Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Антон Баков: «Скоро в моем черногорском офшоре будет «Роснефть» и Сбербанк»

5 февраля 2015, 15:18
Главный идеолог «русского Гонконга» ведет переговоры с крупными российскими госкорпорациями и банками, попавшими в черный список Евросоюза. «Ворота еще открыты, — говорит Антон Алексеевич. И добавляет: — Так что вэлкам!».

Известный уральский политтехнолог и предприниматель Антон Баков создает в Черногории пророссийскую офшорную зону. «Царьград» должен появиться как ответ на антироссийские санкции, которые были приняты странами Евросоюза и коснулись крупнейших госкорпораций и банков.

Антон Баков уже успел встретиться с представителями «Роснефти» и компании «УГМК» и надеется, что в скором времени число компаний, заинтересованных в «русском Гонконге», будет только расти. В интервью Порталу 66.ru уральский политтехнолог подробно описал историю создания первого пророссийского офшора, рассказал, в чем его главное отличие от уже существующих офшорных зон и что думает по поводу появления «Царьграда» правительство Черногории.

Никшич — второй по численности населения город в Черногории после Подгорицы. Здесь и должна появиться первая свободная экономическая зона для российского бизнеса.

— Вы думали о создании офшорной зоны еще в тот момент, когда покупали землю в Черногории, или эта идея возникла после того, как страны Евросоюза приняли санкции в отношении России?
— Еще 11 месяцев назад никто не мог предположить, что Россия окажется в кольце санкций. Сейчас Россия держит двойной удар. Так у резиденции в Черногории появилась другая функция, о которой мы даже не думали… Тогда как создатель «Монархической партии» я подружился с прямым наследником Романовых, принцем Лейнингенским Карлом-Эмихом. 31 марта прошлого года он согласился принять корону своих предков. Но на территории, где раньше была Российская империя, сейчас расположено порядка 18 других государств. Передо мной встал вопрос: где найти место для императорского престола? Мы обратились к правительству Черногории с просьбой дать убежище будущему императорскому престолу на своей территории. Так я купил 96 гектаров земли возле города Никшич. Мы начали строительство. Это был культурологический, исторический и политический проект. Все делалось очень не быстро…

— В какой момент вы поняли, что будете делать офшорную зону?
— Где-то с декабря прошлого года мы начали работать с крупным российским бизнесом и пытались определить, как действовать в ситуации, когда пользоваться чужими офшорами становится просто опасно. Противостояние нарастало. В любой момент на крупный бизнес могли быть наложены санкции. И тут выяснилось, что есть потребность, есть запрос.

Сворачивать строительство будущего императорского дворца в Никшиче, несмотря на кризис, Баков не собирается. Дорога к стройплощадке, например, уже расчищена.

— Вы уже заручились поддержкой крупных госкомпаний?
— Я лично вел переговоры с председателем совета директоров «Роснефти» — академиком Александром Дмитриевичем Некипеловым. С целым рядом других предпринимателей. Я не готов обнародовать весь список… Они мне не позволили бы сделать это. Но могу сказать, что заинтересованность есть.

— В каком состоянии офшорная зона находится сейчас? Ворота еще открыты?
— Пока офшорная зона еще не создана, и мы с удовольствием примем и представителей уральского бизнеса. Например, компанию УГМК, которая сейчас, как вы знаете, ютится на Британских Виргинских островах. И господина Алтушкина, и господина Пумпянского… Всех, кто придет к нам с честными намерениями и открытым забралом.

— У вас уже были переговоры с Андреем Козицыным?
— Мы с Козицыным не разговаривали уже лет 15. Но переговоры с людьми, близкими к УГМК, у меня уже были. Они сами на меня вышли. Не знаю, есть ли с их стороны заинтересованность… Трудно судить. Но двери открыты.

