Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Дмитрий Лепетиков: деньги в банках есть, но дать их некому

21 марта 2011, 09:47
интервью
О перспективах развития банковского ритейла в России говорим с директором центра маркетинговых исследований ВТБ24.

Эксперты говорят о том, что есть все предпосылки грядущего повторного бума розничного кредитования: рост доходов населения, увеличение товарооборота, снижение ставок.

Что ждет банковскую розницу в наступившем 2011 году, сколько банков останется на российском рынке, почему ставки по вкладам и кредитам, возможно, больше не будут снижаться — на эти и другие вопросы отвечает Дмитрий Лепетиков, директор центра маркетинговых исследований ВТБ24.

— В 2011 году ожидается ряд крупных слияний банков (в частности, ВТБ и «Банк Москвы», BSGV и «Росбанк»). Как это изменит рынок?
— Думаю, консолидация — это процесс совершенно естественный. Наш рынок стал весьма сложным: появилось больше продуктов интересных и разных, выросли требования клиентов. Плюс наш регулятор к этому стремится: повышаются требования к капиталу. Все идет к тому, чтобы тенденция укрупнения банков набирала обороты. Но для России этот процесс не может быть всеобъемлющим: вряд ли в нашей стране в обозримом будущем будет 4-5 банков. У нас слишком сложная и слишком разная страна. К тому же любая консолидация — процесс небыстрый, особенно если банки крупные.

В целом, процесс укрупнения рынка идет на благо клиенту. Простая аналогия: мы привыкли получать некий «домашний» сервис. Но жена, при всех ее кулинарных способностях, дома не сможет предоставить такое разнообразие и сервис, как в ресторане. За ресторанами всегда останется преимущество широкого ассортимента и высокого сервиса.

Вряд ли в нашей стране в обозримом будущем будет 4-5 банков. У нас слишком сложная и слишком разная страна.

— Получается, региональные банки — это домашняя кухня: вкусно, близко, но не ресторан?
— Поправлю: хорошие региональные банки, потому как не все хозяйки умеют хорошо готовить.

— Думаете, после кризиса еще остались те, кто плохо готовит?
— У каждого маленького банка своя маленькая история. Кто-то из них держится, потому что существует уже 20 лет и обслуживает определенный круг корпоративных клиентов. Этакий карманный банк для конкретного бизнеса. Но если мы говорим о рыночном клиенте, то для него такой банк не интересен.

Впрочем, по ряду регионов местные банки занимают довольно сильные позиции на рынке, в частности, именно такая ситуация на Урале. И враз они никуда не исчезнут. Но в целом, стратегически, такие банки, на мой взгляд, должны либо сильно вырасти, либо будут потихоньку сдавать позиции и проигрывать. Это следствие централизации, вполне закономерный итог экономического развития. Все когда-то начиналось с кузнечных мастерских, а кончилось металлургическими заводами. Так же будет и с банками.

Рынку не интересны карманные банки, которые существуют для обслуживания одного конкретного бизнеса.

— Весь прошлый год мы следили за тем, как падают ставки по кредитам. Ждали, как манны небесной, снижения ставки рефинансирования, и каждый раз сравнивали условия кредитования с докризисными. Теперь все отрапортовали: к докризисному уровню ставок вернулись. Что же нас ждет сейчас?
— Запас снижения ставок по кредитам и депозитам в сложившейся экономической и инфляционной ситуации уже практически исчерпан. С инфляцией пока ситуация не очень понятна. Оптимистические ориентиры нашего правительства насчет годовой инфляции в 7% не выглядят реальными: экономика поднялась не так, как нам хотелось бы. Последние действия Центробанка это показывают: были подняты все ставки, и увеличена норма резервирования. Эти действия ЦБ направлены не столько на коррекцию ставок, сколько на регулирование инфляции. А если инфляция пойдет вверх, то и ставки пойдут вверх.

В целом, в текущем году ставки если и будут снижаться, то совсем немного. Серьезных колебаний не будет.

— Какие сегменты банковской розницы будут развиваться наиболее активно?
— Если мы возьмем рост к предыдущему периоду, то в лидерах окажутся те, кто больше всех упал, — это ипотека и автокредиты. Мне кажется, что в 2011 году чуть более активно должны расти потребительское кредитование и кредитные карты. Они ориентированы на постоянное, повседневное потребление. А сектор ипотеки и автокредитования имеет одну серьезную сложность. Чтобы выдать ипотеку, нужно, чтоб дома строились, а строят у нас недостаточно. Это, возможно, даже более серьезный тормоз, нежели отсутствие длинных ресурсов.

Такой же вопрос к объему производимых или ввозимых автомобилей.

Запас снижения ставок по кредитам и депозитам в сложившейся экономической и инфляционной ситуации уже практически исчерпан.

— Для потребительских кредитов важнее будет показатель «дешево» или «быстро»?
— И то, и другое будет важно. Ценовая конкуренция сейчас практически ушла. Банки связаны стоимостью своего фондирования. У нас были кредитные организации, которые два года назад привлекали депозиты под «веселые» ставки. Но если ты привлек длинный депозит под 20%, а сейчас кредит с трудом под 17% выдашь. Как же банку быть с фондированием? А куда девать операционные издержки за выдачу кредита? Поэтому ожидать демпинга сложно — для него просто нет возможностей.

