Раздел Бизнес
26 июня 2014, 16:55

Олег Вайтман: «Для РУСАЛа опасны мертвые города в Свердловской области»

Олег Вайтман: «Для РУСАЛа опасны мертвые города в Свердловской области»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Директор по связям с госорганами ОК РУСАЛ в интервью Порталу 66.ru объяснил, зачем компания Олега Дерипаски участвует в развитии индустриального парка «Богословский».

Если честно, сочетание слов «индустриальный парк» у меня вызывает исключительно отрицательные эмоции. Свердловские чиновники любят говорить о них, нанимать иностранные фирмы, чтобы те создали концепцию, а потом снова говорить. Вот и для спасения погибающего Краснотурьинска (напомним, что РУСАЛ свернул производство алюминия на БАЗе) решили создать индустриальный парк «Богословский». И даже уже заявили, что федеральный бюджет выделит 1,6 млрд рублей.

— Мы за темой БАЗа и Краснотурьинска следим два года. Какая ситуация в городе на настоящий момент?
— С точки зрения наших работников, несмотря на закрытие электролизного производства, ситуация стабильная. За это время мы провели кампанию по трудоустройству, а также выплачивали компенсации до 10 зарплат, помогали с погашением кредитов.

«В том же Краснотурьинске электролиз рано или поздно закроется. И любой моногород на такой исход обречен».

— Есть ли вероятность, что электролизное производство все-таки будет вновь запущено?
— Я не думаю, что в ближайшие два года мы сможем запустить электролиз, поскольку электроэнергия будет продолжать дорожать, а мировые цены на алюминий до 2400 долларов вряд ли вырастут. Именно поэтому стоит задача создать рабочие места, которые никак не связаны с заводом.

Понимаете, Каменный век закончился не потому, что камни кончились, а просто пришел другой экономический уклад. В том же Краснотурьинске электролиз рано или поздно закроется. И любой моногород на такой исход обречен. У нас в России примерно 60% промышленности находится в подобных городах. Какие-то из них хорошо себя чувствуют, особенно те, где есть нефтяная промышленность, какие-то хуже, как тот же Краснотурьинск. В этой ситуации необходимо создать альтернативную занятость.

Сказать это достаточно просто, но весь вопрос в том, как это сделать. В этом должно быть несколько интересантов. Главным заказчиком должно выступать государство, так как именно его задача — решать социальные проблемы, трудоустраивать людей, которые уходят с градообразующего предприятия. Плюс к тому нужно найти того отважного предпринимателя, который решится открывать производство в моногороде с закрывающимся заводом.

— К тому же в 400 км от Екатеринбурга.
— Это на самом деле второй вопрос. Я на всех встречах в разных кабинетах говорю, что в таких городах надо создать экономические экстерриториальные условия по отношению ко всей Российской Федерации. Нечто подобное сделано для Дальнего Востока и Восточной Сибири, где обнулены некоторые налоги, пошлины, упрощен ввоз оборудования, понижены взносы. Такой «Сколково», но на всем Дальнем Востоке.

«Я не думаю, что в ближайшие два года мы сможем запустить электролиз, поскольку электроэнергия будет продолжать дорожать, а мировые цены на алюминий до 2400 долларов вряд ли вырастут».

Все то же самое надо делать в моногородах. Причем с точки зрения администрирования это сделать гораздо проще. Тогда любой бизнесмен подсчитает свою выгоду от различных льгот и решит открыть производство в моногороде, даже если оно находится вдалеке от городов-миллионников.

— В индустриальном парке «Богословский» такие условия создаются?
— Перечислю, что сделано на сегодняшний день. Мы обособили площадку, принято решение о выделении федерального и регионального финансирования в 1,6 млрд рублей на создание инфраструктуры. В течение полутора лет будет создана вся инженерная инфраструктура — водовод, электроэнергия, три понижающие подстанции, газопровод, ТЭЦ. Плюс к этому Свердловская область подтвердила нулевую ставку на налог на имущество для резидентов, льготу по налогу на прибыль. Если будет что-то еще, то будет хорошо.

— Есть ли уже компании, которые готовы реально зайти в индустриальный парк?
— На данный момент есть два якорных резидента. Первый — это «Энергетические проекты», которые будут производить компоненты для автомобильной и авиационной промышленности. Также они собираются перерабатывать красные шламы и извлекать редкоземельные металлы.

«О том, что «Богословский» не останется проектом на бумаге, говорит тот факт, что первый резидент открывает производство в Краснотурьинске, не дожидаясь появления индустриального парка».

Второй — это компания «Митал», которая достаточно давно работает с БАЗом — закупает отходы производства. У них есть производство в Новосибирске. Но теперь они решили перенести его ближе к сырьевой базе. Более того, РУСАЛ подписал с ними десятилетний контракт, который гарантирует производителю поставки сырья по рассчитанной стоимости на весь срок договора. Все это привело к тому, что «Митал» уже начал монтаж первой очереди оборудования для производства своей продукции — стиральных порошков — в одном из цехов БАЗа.

— На мой взгляд, у термина «индустриальный парк» есть отрицательная коннотация. Мы не видим каких-то реальных проектов в области. К примеру, есть «Титановая долина», в развитие которой вложено уже немало денег, но пока ни один резидент так и не начал стройку.
— Я не очень знаком с проектом «Титановая долина». По моему глубокому убеждению, надо не строить цеха, заборы, а надо начинать с резидентов. Когда у тебя они есть, то можешь затевать проект.

— Там они есть.
— Тогда не знаю, в чем проблема.

— Есть уверенность, что «Богословский» не повторит судьбу «Титановой долины»?
— Смотрите, у нас первый резидент уже летом выпустит первую продукцию, не дожидаясь появления индустриального парка. Это о многом говорит.

— Насколько я понимаю, часть производств в «Богословском» должны были быть связаны с алюминием, который ранее производился на БАЗе. Как теперь будет решаться эта проблема?
— Проблемы в этом никакой нет. Цена алюминия для покупателя не зависит от того, где он произведен. Стоимость металла определяется ценой на лондонской бирже металлов.

— Получается, что вы уверены, что Краснотурьинск будет живым городом?
— У меня весьма оптимистичный взгляд на эту ситуацию. Надо просто заниматься этим. Не зря говорят: если каждый день долбить в одну точку, то дырка рано или поздно появится.

«РУСАЛу выгодно, чтобы Краснотурьинск был живым городом».

— РУСАЛу это зачем? Это ведь не ваш бизнес.
— Да, это не наш бизнес. Но у нас есть совершенно четкое понимание, что наши люди живут в определенных городах. Они восемь часов работают у нас на предприятиях, а потом выходят в город. Если город умирающий, то все разбегутся, а мы попросту не наберем сотрудников. Именно поэтому важно, чтобы появлялись другие предприятия.

— То есть глиноземное производство в Краснотурьинске для вас важная часть бизнеса?
— Мы в Североуральске запускаем новую шахту, сырье с которой идет на БАЗ. Поймите, что шахта за пять или даже десять лет не окупится. Делайте выводы.

— Но о производстве алюминия можно забыть?
— Мы как производители алюминия надеемся, что цена на металл вырастет хотя бы до 2500 долларов за тонну, но, сами понимаете, существенно повлиять на это не можем. Что мы точно можем — это работать над развитием рынка труда, альтернативной занятости, созданием парка. Он точно нужен городу, вне зависимости от того, будет или нет работать электролизное производство БАЗа.

Благодарим журнал «Деловой квартал» за помощь в организации интервью.

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.