Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
67136 +385
Выздоровели
59615 +397
Умерли
1890 +18
Россия
Заразились
3677352 +21513
Выздоровели
3081536 +27318
Умерли
68412 +580

К скважинам проведут искусственный интеллект и big data. Почему Россия не слезет с нефтяной иглы

14 декабря 2018, 11:50
В нефтегазовую промышленность пришли умные технологии. Теперь скважины в отдаленных районах Крайнего Севера проверяет не линейный обходчик, а датчики, которые потом пересылают данные на пульт диспетчера. Такая система снижает себестоимость добычи углеводородов до 30% и повышает эффективность производства. Как устроена отрасль, которая дает около половины доходов в бюджет, и почему Россия еще долго сможет не слезать с нефтяной иглы — в материале 66.RU.

Промышленный интернет в нефтянке используется относительно недавно, и роль этой технологии будет только возрастать. Во-первых, с 2014 года цены на рынках рухнули в два раза и, видимо, больше не вернутся к докризисным 100 долларам за баррель. Поэтому на первый план выходит снижение издержек при добыче, переработке и транспортировке, а этого можно достигнуть с помощью автоматизации и цифровизации.

Во-вторых, легкие запасы нефти почти исчерпаны. Большая часть залежей находится на многокилометровой глубине, а сенсоры способны увидеть их без серьезных трудозатрат в геологоразведке. Это все вынуждает нефтяные компании инвестировать в технологии и переводить свои бизнес-процессы в цифру.

Одно из самых перспективных отраслевых решений — создание цифровых скважин и безлюдных технологий эксплуатации. Один из топ-менеджеров ООО «Ноябрьскнефтегазсвязь» (компания-интегратор) рассказал, что компания создает платформу, где между собой взаимодействуют люди и машины. Бизнес-процессы нефтедобытчиков будут заточены на то, чтобы при работе на севере исключить из цепочки человека. Во-первых, он ошибается, во-вторых, его содержание обходится дорого для компании.

Сегодня энергоресурсы чаще всего добывают по старинке: линейный обходчик в определенный день недели садится на мотоцикл и доезжает до скважины, чтобы проконтролировать хозяйство. Если на объекте случилось ЧП, то он узнает об этом постфактум. Чтобы исправить проблему, нужно еще какое-то время. Разливы нефти — это колоссальный вред экологии, а ликвидация последствий аварий бьет по карману нефтяных компаний.

Как это работает в цифровом дубле? Телеком-оператор устанавливает в скважине месторождения оборудование. Дальше все жизненно важные параметры (давление, температура и загазованность) через LTE или спутниковую связь попадают к инженеру, который находится за сотни километров, и в диспетчерский центр, где искусственный интеллект анализирует полученную информацию и дает содержательные советы, как снизить недоборы, трудозатраты и издержки на капитальный ремонт.

Простая иллюстрация: в насосы никогда не попадает нефть в концентрированном виде. В маслянистой смеси всегда будут присутствовать примеси песка и парафина. И когда нефтепродукты идут вверх, то забивают трубы. Из-за этого в сутки добывают в разы меньше, чем могли бы. А машина способна спрогнозировать такую ситуацию и отправить ремонтную бригаду.

Другая важная IT-технология для нефтянки — система видеоаналитики. По периметру месторождения устанавливают умные камеры, которые фиксируют аномалии и предупреждают о рисках. Тут прежде всего идет речь о человеческом факторе — таком, как, например, нарушение техники безопасности, незаконные врезки в трубопровод или банальное воровство.

Кроме того, для рабочих начинают закупать умные каски на GPS: головной убор имеет датчик удара и трекер, которые могут фиксировать ЧП и вызывать экстренную помощь. Еще один девайс — браслет. Он мерит пульс, определяет химический состав кожи и алкогольное опьянение.

Сумарно умные технологии позволяют сэкономить заказчикам до 30% на логистике, энергосервисных контрактах, контроле за сотрудниками и подрядчиками. Еще 10% можно дополнительно заработать на повышении эффективности сотрудников и подрядчиков.

Одна из компаний, которая выходит на стремительно растущий рынок IT-услуг для нефтепрома, — «Ростелеком». Также на долю денежного пирога претендует большая тройка операторов мобильной связи и иностранные телеком-компании.

Впрочем, все инновации могут перечеркнуть внутренние правила компаний.

Владислав Сюркаев, директор проектов уральского филиала «Ростелекома»:

— Даже если мы дадим оператору эти технологии, он все равно обязан следовать регламенту. А он говорит работнику: выезжать на точку по четвергам и доезжать по пятницам. Потому что это так работало в доинформационную эпоху. Достижение эффектов возможно при условии одновременных организационных преобразований в структуре заказчика. Поэтому под словом «цифровизация» мы понимаем новые взгляды на ведение бизнеса.

Сегодня практически все российские нефтяные компании в той или иной степени вовлечены в цифровую трансформацию бизнеса. По данным Vygon Consulting, в стране функционирует 27 умных месторождений. Считается, что за счет IT можно продлить жизнь крупных и гигантских месторождений, возродить старые регионы нефтегазодобычи и увеличить извлекаемые запасы на 35%.