— Если все же банк заявляет ставку заметно ниже рынка — это демпинг?
— Надо смотреть, как выдается основная масса такого рода кредитов. Предположим, банк Х выдает ипотеку под 7%. Человек увидел рекламу, пришел, а ему говорят: «Да, мы выдаем ипотеку под 7%, но это кредит на пять лет, и первоначальный взнос — 70%. При этом у нас есть еще 3% комиссии за это и 2% комиссии за то». Надо к таким рекламным трюкам относиться внимательно. Я не верю в то, что сейчас какой-либо банк способен массово выдавать кредиты под 7-8%. Давайте посчитаем вместе: закладываем на риск 1 процентный пункт, 1-2 п.п. — это издержки, плюс банк доложен заработать пару процентов прибыли. Итого уже 5%. Заявляя ставку по кредиту в 7%, банк должен иметь массу средств, привлеченных под 2-3%. А в это верится с трудом. Сейчас таких источников нет.

Я не верю в то, что сейчас какой-либо банк способен массово выдавать кредиты под 7-8%. Надо к таким рекламным трюкам относиться внимательно.

— То есть это рекламная уловка и не более того?
— Да, но в этом нет ничего неправомерного. Банк никого не обманывает, просто говорит о том, что у него есть и такая ставка. Жизнь так устроена, что все условия кредитного договора мы не можем озвучить в рекламе. Это тот самый случай, когда благое намерение контролирующих органов сделать рекламу более честной, делает ее практически невозможной. Существенных условий по сложным продуктам слишком много для одного рекламного щита или газетной полосы. Поэтому банки вынуждены в своих рекламных объявлениях давать отдельные ориентиры.

Банк никого не обманывает, просто говорит о том, что у него есть и такая ставка.

— На уровне стоимости кредита конкурировать сложно. Что будут предлагать банки?
— Качество обслуживания — в первую очередь. Во вторую — дополнительные сервисы. Как ни странно, у нас очень низок уровень пользования интернет-банкингом. Если по уровню проникновения базовых банковских услуг (кредиты, депозиты, карты и т.п.) мы в сравнении со странами Восточной Европы находимся примерно на одном уровне, то по уровню проникновения Интернета мы сильно отстаем. И это не столько проблема Интернета, сколько проблема отношения людей. Доля людей, которые пользуются Интернетом, год от года растет. А вот доля людей, которые пользуются банковскими услугами через Интернет, растет гораздо медленнее. И это несмотря на все преимущества: не надо никуда ходить, стоять в очередях, платить комиссии. Мы просто привыкли к тому, что в банке нам улыбается симпатичная девушка, выдает бумажку с синей печатью, а тут сам себе кнопочки понажимал, заплатил — и все.

— С какими сложностями может столкнуться банковская система в течение 2011 года?
— Главная проблема банковского сектора: деньги есть, а дать их некому. Не хватает заемщиков, соответствующих нашим требованиям. Показательно, что Россия — единственная страна в Восточной Европе, где объем привлеченных средств населения более чем в два раза превысил объем выданных кредитов физлицам. У нас происходит накопление ресурсов, а куда эти ресурсы девать — неясно. Увы, сегодня экономика не догоняет банки по темпу роста. Но эта проблема банками в полной мере решена быть не может.

Еще одно наследие кризиса — «плохие долги» на балансах. Коллекторский бизнес уже поднялся за счет этого.

Главная проблема банковского сектора: деньги есть, а дать их некому. Не хватает заемщиков, соответствующих нашим требованиям.

— А отсутствие законодательного регулирования рынка потребительского кредитования негативно влияет на рынок?
— Мне кажется неверной логика: нет закона — это плохо, а есть закон — хорошо. Вот примем закон «О потребительском кредите» и наступит всем счастье — такого точно не будет. В этой связи люблю вспоминать давнюю историю. Когда в Москве строили Курчатовский институт, очень оригинальным способом решили вопрос, как проложить дорожки ко входу в здание. Мудрый Курчатов сказал: ничего прокладывать не нужно, просто оставьте сплошной газон. Естественно, спустя какое-то время сотрудники протоптали себе удобный путь. И только после этого Курчатов приказал заложить дорожки по натоптанным тропинкам. Таким доложен быть и закон — он должен цементировать то, что и так определено. Иными словами, хороший закон всегда утверждает правила, которые уже сложились, а значит, они удобны и той, и другой стороне. Мне, например, кажется, что законодательного регулирования банковской деятельности сегодня вполне достаточно. Ничего критического в отсутствии закона «О потребительском кредите» нет. Если он будет — будем соблюдать. Но говорить о том, что у нас беда — нет закона! — это слишком.

Ничего критического в отсутствии закона «О потребительском кредите» нет. Если он будет — будем соблюдать. Но говорить о том, что у нас беда — нет закона! — это слишком.

— Как вы оцениваете политику Центрального банка и чего нам ждать от регулятора в наступившем году?
— Я очень хорошо отношусь к действиям ЦБ, считаю, регулятор ведет себя разумно и спокойно. Единственное — на банки возложено много небанковских функций, например, финансовый мониторинг, контроль за кассовой дисциплиной клиентов, то есть операции, которые к банковской деятельности никакого отношения не имеют, и их на банки возложили просто потому, что больше не на кого. Обратный эффект таков: банки вынуждены держать лишних сотрудников, тратиться на лишние формы отчетности и в целом повышать свои издержки. В таком случае банк должен повысить свои доходы, увеличив ставку по кредиту, либо снизить расходы, опустив процентную ставку по депозитам.

Когда регулятор вводит очередное требование к очередной норме отчетности, тем самым он наших граждан лишает части доходов, заставляя либо чуть больше платить по кредиту, либо чуть меньше получать по депозиту. Это то направление, где ЦБ мог бы занять более активную позицию.

Благодарим пироговую «Штолле» за содействие при подготовке материала.

Внутренний фотобанк компании