Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«У меня два высших, но я пошел в простые работяги». Зачем люди идут на завод

«У меня два высших, но я пошел в простые работяги». Зачем люди идут на завод
Фото: Григорий Постников для 66.RU
Екатеринбург из промышленного города давно уже превратился в универсальный: на его территории заводов теперь намного меньше, чем торговых или выставочных центров. Но несколько заводов все же осталось. Один из них — «ВИЗ-Сталь». Чем сегодня промышленные предприятия привлекают рабочие кадры, 66.RU выяснил у команды резчиков металла.

В 20:00 на парковке перед «ВИЗ-Сталью» полно автомобилей, а на территории завода — людей: пересменка. Одни закончили трудовой день и спешат домой, другие заступают на рабочие места. Удивительно много девушек: взбираются по лестничным эстакадам наверх, под потолок огромного цеха — всю ночь они будут перемещать краном рулоны металла, отправляя их с одного передела на другой.

В ночную смену работает сегодня и команда резчиков металла, которая недавно победила в профессиональном конкурсе — такие на «ВИЗ-Стали» проводят постоянно.

Фото: Григорий Постинков, 66.RU

«Резчик металла — работа коллективная. Мы втроем обслуживаем один агрегат продольной резки — АПР, если коротко. Чем слаженнее команда, тем выше результат: когда каждый знает все технологические процессы детально, нет нужды что-то говорить, напоминать, подсказывать — любой из нас может подхватить и продолжить работу», — рассказывает Сергей Кожевников, старший по агрегату.

В команде, работающей на АПР-5, парни с разным образованием — от среднего до высшего. И за главного, как ни странно, совсем не инженер.

Фото: Григорий Постинков, 66.RU

«Пришел на завод 13 лет назад — сразу после армии. Устроился резчиком — никакого специального образования для этого не требуется. Поставили к станку, показали, что к чему. Сам не заметил, как втянулся. Мои друзья за это время сменили работ — не счесть. Я же уходить с завода никогда не собирался: зарплата стабильная, коллектив сплоченный, работу свою знаю. За это время с низшего разряда дошел до высшего, шестого. Но куда-то дальше метить — стать мастером, начальником смены — не хочу: у них бумажной работы много, мне такое не нравится. С металлом как-то проще и роднее», — рассказывает о себе Сергей.

Резчики на АПР-5 работают с металлом, который прошел уже все переделы: готовому металлу надо обрезать кромку, подогнать его под размер, требуемый заказчику, и устранить в рулоне места, которые не соответствуют жестким заводским требованиям к качеству металла, — их отмечают контролеры ОТК на предыдущем участке производства.

Станок, на котором выполняют резку, не маленький — метров 15 в длину.

Приходится побегать — за смену не меньше 12 тысяч шагов наматываю. Своеобразная тренировка получается: я играю в нашей цеховой футбольной команде, вратарем. Недавно в турнире «ВИЗ-Стали» взяли второе место, скоро турнир среди уральских предприятий Группы НЛМК — так что форму терять никак нельзя, — смеется Александр Гришенькин, еще один член команды.

Фото: Григорий Постинков, 66.RU

Александр на «ВИЗ-Стали» четыре года. Пришел сюда из частной мебельной компании. «Я в свое время окончил техникум по специальности «электромонтер торгового и холодильного оборудования». Но работаю, как видите, совсем в другой сфере. На завод пришел за стабильностью, даже не так — за квартирой. Знаю, что банки заводчан любят: зарплата выше среднего, платят ее стабильно — значит, все шансы есть на ипотеку. Не прогадал: в декабре получаю ключи от новенькой квартиры на Широкой Речке. И график устраивает — успеваю и поработать, и с дочкой погулять, и в футбол поиграть, и бывшим коллегам-мебельщикам помочь, если просят», — рассказывает Александр.

За ночь команда успевает обработать 9-10 рулонов металла, каждый по несколько сотен метров длиной. Хотя план задается не в метрах, а в тоннах.

