Раздел Бизнес
5 января 2015, 16:30

Хит 66.ru. Вторая жизнь батареек. Репортаж с первой в России линии по переработке

Хит 66.ru. Вторая жизнь батареек. Репортаж с первой в России линии по переработке
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
По доброй традиции в новогодние каникулы мы публикуем наши лучшие тексты за весь 2014 год. Сейчас напомним вам о том, где батарейки умирают с пользой.

Батарейки в России утилизируют лишь в одном месте — в Челябинске. Да и там линия по переработке появилась почти случайно. Мы побывали на уникальном производстве и своими глазами увидели, как умирают батарейки, а вернее — как им дают вторую жизнь.

А заодно поговорили с директором компании «Мегаполисресурс» о том, почему сегодня сбор вредных отходов идет тяжело (не в пример европейским странам), а переработка батареек невыгодна, почему он не любит экологов и на каком мусоре можно заработать хорошие деньги. Разговор вышел откровенный, а потому — интересный.

Бизнес на старых курсовых

22 марта компании Владимира Мацюка исполнилось десять лет. Когда все только начиналось, он работал преподавателем в челябинском вузе. В нагрузку к парам ему поставили вести летнюю практику по основам менеджмента. Нужно было объяснить студентам все этапы оформления юридических лиц и основы управления компанией. Практику преподаватель решил провести по-настоящему — и не просто создать абстрактное ООО, а сделать со студентами что-то прикладное, желательно еще и общественно полезное. Решили собирать макулатуру.

«Если ты ботаник и химик в душе, а образование у тебя экономическое, то тебе надо заняться переработкой отходов. Это про меня», — говорит про себя Владимир Мацюк, генеральный директор компании «Мегаполисресурс».

Далеко ходить не стали — и начали с вуза. Тогда, 10 лет назад, все рефераты и курсовые еще сдавались в бумажном виде. Архивы эти хранились долго и занимали много места, сотрудники и рады были бы устаревшие работы отправить на помойку, но знали: студенты найдут и с новой обложкой принесут. А команда студентов вместе с преподавателем организовала вывоз макулатуры — собрали и отвезли на перерабатывающую фабрику.

Так прошло лето. Кто-то на этом радостно получил оценку за практику и успокоился, а кто-то — нет. Так и появился «Мегаполисресурс». Название компании придумали именно тогда — в студенческой тусовке, да и первая команда практически вся состояла из студентов.

Серебро из фотоснимков

«К тому времени у меня уже был первый сынуля. Я думаю: в школу пойдет, а там в журнале, в графе, где работает отец, напишут: «отходы перерабатывает». Фигня какая-то, правда? Не круто вообще ребенку. Надо как-то сбалансировать, так что пусть будет переработка отходов, содержащих драгметаллы», — рассказывает Владимир Мацюк о том, как решил заняться новым для себя видом деятельности. Это байка на самом деле подкрепляется и рядом резонных причин. Например, кандидатская работа по экономике переработки отходов.

«Это самый первый слиточек серебра лабораторный, — Владимир демонстрирует мне цилиндр чуть больше пластиковой крышки от газировки. — Знаете, из чего делали? Помните, пленочные фотоаппараты и фотолаборатории на каждом углу? Так вот это серебро на этом сделано».

Оказывается, и в пленке, и в бумаге для печати фотографий было небольшое количество солей серебра. В процессе обработки они все уходили в раствор: концентрация была 1–4 грамма серебра на литр раствора. «С одной стороны, это отход, причем не самый приятный — такой раствор пищевую нержавейку за неделю съедает в ноль. А его лили в канализацию по всей стране. С другой стороны — в нем есть серебро. Только вот попробуй его возьми», — говорит директор «Мегаполисресурс».

Взяли существующую разработку по очистке вредных растворов и «докрутили» ее для того, чтобы можно было из фотораствора извлекать серебро. Причем решили не продавать очистительные приборы фотолабораториям, а выкупать у них раствор. Об экологии тогда (да и сейчас) заботились немного, а потому слив опасного раствора в канализацию был в порядке вещей. За карму никто не переживал.

