Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Олег Вьюгин, «МДМ Банк»: «Когда все ждут кризис, он не случается»

14 ноября 2012, 17:05
интервью
Известный экономист в интервью Порталу 66.ru объяснил, почему кризис 2008 года не повторится, а также почему не стоит этому радоваться.

— Перед кризисом 2008 года банки резко повышали ставки по вкладам (до 20% доходили). В последнее время на билбордах все чаще вижу подобную рекламу. Получается, что в системе что-то не так, а потому банки готовы брать деньги задорого?

— Надо заметить, что банки из первой двадцатки, которые контролируют 80% всех активов, предлагают вклады под 7–10%. Это достаточно разумно при нынешнем уровне инфляции. Предлагают высокие ставки те банки, которые занимаются высокомаржинальным кредитованием. Они могут привлечь деньги под 13%, но выдать их — под 40%. Этой маржи хватает и для процентов по вкладам, и для покрытия рисков. Это специфический бизнес — они и предлагают высокие ставки. Причем население ничем особо не рискует, поскольку гарантируют вклады до 700 тысяч.

— После 2008 года не перестают говорить о кризисе. Так все-таки повторится ли ситуация четырехлетней давности?

— Нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Надо понимать, что кризис случается тогда, когда его не ждут. Все последние годы его ждут. Именно поэтому ведут себя осторожно, например, те же банки стали гораздо большее внимание уделять ликвидности и рискам. Повторение невозможно. Скорее, может быть медленное сползание и ухудшение.

Повторение 2008 года невозможно.

— Можно ли в этой ситуации как-то минимизировать свои риски?

— Если речь идет о сбережениях, то депозит в надежном банке — самый простой способ. Один знакомый французский бизнесмен спросил, что делать с деньгами. Я посоветовал ему положить в самый надежный французский банк, но только там ставка была 0,1% годовых. Он так и сделал. Но тогда было очень страшно, поскольку никто не понимал, чем все это кончится. Сейчас ситуация иная, а потому можно выбрать банк с более высокой ставкой.

— Вы упоминали пенсионную реформу, которую сейчас планируют провести. Я лично себя чувствую обманутым: я перевел свои деньги в негосударственный пенсионный фонд, туда от моей зарплаты шло 6%. Сейчас же будет только 2%, что, по сути, равно нулю. Ваше отношение к ней?

— Я бы не сказал, что это решение принято. Не стоит забегать вперед, поскольку сейчас идет активное обсуждение реформы. Лично я считаю, что не стоит снижать долю отчислений. Другое дело, что систему надо со временем трансформировать, например, создав индивидуальные пенсионные счета, дать под это дело налоговые льготы. Но эти деньги должны быть приватизированы и идти на вашу пенсию.

— Но ваши предложения не решают проблему дефицита пенсионного фонда.

— Полностью не решают, согласен. Есть масса других вещей, которые надо сделать. Нужно много чего менять: систему досрочных пенсий, принимать решение по возрасту выхода на пенсию. Можно сделать то, что предлагает минтруд: ввести минимальный трудовой стаж, но, конечно, минимум должен быть не 40 лет и не 35 лет. Нужно уменьшить обязательства фонда перед людьми, которые не работают, чтобы они просто получали социальную пенсию.

Страхование операционных рисков может очень серьезно подтолкнуть развитие российского фондового рынка.

— На конференции НАУФОР в Екатеринбурге все игроки говорили о том, что фондовый рынок не развивается, что новые клиенты не приходят. Что с этим делать?

— Сейчас рынок очень волатильный, а потому для физиков, которые работают самостоятельно на нем, очень опасный. Отсюда и падение аппетита. На Западе же очень сильно развиты институциональные инвесторы, которые аккумулируют средства домашних хозяйств и профессионально их вкладывают. У нас же есть вопрос с качеством управления активами — оно очень низкое. И это проблема для регулятора — не умеют инвестировать, много ошибок. Ну и, может, стоит ослабить регулирование управляющих, которым в этих условиях сложно зарабатывать.

— Вы говорили о внедрении страхования на фондовом рынке. Что имеете в виду?

— Речь идет о страховании операционных рисков. Деньги и бумаги находятся на счете брокера, а не на вашем, а потому есть риск потерять деньги при банкротстве инвесткомпании. Должен быть компенсационный фонд, который бы нивелировал эти риски. Такая практика в мире есть.

Ирина Баженова, Портал 66.ru