Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Аркадий Чернецкий: Екатеринбург не получил «Экспо» из-за англичан и антигейского закона

2 декабря 2013, 19:30
Аркадий Чернецкий: Екатеринбург не получил «Экспо» из-за англичан и антигейского закона
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Председатель набсовета заявочного комитета «Экспо-2020» Аркадий Чернецкий со свойственной ему откровенностью объяснил, почему Екатеринбург проиграл Дубаю в борьбе за всемирную выставку.

Бывший мэр Екатеринбурга, а ныне член Совета Федерации, стал председателем правления набсовета заявочного комитета «Экспо-2020» в июле прошлого года. Он всегда подчеркивал, что для него это общественная нагрузка, за которую он не получает ни копейки, но между тем именно он, пожалуй, был одним из самых активных «продвиженцев» Екатеринбурга в качестве города-кандидата. Увы, но выиграл Дубай.

Как Чернецкий оценивает результат Екатеринбурга в борьбе за «Экспо-2020»?

Итог все уже знают. Екатеринбург не завоевал право, хотя выступил весьма достойно — мы изначально были аутсайдерами, а в итоге вышли в финал. Мы ведь ранее в таких крупных проектах участия не принимали. Я бы не стал делать сильный упор на счет этого тура — более корректно смотреть на итоги первого или второго голосований. Все дело в том, что к последнему туру мы набрали менее трети голосов, а потому все понимали, что Дубай выиграет, даже если наберет столько же голосов, как и во втором туре.

Аркадий Чернецкий, как и другие чиновники, причастные к «Экспо-2020», положительно оценил итоги участия в кампании для Екатеринбурга.

Есть несколько моментов, о которых наша пресса не вспоминает. Во-первых, Россия не в первый раз принимает участие в этих соревнованиях. Например, в 2003 году Москва получила всего 10 голосов. Так что можете себе представить степень напряжения в соревнованиях за право принять «Экспо». Москва набрала в четыре раза меньше, чем мы!

Во-вторых, сами руководители Бюро признают, что давно не было такого ровного и сильного состава. Дубай — это один из самых эффектных городов мира. Они смогли создать за счет неограниченных ресурсов множество точек притяжения. Мы рассматривали Сан-Паулу как одного из наших главных противников. Это по сути целая страна, ВВП — как у Украины, а население 20 млн человек. Измир проиграл в прошлый раз Милану всего лишь 16 голосов. Это очень серьезный проект турецкого правительства — появление новой точки роста. Понимаю, что они возлагали на них огромные надежды. Они были готовы вложить в Измир 50 млрд долларов.

Почему «Экспо-2020» получил Дубай?

Лоссерталес после конкурса сказал чрезвычайно важную вещь: Дубай победил, так как «Экспо» для них стало национальным проектом. И все это было далеко не случайно. Мы прекрасно понимали предпосылки, почему Дубай с таким ожесточением бился за выставку: все дело в том, что получение выставки для них, по сути, вопрос жизни и выживания. Кризис даром не прошел — сейчас госдолг колоссальный у них. Именно поэтому они положили на алтарь победы все — в том числе неограниченный финансовый ресурс. Официально они говорили о 150 млн евро ряду стран, чтобы они смогли принять участие в выставке. Сложно сосчитать, сколько они потратили, но судя по единодушному голосованию — достаточно много.

Аркадий Чернецкий на вопрос Портала 66.ru о бюджетных тратах на продвижение «Экспо-2020» предложил посмотреть тексты областных бюджетов. Общий объем вложений обещал назвать позднее.

Все тот же Лоссерталес отметил, что, к сожалению, для России «Экспо» не стало национальным проектом. И есть объективные причины. У нас очень большая страна, а потому далеко не все готовы приветствовать проведение выставки в Екатеринбурге. Кроме того, у нас были очень неоднозначные ощущения у руководителей федеральных ведомств. В частности, часть министров сомневалась, что в условиях грядущего кризиса траты на выставку оправданы.

Кто виноват в поражении Екатеринбурга?