С этой технологией сперва работали только в Челябинске, но уже скоро зашли и в Свердловскую область, а потом и на весь Большой Урал — Пермь, Курган, Уфа. К 2008 году филиальная сеть компании разрослась от Иркутска до Москвы и Питера.

Раствор, содержащий серебро, со всей страны свозили в Челябинск, действовали по принципу работы компаний по доставке питьевой воды: пустую тару привезли в фотолабораторию, полную забрали, небольшие деньги заплатили за серебро, содержащееся в растворе

А может, на море?

Но век пленочных фотоаппаратов подходил к концу. «Мегаполисресурс» застал закат этой эпохи, и, когда цифра начала наступать по всем фронтам, значительно упали и объемы серебра, которое добывалось по этой технологии.

Следующим шагом были рентгеновские снимки. «Это фактически черно-белая фотография, только она не на бумажной подложке, а на пластике, а в остальном все то же самое. Все, что черное, — это мелкие кристаллики серебра. Все что белое — это было серебро, но оно ушло в раствор. Значит, мы можем перерабатывать не только раствор, но и сами снимки», — объясняет Мацюк.

Самая простая схема — пленку сжечь. Все, что не сгорело, — серебро. Но такая технология, во-первых, была опасна, а во-вторых, часть серебра испарялась при высоких температурах.

Из обычного отжившего свой срок рентгеновского снимка, оказывается, можно сделать сразу два полезных сырья — серебро и пластик.

«Мне всегда не давало покоя правило цукатов. Я родом из Казахстана, апельсины для нас были очень редким фруктом. Сами апельсины ели, а из шкурок делали цукаты. Мне с детства казалось, что это естественный ход вещей, так и засело в голове на всю жизнь. И когда мы просто сжигали пленку, я понимал, что упускаю возможность сделать цукаты», — говорит наш собеседник.

Дело в том, что пленка для рентгеновских снимков делается из ПЭТФ — полиэтилентерефталата. А это сырье, из которого делают материал для легкой промышленности. Везде, где в составе изделия указан полиэстер или лавсан, — это ПЭТФ в прошлой жизни. Сформировался даже целый рынок переработки бутылок в волокно.

Чтобы и апельсины съесть, и цукаты заготовить, в компании начали думать над тем, как смыть серебро и оставить пластик. «Не сразу всё получалось. На пике задачи, набрал с собой рентгеновской пленки и поехал на море. Идея была в том, что морская вода — поможет отделить серебро и очистить пластик. Эксперимент удался, но было одно «но»: надо было стоять у моря. Это, конечно, вдохновляющая идея перенести производство на морской берег, но невыполнимая.

«Начали дальше искать пресноводную микрофлору. В 2008 году купили часть оборудования для производства кефира у обанкротившегося молочного завода в Нижнем Новгороде — распродавали все фактически по цене металлолома. А нам как раз и нужно было, чтобы можно было держать кислотность и температуру. Мы складывали в реактор для бактерий дробленую пленку, на выходе получали много грязной воды с серебром и очищенную пленку», — рассказывает о схеме работы Владимир Мацюк.

В общем, технологию отработали. Но и в этой области скоро ловить будет нечего. Почти везде, где используются рентгеновские снимки, уже сегодня можно обойтись цифровыми технологиями. Так что пришлось Владимиру Мацюку вновь искать подходящее занятие.

Раздроби и властвуй

В 2009 году компания получила лицензию на переработку электронного лома и вплотную занялась переработкой различной оргтехники и мобильных телефонов. Оказывается, внутри каждого компьютера или мобильного — драгоценные металлы. Микросхемы, контактные группы — многие детали покрывают тонким слоем золота, которое можно извлечь. Вспомните хотя бы сим-карту: с одной стороны у нее пластик, с другой — металлическая микросхема. Так вот это, как правило, позолота. Задача, конечно, стояла посложнее, чем с рентгеновскими снимками, потому что компонентов в компьютерных деталях много, нужно отделить пластик от металла, а потом благородный металл от неблагородного… количество компонентов нередко достигало десятка. Но и перспективы были хорошие — техники становится все больше, а срок службы устройств, наоборот, меньше. Мобильные телефоны, компьютеры и телевизоры люди стали менять гораздо чаще.

Работа с отходами, содержащими драгоценные металлы, — одно из самых перспективных направлений. Драгметаллы, например, используются в различных деталях компьютерной техники и в мобильных телефонах.

В «Мегаполисресурс» с воодушевлением занялись новым проектом, дела шли довольно успешно. «И вот как-то на экологическом форуме в 2012 году встретил воодушевленных ребят, которые ратовали за раздельный сбор мусора, — рассказывает Владимир Мацюк. — Признаться честно, я очень не люблю экологов. Многие из них склонны к пустой истерии, только и кричат на каждом углу «Мы все умрем!». Вот тоже новости — это мы и без них знаем. А тут такие внятные ребята, сами карьеры чистят, собирают мусор и дома сортируют. Пластик и бумагу сдают, да вот еще батареек насобирали, а девать некуда. Спросили меня: «Вы про электронику рассказываете, а батарейки можете перерабатывать?» Я ответил, что можем. Пришлось срочно придумывать, как сказанное выполнять».

Батарейка — 4–5-компонентное изделие, а потому переработать ее намного проще, чем те же детали от компьютера или старые мобильники.

Ребята принесли для испытаний первую партию — 150 кг батареек. В итоге после испытаний технология переработки батареек была проработана. На выходе из батареек получался металлолом и соли цинка и марганца.

Сперва батарейки сортируются вручную. Основная задача: найти и отделить литий-ионные батарейки и никель-кадмиевые и никелевые аккумуляторы, потому что технология переработки таких элементов питания совсем другая. Объем таких батареек невелик, так что их пока только копят.

Отобранные батарейки отправляются на дробление. Огромный котел действует по принципу мясорубки: массивные ножи внутри дробят элементы питания на мелкие кусочки.

Раздробленная масса попадает на движущуюся ленту. Металлические частички с помощью мощного магнита отделяются и смахиваются в отдельную тару.

Металлическая стружка — уже готовое сырье для продажи металлургическим компаниям. Стоит такой металлолом недорого.

Оставшаяся масса направляется на повторное дробление.

Из второй «дробилки» выходит уже однородный черный порошок. Механический цикл на этом заканчивается. На то, чтобы раздробить тонну батареек, уходит не больше часа.

Дробят батарейки на французском оборудовании, купленном для обработки медного лома. А вот химическая часть была полностью продумана в Челябинске.

Чтобы из порошка, оставшегося от батареек, получить еще один полезный продукт, нужно произвести ряд химических процедур. Полученный порошок отправляют в раствор с серной кислотой. Этот «бульон» варится примерно 12 часов, и на выходе получается графит и соли марганца и цинка.

Надежда на иностранные сети и сознательных русских

Информация о том, что в России наконец-то появились смельчаки, взявшиеся за переработку батареек, быстро разлетелась по интернету. Вслед за местными блогерами и информагентствами интерес проявили крупные торговые сети — Media Markt, ИКЕА, «Ашан».

«Явный интерес проявляли в основном иностранцы. Это связано с тем, что у западных компаний в стандартах работы заложены определенные нормативы по рециклингу. За рубежом те же «Ашан» и ИКЕА обязаны принимать отработанные батарейки, а потом сдавать их на переработку, — объясняет директор компании «Мегаполисресурс». — Но в России отслужившие срок батарейки было просто некуда девать. ИКЕА, например, собирала батарейки, потом попыталась вывезти их в Европу на утилизацию, но не смогла, потому что это трансграничное перемещение отходов, которое просто так не согласовать. Узнав о нас, они вздохнули с облегчением и передали собранный за все годы объем».

Первыми авторизованными точками приема батареек стали магазины бытовой техники и электроники Media Markt. В каждом из них вы сможете найти вот такой контейнер для батареек. Собранные по всей стране старые батарейки отправляют в Челябинск.

В прошлом году, после объявления о запуске переработки батареек, сырье начали присылать со всей страны: 2 тонны сдала администрация Санкт-Петербурга, много батареек пришло из Новосибирска, подключились торговые сети и отдельные компании, которые используют батарейки в работе. Но пока объем все равно очень маленький, говорят в Челябинске. За весь прошлый год собрали менее 10 тонн. Весь этот объем на предприятии могли бы переработать за 12-часовую смену.

Для сравнения — за весь прошлый год в Европе собрано и переработано 45 тысяч (!) тонн. Вот почему пока цикл по переработке батареек запускают лишь в технологических простоях, между зачисткой оборудования. «Не то, чтобы мы забивали микроскопом гвозди… Но пока это очень на то похоже», — сожалеет Мацюк.

Переработка батареек — полезный опыт, но все-таки не очень перспективное направление, считает он. Виной всему — отсутствие законодательного регулирования сферы — раз, развитие технологий — два. Необходимость в батарейках скоро отпадет, а значит, и переработка их будет уже не нужна.

Владимир Мацюк, генеральный директор компании «Мегаполисресурс»:

— Объем батареек, поступающих на переработку, не систематический, так что пока даже экономика особо непонятна. Я подозреваю, что эта деятельность убыточная. Чтобы она стала интересна бизнесу, нужны объемы, а их нет. Если идти по европейскому сценарию, то нужно законодательно обязать производителя либо продавца собирать батарейки.
Но пока все это будет согласовываться и внедряться, пока разовьется инфраструктура, пока объем вырастет до европейских показателей, технология уже сделает шаг вперед, и обычные батарейки уйдут в прошлое.
Уже сейчас все меньше и меньше изделий, которые работают именно от батарейки, почти везде уже сейчас используются аккумуляторы. Нам сейчас интересно изучать литиевые и литий-ионные батарейки и аккумуляторы. Мне кажется, будущее за ними.

Сейчас соли цинка готов покупать Челябинский цинковый завод, в «Мегаполисресурсе» даже придумали, как сделать концентрат, наиболее интересный для завода. Но дело вновь упирается в объемы. Чтобы заключить договор с заводом, нужно четкое понимание периодичности и объемов поставок концентрата, а значит — и объемов перерабатываемых батареек.

И пока законодательных рычагов влияния на производителей и продавцов нет, остается надеяться только на сознательность граждан. Именно на сознательность, ведь никакой материальной мотивации сборщики и переработчики батареек обеспечить не могут: батарейки не настолько дорогостоящее сырье, чтобы можно было завлекать народ подарками и призами, а тем более фиксированной оплатой за каждый сданный килограмм. Это не прибыльный, а зачастую даже убыточный бизнес. В Европе, к примеру, утилизация батареек — это вообще платная услуга для компаний, как у нас утилизация ртутных ламп.

Мы внесли свой вклад и на дробление батареек приехали со своей, пусть небольшой, партией. Еще пару килограммов сдали в феврале, когда только занялись «зеленой» темой.

«Были вопросы «А что я получу, если принесу батарейки?». Это разговоры из разряда «А что мне будет, если я нагажу на улице и не уберу за собой?». Мы не можем замотивировать людей чем-то материальным, но можем апеллировать к сознательности», — говорит основатель первого в России завода, перерабатывающего батарейки.

По его мнению, ужастики об ухудшении экологии в России как мотиватор не сработают. Кроме батареек и так есть за что переживать. А вот взывать к рациональному использованию ресурсов — эффективнее. Вы можете отдать батарейку на переработку, чтобы железо, цинк и магний использовались в производстве. А можете отправить лежать мертвым грузом на свалке. Это такой выбор для человечества в целом — рациональное использование ресурсов против лени и бездумных решений.

Если ваш выбор в пользу сознательности, то список пунктов приема батареек вы можете найти в нашем репортаже.

Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.