Раздел Бизнес
23 мая 2012, 19:30

Виктор Долженко: Самое время покупать облигации «Уралвагонзавода»

Новый руководитель екатеринбургского филиала ГК «Атон» объяснил Порталу 66.ru, почему инвесткомпания меняет стратегию и как сохранить деньги во время кризиса.

Бывший заместитель министра инвестиций и развития Свердловской области возвращается в инвестиционный бизнес. В интервью Порталу 66.ru Виктор Долженко пояснил, почему решил покинуть правительство, как изменится стратегия «Атона» и в какие ценные бумаги стоит инвестировать сегодня.

— Почему решили уйти из областного правительства и вернуться в бизнес?
— В мае исполнилось два года моей работе в правительстве. Уже в начале этого года я решил, что хочу уйти обратно в бизнес. Я посчитал, что мои знания и опыт будут в большей степени востребованы в частной независимой компании. Естественно, я рассматривал всех профучастников, но сделал выбор в пользу «Атона». Причин было много, но основную роль сыграли огромная для российского фондового рынка история, сильный бренд и профессиональная и амбициозная команда управленцев «Атона». Помимо этих факторов компания фокусируется на частных клиентах. По моему убеждению, хорошего результата можно достигнуть только при специализации на конкретном бизнесе.

Ряд крупных компаний становятся универсальными, но мы все-таки хотим быть нишевым игроком.

— Я так понимаю, что «Атон» меняет стратегию — теперь компания будет фокусироваться на крупных частных инвесторах?
— Если мы говорим о крупных корпоративных и институциональных клиентах, то, объективно говоря, тут сложно конкурировать с банковскими мастодонтами. За частных же клиентов можно бороться за счет гибкости, сервиса и экспертизы в каком-то узком сегменте — это будет наш приоритет.

— Но ведь сильные игроки есть не только на рынке институциональных инвесторов. Есть они и в сегменте частных клиентов — «Финам», БКС, «Открытие».
— Отчасти я согласен. При этом некоторые из описанных компаний начинают плавно смещаться в банковский сегмент, все активнее продвигая депозиты. Другие брокеры-дискаунтеры предлагают Forex и зарубежные рынки. Все дело в том, что, по моему мнению, иссякает поток спекулятивно настроенных клиентов, которые составляют основу их бизнеса. Это заставляет участников уходить в смежные сегменты в поисках дополнительных доходов. Мы же по-прежнему намерены фокусироваться на российском рынке ценных бумаг и предлагать инвестиционные стратегии с умеренным уровнем риска.

— Сейчас «Атон» занимает 10 место по обороту на бирже. Мне хочется понять, за счет чего вы станете переманивать клиентов у других компаний?
— Мы не будем переманивать клиентов. На мой взгляд, в Свердловской области брокерскими компаниями охвачены далеко не все потенциальные инвесторы. Клиентская база не ограничивается, условно говоря, тысячей человек. К примеру, есть люди, у которых в банках лежит более 5 млн рублей, они ничего не знают про рынок ценных бумаг, но при этом открыты для новых возможностей инвестирования Мы придем к ним и предложим инвестировать в ценные бумаги, чтобы повысить ликвидность и увеличить доходность.

Мы не будем переманивать клиентов. На мой взгляд, в Свердловской области брокерскими компаниями охвачены далеко не все потенциальные инвесторы.

— Мне кажется, что с ними уже пообщались ваши конкуренты. Или я не прав?
— Это заблуждение. Последние два года я общался с большим количеством людей вне фондового рынка, но лишь немногие из них знали о потенциальных возможностях инвестиций. Из пяти человек что-то слышал лишь один. Наша задача — собрать команду консультантов, которые смогут донести до потенциальных инвесторов преимущества фондового рынка.

— На каких клиентов вы ориентируетесь?
— Мы ориентируемся на тех, кто предпочитает не спекулятивную, а инвестиционную стратегию вложения капитала. Это те клиенты, которые могут инвестировать от 3–5 млн рублей, а общий объем сбережений — от 10 млн во всех продуктах.

