Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Григорий Бегларян: «Без структурных реформ российская экономика будет гнить»

20 ноября 2013, 11:13
Известный радиоведущий и экономист объяснил Порталу 66.ru, зачем российские власти говорят о кризисе, а также оценил перспективы российской экономики.

Управляющий партнер консалтинговой фирмы в Швейцарии Medelle SA и популярный биржевой аналитик радиостанции «Бизнес ФМ» и телеканала «Россия 24» Григорий Бегларян хорошо известен своим умением выстраивать длинные логические цепочки, объясняющие сложные экономические события.

— Сейчас власти как-то засуетились: Медведев статью в «Ведомостях» написал, Путин стал говорить о том, что кризис неминуем и надо жить по средствам. А вы как видите развитие ситуации в российской экономике на ближайшие пару лет?
— Весь мир находится в тупике, поскольку технологический прорыв 80-х годов завершен, производительность труда в развитых странах и в Америке стагнирует, а какая-то новая технологическая революция возможна не раньше чем через 10–15 лет. И все это время надо как-то жить.

«Технологический прорыв 80-х годов завершен, а новый возможен только лет через 10–15».

Смотрите, за последние 40 лет денежная масса в мире выросла в разы. Стоимость доллара, например, в Америке и за ее пределами отличается в 12 раз. Эти 12 раз полностью совпадают с приростом и денежной массы, и балансового счета ФРС. Понятно, что Америка — это единственная экономика мира, которая базируется на финансовом рынке, потому что все сбережения домохозяйств вложены в финансовые активы (акции, облигации и так далее). Это единственная экономика, чья модель диктует необходимость постоянного роста стоимости акций и финансовых активов, но вечно так продолжаться не может. Но американские регуляторы, я уверен, больше не допустят появления пузырей.

— И каким образом тогда они станут решать эту проблему?
— В принципе, зная историю американского рынка и историю вообще финансового рынка, я знаю, что все псевдореформы или различные развороты рынков, или какая-то структурная перестройка происходит в период хаоса. Создается некий хаос, который отвлекает внимание от происходящих событий, и создается впечатление, что изменение тех или иных условий произошло из-за этого хаоса. Так происходит уже в течение 400 лет. То же, в принципе, будет и сейчас. В какой форме и что его спровоцирует — другая история. Это может быть геополитика, технический дефолт (маловероятно) или что-то иное.

«Я считаю, что в ближайшие два-три года может случиться нечто плохое, но в какой форме — предположить сложно».

Власти сами себя настраивают на то, что все плохо. Но они, на мой взгляд, слушают прогнозы своих экспертов. Помните, еще на прошлом питерском форуме Путин заявлял, что эпоха дорогой нефти завершена и нас ждет десятилетие падения. По сути, государство в обороне. Они готовятся к худшему.

— Если резюмировать, получается, что особо опасаться не стоит, что в какой-то среднесрочной перспективе станет резко хуже?
— Не совсем так. Я считаю, что в ближайшие два-три года может случиться нечто плохое, но в какой форме — предположить сложно. У нас народ боится безработицы и девальвации рубля. Первого опасаться точно не стоит, поскольку на лицо дефицит рабочих рук. В Москве не найти людей, там уже таджики вдвое подорожали. Думаю, что во многих регионах ситуация аналогичная. Относительно рубля также не стоит серьезно опасаться. Одно дело, когда доллар стоил 20 рублей, а потом резко стал 40. И совсем иное — когда он стоит 32–33, а затем постепенно опустится до 39–40 рублей. Вы просто этого не заметите.

«В России есть колоссальные возможности для ведения бизнеса, только надо дать предпринимателям свободу»

— Есть такое мнение, что после Олимпиады в Сочи правительство как-то отпустит ситуацию или начнет проводить очень жесткие реформы. Насколько реален такой вариант?
— Ну что-то им делать надо, но что они могут сделать? Структурные реформы — это слишком болезненная штука. Смотрите, в России есть колоссальные возможности для ведения бизнеса, только надо дать предпринимателям свободу: уберите все эти санэпидемстанции, различные чиновничьи препоны, упростите правила ведения бухгалтерии. Посудите сами — в России мне нужно иметь минимум два бухгалтера, а в Швейцарии отчетность занимает два листика, в Европе — три. Я могу сам это заполнить, а в России вынужден держать огромный штат. Кроме того, в случае упрощения бухгалтерской системы можно будет существенно сократить штат налоговых органов. Опять же экономия. Но на такие структурные реформы надо решиться, вряд ли российские власти готовы на это.

Но если ничего не делать, то мы просто будем гнить. И вы просто не заметите этого. Избежать этого можно только при помощи структурных реформ. Но у нас сделают их наполовину, а затем остановятся. Путин сказал Кудрину: вот сядь на мое место и сделай — я посмотрю. Бюджетников у нас половина страны. Если их сокращать, то это непременно приведет к недовольству, а эти люди — электорат нынешней власти. Они сейчас пытаются на уровне госкорпораций что-то сделать, потому что те окончательно охамели. К примеру, у РЖД только менеджеров, которые ничего не делают, около 25% от всего персонала. Сократи их — и издержки существенно снизятся. А иначе не получится.

«В России нет ценных бумаг, которые гарантированно будут долго существовать».

— Мне недавно исполнилось 30 лет, а значит, ровно через столько же лет наступит пенсия. У меня была какая-то вера в негосударственные пенсионные фонды, но тут государство своим решением временно изъять средства вкладчиков мою веру подорвало. Мне стало окончательно понятно, что копить на пенсию надо самому. Каким образом, во что бы вы посоветовали вложиться?
— Вкладывать потихонечку в какие-то американские акции, которые дают хорошие дивиденды, даже если их котировки растут не очень быстро. К примеру, IBM или Google. Конечно, какое-то время доллар будет слабеть к рублю, но мы ведь говорим о вложениях на длительный период.

— С другой стороны IBM или Google через 30 лет вряд ли будут существовать.
— Нет! Во-первых, за десять лет они могут дать хорошую прибыль — удвоиться-утроиться. Кроме того, те же IBM и Google прочно встроены в систему. Мы только вступили в интернет-эпоху, а потому виртуальная составляющая в нашей жизни только будет увеличиваться.

— А на российском рынке есть ценные бумаги, в которые стоит вложиться на столь длительный период?
— У нас просто нет бумаг, которые гарантированно будут долго существовать.

Благодарим ВТБ24 за помощь в организации интервью.