— Но основную ставку вы делаете на представителей крупных московских промышленных компаний и федеральных банков, таких как Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк?
— Естественно, основная ставка делается на москвичей, и наибольшая заинтересованность сейчас должна быть именно у крупных банков, которые уже попали под санкции. Таких как Сбербанк и ВТБ. Ну и нефтяные компании… Поэтому вэлкам!

Помимо российских бизнесменов предложение вступить в наблюдательный совет свободной экономической зоны получили члены правительства Черногории и мэр города Никшича (на фото).

— Чем будет отличаться ваша офшорная зона от тех, что уже существуют, например, на Кипре? Помимо того что это первая пророссийская офшорная юрисдикция в Европе?
— Дело в том, что наш бизнес привык приходить на все готовое. Ни за что не отвечать и думать, что за все отвечают хозяева офшоров. Но вспомним 2008 год в Исландии — страна объявила дефолт и национализацию банковской системы. Тогда были потеряны огромные деньги, они так и не возмещены российскому бизнесу. Следующая катастрофа случилась в кипрской зоне в 2013 году, когда были заморожены вклады русских компаний. Вдруг выяснилось, что никаких рычагов влияния на этот офшор у российского бизнеса и тем более у российского правительства нет. Поэтому в нашей зоне мы создали наблюдательный совет, куда войдут российские бизнесмены.

— За что будет отвечать наблюдательный совет?
— Он будет определять правила игры в этом офшоре.

— Уже сейчас можно сказать, по каким правилам будет строиться первый пророссийский офшор?
— Я согласен с одним из наших крупнейших экономистов Александром Николаевичем Шохиным. Его точка зрения такова, что офшоры возможны только на основе британского права. Конечно, это ограничивает возможности развития внутренних офшоров России. Это факт. Но для меня Шохин — авторитет. Я полагаю, что у нас будет не арбитражный суд, а третейский, который будет разбирать споры… По сути, сейчас нам нужны ворота в современную глобальную экономику. Термин «русский Гонконг» появился совсем недавно, но думаю, что он очень здесь к месту.

В свободное время Баков возрождает старую крепость в Никшиче.

— У вас были трудности при создании офшорной зоны, учитывая, что страны — кандидаты в члены Евросоюза, в том числе и Черногория, присоединились к антироссийским санкциям, которые ограничивают доступ российских банков и компаний к рынку капитала Евросоюза…
— Я вел переговоры с черногорским правительством еще до этой ситуации. Сейчас у них есть определенные надежды на совершенно другой вариант развития. Одно дело — иметь красивые музеи, достопримечательности, прекрасные дворцы, и совсем другое — иметь финансовый центр на своей достаточно удаленной от финансовых центров Европы территории. В общем, они очень заинтересованы. Но не факт, что еще что-то получится… На сегодняшний день зона только создается. Но я смотрю на это оптимистично. Как сказал Белковский, каждый бизнесмен должен быть оптимистом, потому что он постоянно генерирует новые возможности. Пока сам не поверишь, убедить других в чем-то будет сложно. На самом деле у меня же большой опыт работы с офшорами. Я первую свою офшорную компанию зарегистрировал в Лихтенштейне еще в 1993 году. У меня были офшоры и на Кипре, до сих пор есть одна в Западной Африке. Только боюсь сейчас туда ехать из-за лихорадки Эбола.

— На вас лично кризис сильно повлиял?
— Наверно, да, повлиял… Заработки пока еще в рублях. Наверное, я стал несколько беднее. Но пока катастрофического падения уровня жизни я не ощущаю.

— Не думаете менять свой образ жизни?
— Очень хотелось бы поддержать почин Гаффнера и Шувалова и сесть на диету. Но пока не получается. Изменяю родине.

— Строительство императорского дворца в Черногории сворачивать не собираетесь?
— Нет, сейчас мы как раз начинаем, собственно, строительство непосредственно самого императорского дворца. Мы уже построили одну въездную группу и пробили дорогу в скалах — 140 метров! А завтра у меня вылетает группа геодезистов, для того чтобы разбить стройплощадку дворца.

Фото: 66.ru, facebook.com.