При всем моем уважении к тем процессам, которые происходят в нашем городе (политические, экономические), «Экспо» — это не местное событие. Результат борьбы за выставку определяется серьезнейшими политическими раскладами. Давайте не будем думать, что все крутится вокруг нас: кого мы выбрали, кого нет, дружит город или область между собой. Определенные отклики у очень незначительного количества партнеров эти вещи могут находить, но все-таки все решалось на геополитическом уровне. На голосование влияет фактор восприятия нашего государства и нежелание ряда стран усиления Российской Федерации.

Против нас откровенно работали англичане, оказывалось серьезное воздействие на страны британского содружества. Нашу заявку не очень поддерживали крупные европейские страны: кто-то активно давил на антигейский закон, кто-то на Сноудена, кто-то на историю с задержанием судна «Гринпис». Подкузьмили и последние события на Украине.

Почему в Париж не прилетели Путин или Медведев?

Ни президент, ни премьер не могли ни при каких условиях, поскольку меры безопасности не соответствуют первым лицам государства. Но если бы был результат, то один из руководителей государства был готов оперативно прилететь. Но не скажут, кто.

Чернецкий прямо сказал, что Дубай заливал страны-выборщики деньгами.

Как стимулировали представителей стран голосовать за Екатеринбург?

Большинство переговоров с небольшими странами мы выстраивали на основе не экономической, а политической поддержки. Мы не могли себе позволить формировать фонд партнерских отношений. С каждой страной свой был диалог. Но очень многие страны нуждаются в нашей поддержке на сессиях ООН. И не всегда они воспринимаются положительно мировым сообществом.

Что касается денежных подарков и прочих вещей — мы этими вещами не злоупотребляли. В рамках того бюджета, который есть в Министерстве иностранных дел на развитие сотрудничества, была какая-то помощь. К примеру, странам, пострадавшим от наводнений, тайфунов. Но эта помощь страной оказывается, а не заявочным комитетом.

Очень серьезный аргумент, который я приводил: мы единственная страна, которая туристов экспортирует, а не импортирует. Это очень серьезный стимул, особенно для развивающихся стран. Сегодня у нас очень серьезная туристическая динамика. И эта аргументация очень хорошо работала. Это могли быть страны карибского бассейна, балканские, тихоокеанские государства. Плюс к тому говорили о развитии больших экономических связей, в том числе крупных проектов.

Во сколько обошлось бюджету участие в заявочной кампании?

Я пока не могу назвать, во сколько бюджету и бизнесу обошлось участие в заявочной кампании. Это станет известно позднее. Думаю, что у нас бюджет был одним из самых небольших. Уверен, что у турок он был даже больше, чем у нас. Вот у Сан-Паулу — сравнимый или даже меньше. Заявочная кампания не получила ни одной копейки из городского и федерального бюджетов. Это были деньги либо областного бюджета, либо бизнеса. Без последних никакой кампании бы не получилось. Тот промоушен города, который состоялся, ни при каких иных обстоятельствах состояться не мог. Непосредственно в Екатеринбурге побывало с десяток делегаций, чтобы познакомиться с нашими реалиями. Прошел мощнейший форум с африканскими странами.

Придется ли бизнесу возвращать инвестиции в «Экспо-2020»?

Я думаю, что бизнес хорошо понимал риски. Не думаю, что Пумпянский или Вексельберг хуже меня понимают ситуацию. И никакие претензии они, конечно, не высказывают.

Чернецкий отвергает все слухи о баснословных зарплатах в заявочном комитете.

Про безумные зарплаты в заявочном комитете

У меня на языке вертится очень нехорошее слово, которое точно характеризует эти слухи, но говорить его вслух нельзя. Зарплаты были существенно ниже, чем пишут некоторые СМИ. Шофера по 300 тыс. рублей не получали. Была смета на содержание. Во второй декаде декабря начнет работать новая комиссия — заявочный комитет должен подготовить ликвидационный баланс. По итогам этой проверки будут вынесены решения. И виновные будут наказаны, если их выявят. Это финансовый контроль не сторонний, а со стороны тех институтов, которые давали деньги, — областное правительство и бизнес.

Про участие Екатеринбурга в борьбе за «Экспо-2025»

Не стоит раньше времени забегать, не нужно. Заявочная кампания начнется только через несколько лет. Решение о том, какой город будет представлять страну, будет исходить от федерального правительства. К примеру, после поражения Москвы в 2003 году Россия не принимала участия в борьбе за «Экспо-2010».

Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru