Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Отдать себя на органы или завещать науке: как стать полезным после смерти

Согласно результатам опросов, о посмертном донорстве органов в России знают на удивление мало, а пожертвовать свои останки на благо других людей согласны лишь 20%. Зато тех, кто готов после смерти предоставить свое тело в распоряжение науки, — в разы больше. Вот только и тела их особо не нужны, и сделать это практически невозможно.

По закону, в России продать, как и пожертвовать безвозмездно, никакие свои органы нельзя, кроме тех случаев, когда донор и реципиент приходятся друг другу кровными родственниками. Но при этом все мы являемся донорами органов на безвозмездной основе с того момента, как перестаем быть субъектом права. Проще говоря — с той минуты, когда нас признают умершими.

Стать чьей-то частью

По российскому законодательству существует так называемая презумпция согласия: предполагается, что каждый человек как бы заранее согласен на изъятие собственных органов в случае смерти. Исключение — написанный и озвученный родственникам и докторам отказ, но редко кто так делает.

Согласно закону, при жизни совершеннолетний дееспособный гражданин должен написать письменное заявление о том, что он не хочет, чтобы его органы после смерти шли на трансплантацию. Бумагу необходимо заверить у нотариуса, а потом отнести в больницу, где вы состоите на учете, чтобы документ прикрепили в личную медицинскую карту. Вот только что это даст тому человеку, который отказался от донорства, но его, например, сбила машина? Ведь врачи в этой ситуации не будут звонить своим коллегам в поликлинику и уточнять, было ли у умирающего какое-либо волеизъявление насчет его органов. Просто потому что они не должны этого делать и им за это ничего не будет.

Наличие какого-то особого мнения родственников по поводу расчленения трупа на органы закон тоже не предусматривает. И это нередко становится причиной громких судебных разбирательств. Одно из них — дело 19-летней екатеринбурженки Алины Саблиной. В начале января 2013 г. Алину вместе с подругой сбила машина, когда девушки переходили дорогу по пешеходному переходу в Москве. Через месяц родителям пришли документы судмедэкспертизы. Изучая их, мать девочки обнаружила, что медики изъяли часть аорты, нижнюю полую вену, надпочечники и кусок нижней доли правого легкого. Родители погибшей пытались отсудить у больницы компенсацию морального вреда, но суд встал на сторону врачей, аргументируя свою позицию презумпцией согласия.

Эта презумпция базируется на признании негуманным задавать родственникам практически одновременно с сообщением о смерти близкого человека вопрос об изъятии органов. Когда врачи все-таки решают это спросить, по статистике, отказы случаются очень часто. Кто-то не соглашается, потому что собственное горе не дает подумать о горе других людей. Кто-то — из-за убежденности в том, что всё, связанное с трансплантацией, — криминал.

По данным Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации, в нашей стране показатель общей нужды в органах находится на уровне 9 тыс. операций в год, реализуется от которого всего 16% — около 1700 операций. В то же время в США в год выполняется около 30 тыс. пересадок, а в Бразилии — около 7,5 тыс.

Минздрав уже разработал и внес в правительство проект нового закона «О трансплантации и донорстве», предусматривающий согласие потенциального донора на изъятие органов. Он будет рассмотрен в осеннюю сессию. Согласно проекту, в России должен быть создан единый регистр, где каждый человек, получая паспорт, выражает свое согласие или несогласие на изъятие органов.

При этом в проекте прописано, что перед изъятием органов (если при жизни человек так и не решил, что можно или нельзя делать с его телом) медицинское учреждение обязано известить до вскрытия умершего его родственников, которые, в свою очередь, могут запретить трансплантацию — и тогда изъятие органов не допускается. Правда, если в течение двух часов после констатации смерти попытки связаться с семьей умершего не увенчались успехом, то он становится донором по умолчанию, как это прописано в действующем сейчас законе.

Завещать свое тело науке

Если и после смерти вы хотите служить на благо человечества, то можно завещать свое тело науке. Если нет, то не переживайте — здесь без вашего на то желания точно никто его на опыты не отправит.

В США, например, можно пожертвовать свое тело организации Biogift, а в Великобритании есть специальный сайт, позволяющий завещать науке собственный мозг. Самый очевидный вариант в России — медицинские вузы или НИИ. Кадавры, то есть мертвые тела, необходимы для обучения и изучения в большом количестве. Особенно, по словам медиков, приветствуется наличие у умерших патологий...

Теоретически федеральный закон «О погребении и похоронном деле» гарантирует, что при смерти человека будет обязательно учитываться его прижизненное волеизъявление. Выражается оно обычно путем составления завещания, которое заверяет нотариус. То есть когда человек пишет завещание, он может в нем специально указать, что завещает свои органы тому или иному учреждению. Это в теории.

На практике ничего из этого не выйдет — мы проверили. Во-первых, мы обзвонили все места в Екатеринбурге, где, по идее, кадавру должны быть рады. Но везде на предложение заключения соглашения о том, что тело после смерти достанется им, а не кому-нибудь другому, реагировали с удивлением.

«У нас такое не практикуют», — заявила пресс-секретарь Медицинского института, объяснив, что в качестве образцов для изучения им поставляют трупы людей, у которых не смогли установить и найти родственников. В других учреждениях отвечали примерно так же.

Кроме того, отдать свое тело науке не выйдет и потому, что оглашение завещания нотариусом происходит не позднее чем по истечении пятнадцати дней с момента открытия наследства, а к тому моменту умерший в 99% случаев уже похоронен.

фото: 66.ru