.

— С Каменными палатками что-то будет происходить?

— Есть идея сделать там идеально чистый периметр только для прогулок. Центральная аллея, скамейки, амфитеатр. Каменные палатки можно использовать для проведения камерных концертов. Моя мечта — чтобы там спел Володя Шахрин, а в перспективе — регулярно привозить художественные выставки под открытым небом.

Фото: официальная документация проекта

Сейчас Каменный палатки — это транзитный пункт от города к воде. Разработчики концепции предлагают его сделать самостоятельной зоной отдыха с внутренним кольцевым маршрутом.

Деньги

— Какой бюджет реконструкции Шарташа?

— Пока нет общей цифры. Есть два конкурса на строительство велодорожек.

— Вы приводите в пример парк «Сокольники» в Москве, объясняя, как должен выглядеть Шарташский лесопарк. «Сокольники» — это успешно выстроенный бизнес, с фудкортом, аттракционами и т. д. У вас стоит задача зарабатывать?

— Шарташский лесопарк исторически одна из главных площадок города. При правильном менеджменте можно сделать культовое место.

Велопешеходный каркас мы строим на бюджетные средства. Инфраструктура и благоустройство создадут условия для появления инвесторов, которые возьмут на себя дальнейшее развитие: общепит, прокат, туристические услуги. Та же этнокультурная деревня привлекательна для предпринимателей. Гастрономическая тематика на подъеме и может приносить деньги. В девяностые говорили: воткни палку в землю и она будет приносить прибыль. Тут так же: территория — отставшая, потенциал — огромный.

Наша задача как управляющей компании — генерировать потоки людей, по сути, как в любом торговом центре. Мы обеспечиваем бизнесу постоянную посещаемость за счет чистоты, рекламы, event-активностей.

— Площадки под «парковые бутики» будете сдавать в аренду?

— Механизмы сейчас прорабатываются: возможно, аренда, возможно, государственно-частное партнерство. К примеру, у нас есть инвестор, который готов вложить 300 млн рублей в проект, связанный с детским спортом. Он ждет, когда мы разработаем финансово-экономическую модель взаимодействия.

Фото: Сергей Логинов, для 66.RU

Артур Зиганшин говорит об академии гольфа, которая должна появиться вместо развлекательного комплекса SunDali. Поле займет 14 гектаров. Бывший арендатор спешно выехал, побросав весь инвентарь.

Недавно приезжал потенциальный инвестор вместе с ландшафтными дизайнерами из Чехии, которые должны спроектировать поляну. Они пришли к выводу, что места для гольфа хватит. Я их спросил: «Забор понадобится?» Нет, говорят. Мол, в том, что шарики будут улетать в озеро, есть определенная фишка. Такое неразрывное соседство с природой. И для меня такой проект — идеальная картинка, которую я буду показывать другим бизнесменам.

— Один девелопер, который строит жилой комплекс у ЦПКиО, за свой счет разработал концепцию развития парка Маяковского. И это справедливо, ведь он эксплуатирует парковую тематику, близость к зоне отдыха. В конечном счете, благоустроенное окружение повысит продажи жилья. Игорь Заводовский вам готов материально помочь (рядом с парком «Гринвич.Жилая недвижимость» строит жилой комплекс, — прим. 66.RU)?

— Думаю, да. Мы с ним взаимодействуем, он входит в экспертный совет при ГБУ. Господин Заводовский заявлял о своем намерении поучаствовать в реконструкции. К сожалению, пока нет мастерплана, вести диалог с потенциальными инвесторами не о чем, а рассказывать, что тут будет город-сад, неэффективно.

— Если еще ничего нет, то как работодатель измеряет вашу эффективность? По объему вывезенного мусора?

— В том числе. В прошлом марте губернатор назначил меня директором. Передо мной стояли две задачи: навести порядок и благоустроить парк. Весь первый год мы сносили незаконные постройки на самозахваченных землях, налаживали систему уборки. Мы установили во временных местах восьмикубовые контейнеры. Наш подрядчик собирает отходы внутри парка, а «Спецавтобаза» — забирает его с контейнерных площадок.

Фото: Сергей Логинов, для 66.RU

Сейчас мы приступаем к выполнению второй задачи. Но для этого необходимо консолидировать управление в одних руках. Я пришел к своим начальникам с предложением консолидировать управление и бюджет в одних руках. Сейчас функции рассредоточены. Дирекция лесных парков занимается санитарной вырубкой леса, собирает больные и упавшие деревья, подчищает подлесок. Министерство природных ресурсов проводит конкурсы на создание велопешеходной сети. ГБУ «Шарташский лесной парк» эксплуатирует территорию. Иногда возникает несогласованность в действиях.

Возникает необходимость в единой управляющей компании, которая будет отвечать за весь проект, которая станет «агентом изменений», создаст тот самый кластер. Поэтому логично, и в настоящий момент прорабатывается вопрос, чтобы ГБУ было преобразовано в автономную некоммерческую организацию. После чего появится новая шкала оценки: количество привлеченных инвестиций, количество новых инфраструктурных объектов и событийное программирование.

Город

— Случайному прохожему попасть в лесопарк — целое приключение. Вряд ли можно сказать, что в нынешнем виде Шарташ дружелюбен к посетителям.

