Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
77333 +182
Выздоровели
70278 +194
Умерли
2357 +12
Россия
Заразились
4223186 +11086
Выздоровели
3783386 +15722
Умерли
85304 +428

«Кризис системы». Аномальная смертность и еще семь выводов тайной проверки в свердловском минздраве

25 января 2021, 18:34
«Кризис системы». Аномальная смертность и еще семь выводов тайной проверки в свердловском минздраве
Фото: Илья Питалев / РИА Новости
Минздрав России уже после назначения Андрея Карлова министром здравоохранения Свердловской области начал проверку ведомства. Анализ ситуации в регионе показал, что в управлении региональной системой здравоохранения — кризис. И проблема не только в пандемии коронавируса.

По итогам инспекции в Минздраве составили аналитическую справку об организации оказания медицинской помощи в Свердловской области (есть в распоряжении 66.RU). Проверяющие выявили десятки нарушений, которые приводят к росту смертности в регионе и снижению качества оказания помощи. Список претензий большой. Мы выбрали только самые главные из них.

  1. Рост смертности. Свердловская область вошла в топ-10 регионов по приросту числа умерших от всех причин смерти (+ 5660 человек) на середину ноября. Причем умирают как в больницах, так и на дому люди всех возрастов. За 10 месяцев 2020 года по сравнению с аналогичным периодом 2019-го сразу на 26,7% выросло число смертей от кардиомиопатии (сердечного заболевания). На 12% — от острых нарушений мозгового кровообращения у людей трудоспособного возраста. Число больных с острым и повторным инфарктом миокарда, скончавшихся вне больницы, выросло на 27,8%. Проверяющие пришли к выводу, что причиной этому послужило значительное снижение медицинской помощи в регионе — как диспансерного наблюдения, так и экстренных вмешательств врачей.
  2. Гонка за показателями вместо лечения. Главные внештатные специалисты минздрава Свердловской области, как показала проверка, лишь изредка оказывают медицинскую помощь, выезжая в больницы не по графику и нерегулярно, только по поручению ведомства. При этом в Свердловской области нет никакого контроля над организацией оказания медицинской помощи жителям — от фельдшерско-акушерского пункта до областной больницы. Ведомство Карлова лишь формально исполняет требования федерального министерства, чтобы достичь необходимых целевых показателей. Проверяющие пришли к выводу, что в управлении региональной системой здравоохранения — кризис.
  3. Системные нарушения при лечении больных. Проверка показала, что в больницах недостаточно обследуют пациентов, не соблюдают схемы лечения лекарствами, с нарушениями собирают анамнез. Согласно выборочной проверке пациентов одной из больниц области, маршрутизация больных с острым инфарктом и острым нарушением мозгового кровообращения проводится с нарушениями, в большинстве случаев недооценивалась тяжесть их состояния.
  4. Недостаточные меры по борьбе с коронавирусом. Проверяющие пришли сразу к нескольким тревожным выводам. Во-первых, минздрав Свердловской области предоставлял некорректную информацию о развернутом коечном фонде для больных коронавирусом и его загруженности. Так, по оперативным данным регионального ведомства, на 21 ноября было свободно 15,7% коек, а по данным федерального министерства — только 0,5%. Во-вторых, пациентов с Covid и другими заболеваниями, которые лечатся дома, плохо проверяют, после чего те попадают в больницы в более тяжелом состоянии. В-третьих, в регионе нет человека, отвечающего за организацию министерского контроля оказания помощи больным Covid-19 и координацию работы городских и районных больниц по этому направлению. В-четвертых, в Свердловской области недостаточно обеспечивают лекарствами и реактивами инфекционные больницы для лечения коронавирусных больных. В таких медучреждениях не всегда соблюдается штатное расписание. В-пятых, ПЦР-диагностика коронавируса на середину ноября в Свердловской области составляла 5–7 дней в поликлиниках, где анализ проб проводился в сторонних лабораториях. При этом в регионе есть мощные ПЦР-лаборатории, а значит, лабораторная диагностика просто была настроена неэффективно.
  5. Отсутствие профилактики и наблюдения за больными. Выборочный анализ диспансерного наблюдения пациентов, страдающих хроническими заболеваниями, показал, что в двух третях случаев (в 10 из 15) больных не обследовали целый год. А по данным ТФОМС Свердловской области, исполнение плана диспансерного наблюдения за 10 месяцев по Екатеринбургу составило 18,6% по онкологии, 14,3% — по заболеваниям эндокринной системы, 16,7% — по болезням системы кровообращения и 13,7% — по бронхолегочным болезням.
  6. На скорую помощь переложили чужие обязанности. Проверка выявила, что персонал диспетчерской во время пандемии коронавируса выполнял несвойственные ему функции — информировал пациентов о рисках инфекции и мерах профилактики. А это в итоге снижало качество оперативной работы.
  7. Низкое правовое обеспечение. Оно носит несистемный характер, многие приказы областного минздрава частично дублируют друг друга, а некоторые нормы и вовсе противоречат друг другу. Кроме того, часть требований министерства просто не исполняется.
  8. Низкая автоматизация рабочих процессов. Контрольные карты диспансерного наблюдения специалисты обрабатывают вручную, а журналы заполняют нерегулярно и не в полном объеме. Кроме того, в Свердловской области нет единой информационной системы в здравоохранении. А это снижает эффективность управления и делает оказание медицинской помощи менее комфортным для пациентов.

На этом претензии Минздрава РФ к Свердловской области не заканчиваются. В октябре ведомство поручило Росздравнадзору проверить работу скорых в Екатеринбурге. А в декабре премьер-министр поручил Минздраву, Минтруду, Росздравнадзору, Роструду и Фонду социального страхования провести мониторинг выплат медработникам, помогающим больным с коронавирусом, в Свердловской области.

Разработать комплекс мер для решения всех этих проблем и начать исправлять ситуацию минздрав Свердловской области должен был еще в декабре. Однако нигде официально аналитическая справка Минздрава РФ о состоянии отрасли в регионе не публиковалась, ее засекретили. А значит, о результатах проделанной работы свердловское министерство тоже не отчитывается публично.

66.RU направил официальный запрос на имя министра здравоохранения свердловской области Андрея Карлова с просьбой прокомментировать итоги проверки и рассказать, какие меры были приняты для устранения проблем. Как только официальный ответ, если он будет по существу, поступит в редакцию, мы его опубликуем.

Отметим, что предыдущая проверка федерального Минздрава, которая выявила те же проблемы, закончилась отставкой бывшего министра здравоохранения Свердловской области Андрея Цветкова.