За смену нам необходимо выдать 85 тонн готового металла в рулонах. Иногда бывает чуть больше, иногда — поменьше. Это только с одного нашего АПР. Всего на участке резки металла семь таких агрегатов. Но какие-то работают с рулонами, которые идут для обработки на следующий передел. Наша задача — финишная подготовка рулонов, которые отправятся к заказчику, — рассказывает Сергей.

Фото: Григорий Постинков, 66.RU

Металл краном подают к головной части агрегата, рулон насаживают на вал, полосу заправляют в АПР.

Фото: Григорий Постинков, 66.RU

Движение полосы запускается с пульта — всего их на АПР три. На главном, который стоит в операторской кабине, задаются параметры: толщина стали, ширина рулона, скорость движения.

Фото: Григорий Постинков, 66.RU

За полосой нужен постоянный контроль — чтобы не пропустить участок, отмеченный контролером ОТК.

Фото: Григорий Постинков, 66.RU

Параллельно на станине обрезается кромка — узкие ленты металла уходят вниз, под станок, и сматываются. На профессиональном языке такие клубки металлической обрези называются бунты. За ночь получается 3-4 штуки, каждый по 800 кг. Этот металл пустят на повторную переработку.

Фото: Григорий Постинков, 66.RU

Готовые полосы стали снова сматываются в рулон в хвостовой части АПР.

В этой работе главное — видеть друг друга и знать, какой следующий шаг, тогда все получается быстро и качественно, — поясняет Николай Мильфанов, третий участник лучшей команды резчиков.

Фото: Григорий Постинков, 66.RU

У Николая Мильфанова интересная трудовая биография. На «ВИЗ-Сталь» он приходит уже во второй раз. «В первый раз пришел на завод еще в начале 2000-х, отработал семь лет, в той же профессии — резчик металла. Вообще у меня два высших образования: одно — юридическое, другое — товароведение и экспертиза в области таможенной деятельности. Есть свой бизнес — торговый. Он дает хороший доход. Но в прошлом году задумал построить новый объект, отвлекать деньги из оборота невыгодно, решил кредитоваться. И снова устроился резчиком — заводчанам кредит дают куда охотнее, чем предпринимателям», — рассказывает Николай. И добавляет: «Я «ВИЗ-Сталь» люблю: именно благодаря заводу я когда-то смог семью на море первый раз в жизни отвезти — тут дают льготные путевки. А сейчас детей в летний лагерь отдыха от завода практически бесплатно отправляю».

В эту смену Николай работает на другом аппарате, вместо него — ученик.

С новичком у нас получается не так быстро — хоть и полгода в бригаде, а до сих пор не понял, что к чему. Без Николая мы бы первое место не взяли, — признаются ребята.

Тут ведь как: если ты хочешь работать, ты работаешь. Многие приходят, позарившись на хорошую зарплату, но желание трудиться у них отсутствует. А на «ВИЗ-Стали» нет такого, чтобы наставник на тебя кричал, заставлял что-то делать, главное твое стремление работать. И совесть: ведь от твоих действий в том числе зависит, сделает ли команда план. А план — это премия. Нам, ипотечникам, премия ой как важна, — смеется Александр.

Фото: Григорий Постинков, 66.RU

Впрочем, кроме премий и победы в профессиональных конкурсах на «ВИЗ-Стали» есть и другие способы материального поощрения. На заводе создали Банк идей: любой работник может прислать свое предложение и получить за это деньги — от 500 рублей до миллиона и больше, если предложение даст хороший экономический эффект. Сергей Кожевников тоже внес предложение: «На станину, где стоят ножи для обрезки кромки, то и дело забывали надеть защитный кожух. Приходилось останавливать работу. Я предложил повесить яркую красную табличку с напоминанием. Ее видно со всех сторон.Теперь никто ничего не забывает, работа идет быстрее. Это как минимум экономит время, но что гораздо важнее — работа стала безопасней. Так что за идею я и вознаграждение получил, и благодарность коллег».