— Действительно, парк, мягко говоря, повернут к городу спиной. Так исторически сложилось. В рамках мастерплана мы хотим развернуть его к населению фасадом.

Фото: Сергей Логинов, для 66.RU

Основной вход в парк сейчас выглядит так. Его будут благоустраивать: создадут парадные ворота, а в перспективе вынесут железную дорогу.

Мы планируем, что основной вход в парк расположится по улице Высоцкого. Там есть интересный треугольный участок в 19 гектаров, занятый гаражами, частным сектором, заправкой, непонятной парковкой.

Всего планируется пять-шесть входных узлов по периметру парка – парковых порталов. Их миссия заключается в том, чтобы уберечь природные ландшафты парка от излишнего антропогенного воздействия.

Парковые порталы предусматривают прежде всего автопарковки, парковые инфоцентры, пункты проката, кафе, медпункт, пункт полиции, магазинчики, кафе, хозяйственный блок, где будет храниться парковая техника, контейнерные площадки. Мы посчитали, что нам нужно 800–1500 парковочных мест. Сейчас подбираем земельные участки, находящиеся за границей ООПТ.

— Придется их выкупать?

— Есть участки, которые находятся в частной собственности, но большинство — из категории неразграниченных земель, а они находятся на балансе Свердловской области. С МУГИСО нам будет проще договориться.

Фото: официальная документация проекта

Массовые и шумные активности сконцентрируются у входных узлов, и это позволит собрать здесь все капитальные постройки.

— 1500 парковочных мест достаточно?

— Категории посетителей парка разнообразные: пешеходы, велосипедисты, автомобилисты и те, кто приезжает на общественном транспорте. Мы посчитали, и оказалось, что тех, кто приезжает на машинах, треть. Зимой Шарташ пропускает через себя 8–10 тыс. посетителей за сутки, летом в хорошую погоду — 15–20 тыс. Исходя из этих расчетов, мы считаем, 1500 парковочных мест вполне достаточно.

Да, есть проблемы с мусором. Но они окончательно исчезнут, когда мы закроем весь парк для автомобилей. Человек на машине везет несколько упаковок угля, продукты, пластик, алкоголь. Когда человек ходит пешком, ему проблематично нести столько на себе.

В планах есть реконструкция дорожной сети вокруг. Совместно с администрацией города и «Мастерской Генплана» мы прорабатываем расширение улицы Проезжая, которая через левый берег Шарташа ведет в Березовский, продумываем стратегию развития севера Шарташа и закольцовки велодорожки.

— По снос пойдет частный сектор?

— Думаю, да. Сейчас там страшно находиться: заброшенные территории, порой заваленные мусором, покосившиеся старые дома. Прямо на берегу там стоит легендарный ресторан «Каспий» с вкусной кухней, который то сносят, то восстанавливают. Есть задумка сделать на его базе цивилизованный общепит.

Существует точка зрения, что нужно расширять автомобильную часть моста по Малышева. Мы можем сделать путепровод восьмиполосным — по четыре полосы в каждую сторону, но все равно будут образовываться пробки: мост используется жителями ЖБИ, а также чтобы въехать и выехать из города, поток идет непрерывно. Поэтому проезжую часть нужно оставить в покое и дополнить ее безопасной велопешеходной частью.

Кроме того, мы думаем, что было бы целесообразно продлить до лесопарка улицу Первомайскую. Урбанисты рекомендуют сделать велопешеходный мост через железную дорогу и Егоршинский подход. Идея красивая: горожанин сел на велосипед на Плотинке и напрямик через Первомайскую доехал до Шарташа.

— Что может помешать развитию лесопарка? Есть ли в радиусе какие-то объекты, соседство с которыми вас смущает?

— Меня смущает функционирующий карьер. Есть ведь и озеро Малый Шарташ, там уникальные места, где можно обустроить экологические тропы с деревянным настилом. И рядом проходят взрывные работы, постоянно стоит пыль.

— Оптовый рынок?

— Я думаю, что торговля будет эволюционировать естественным образом. Я смотрю на современный ЖБИ, и мне нравится, что тут произошло за последние годы. Постепенно и рынок в его нынешнем формате уйдет.

Фото: Сергей Логинов, для 66.RU

По словам Зиганшина, есть задача обновить не только Шарташ, но и все прилегающие территории: ЖБИ, Пионерский, Изоплит. В десятиминутной доступности от зоны отдыха проживают 300 тыс. горожан.

Компромисс

— Велодорожку закольцуете к 2023 году?

— Совершенно верно, это главная цель. То, с чего начинался проект. Когда начали проектировать маршрут, столкнулись со сложностями. На пути встречаются дачи, огороженные забором. Какие-то предприниматели умудрились построить посреди парка два коттеджа. Как они смогли получить разрешение? Всех, кто находится незаконно, мы выгнали. Сейчас работаем с теми, у кого есть договоры.

Мы хотим без лишних боевых действий с владельцами участков пройти велодорожкой по поселковой части. Пытаться выселить тех, кто тут живет, чтобы из принципа пустить ее вдоль берега, нерационально. Мы можем погрязнуть в судах и ничего не сделать.