— Как считаете, сколько таких людей в области?
— Я думаю, что таких людей тысячи. Считаю, что за полтора года мы должны увеличить активы екатеринбургского офиса в 3–4 раза. Ряд крупных компаний будут универсальными, но мы все-таки хотим быть нишевым игроком. В компании выстроена линейная структура управления. Именно за счет этого можем более гибко подходить к потребностям клиентов.


В период кризиса важнее сохранить капитал, чем преумножить.

— «Атон» проводил семинары для начинающих инвесторов. От этой практики планируете отказаться?
— Мы не видим сейчас существенного интереса к подобному обучению. Меня в целом несколько удивляют семинары под лозунгом «Биржевое искусство за 3 дня». Наш формат — персональное общение с клиентами.

— Какой должен быть имидж у «Атона» через год-полтора?
— В наших планах — занять лидирующие позиции на рынке инвестиций состоятельных клиентов среди финансовых компаний в России. При этом сохранить статус консервативной компании, которая адекватно оценивает риски и не гонится за сверхприбылью. Наша бизнес-модель основана на разумной политике риск-менеджмента. Мы всегда должны иметь возможность вернуть все клиентские активы по первому требованию и используем их только для операций, связанных с инвестиционными решениями самих клиентов.

— Насколько сейчас удачный период для инвестиций в фондовые инструменты?
— Безусловно, на финансовых рынках сейчас ситуация сложная. Все чаще говорят о скором начале нового этапа кризиса. На наш взгляд, индексы в ближайшее время, скорее, будут снижаться, чем расти. Проблемы в Еврозоне далеки от завершения. Но не стоит забывать, что многие истории успеха связаны с инвестициями именно в такие нестабильные, кризисные периоды времени. В 2008 году многие потеряли деньги, при этом некоторые купили «Сбербанк» по 30 рублей и заработали на этом больше 100% прибыли. Мы рекомендуем клиентам покупать продукты, которые позволяют сохранить капитал ликвидным и получать консервативный доход, защищающий от инфляции. При этом по мере снижения на рынке акций надо формировать портфель на два-три года. Диверсификация и правильно сформированный инвестиционный портфель — важнейшие элементы финансового благополучия.

Не исключаю, что вернусь во власть, но только лет через 10–15, когда реализую себя в бизнесе.

— Каким образом в нынешней ситуации можно сохранить деньги: шорт или облигации?
— Шорт — это очень опасный инструмент: ты занимаешь у кого-то актив, продаешь его, капают проценты, а затем должен все это вернуть. Для осторожных клиентов короткие позиции не подходят. Более правильно сохранять капитал в инструментах с фиксированной доходностью. Например, есть облигации Свердловской области, которые дают 8,5%. Для более рискованных инвесторов есть «Уралвагонзавод» — доходность их облигаций 10,5%. На рынке существуют возможности получить более высокую фиксированную прибыль, чем по депозитам в банках. К тому же деньги из облигаций можно очень быстро перевести на рынок акций.

— В конце хочу спросить: какой опыт для себя вынесли из двух лет работы чиновником?
— Когда я уходил из «Тройки» в областное правительство, то прежде всего хотел поучаствовать в реализации более масштабных проектов, приобрести новые знания. Все это получил. Почему не остался? Не так давно я ездил в США по программе обмена. И как я понял, политики там делятся на две категории. Первые пришли во власть из бизнеса, заработав определенный капитал, а потому для них важно заняться какой-то общественно важной работой. Вторые — потомственные политики, которые продолжают династии. Я думаю, что у нас через какое-то время может сложиться аналогичная ситуация. Сейчас я понимаю, как работает государственная машина. Я для себя не исключаю, что лет через 10–15 вернусь во власть, но перед этим хочу реализоваться в бизнесе.

Фото: Антон Буценко

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.