Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Сергей Кульпин: «Экспо» и ЧМ — это благо! Грешно отказываться от денег»

Сергей Кульпин: «Экспо» и ЧМ — это благо! Грешно отказываться от денег»
Фото: Антон Буценко для 66.ru
Управляющий ВТБ24 на Урале — о главных проблемах Екатеринбурга, о кризисе, дорогих кредитах, деньгах в чулке и о том, почему горожане не улыбаются.

Портал 66.ru продолжает терзать уральских банкиров в необычных ситуациях и обстановках. Мы уже беседовали с председателем правления «Уралприватбанка» Олегом Антоновым в парикмахерской, а с директором уральского филиала «Райффайзенбанка» Виталием Миловановым на кухне ресторана.

Сегодня про кризис, экономику России и любимый Екатеринбург говорим с управляющим Уральским филиалом ВТБ24 Сергеем Кульпиным. Мы встретились в фитнес-клубе Extreme Fitness Athletics в «Алатыре» неспроста — Кульпин серьезно занимается спортом.

В банковской отрасли наш герой с 1996 года. Работал в «ГУТА-БАНКЕ» и «Внешторгбанке», который впоследствии стал ВТБ. Сегодня Кульпин управляет крупнейшим филиалом розничной «дочки» группы ВТБ — ВТБ24 на Урале. Живет Сергей Кульпин в Екатеринбурге уже шестой год. Не перестает восхищаться городом и никуда не собирается отсюда уезжать. Говорит, что «Экспо-2020» для Екатеринбурга — это шанс, а улыбки на лицах горожан появятся, если в городе будет чисто.

— Михаил Задорнов (председатель правления ВТБ24) в одном из недавних интервью сказал, что не разделяет опасений по поводу высокой закредитованности населения и возможного кризиса из-за плохих долгов. Как у вас по Уралу статистика выглядит по кредитам?
— В прошлом году прирост рынка кредитования физлиц в банковской системе (кредиты населению) составил 39,4%. То есть за прошлый год банки свой розничный портфель увеличили почти на 40%. В текущем году эта цифра скромнее: год мы закончим с 26–27% прироста к той базе, которая была в прошлом году — представляете? Объем все равно большой. Это наглядно демонстрирует, что спрос есть. Да, мы понимаем, что часть этого спроса — это действительно отложенный спрос, и он в значительной степени исчерпался к концу текущего года в отдельных сегментах рынка. Например, на рынке автокредитования. Но для других банковских продуктов, для ипотеки и кредитных карт, потенциал роста остается, и достаточно высокий.

«Средний показатель в 2–5 кредитов на каждого экономически активного жителя нашей страны мною воспринимается спокойно. Это не показатель закредитованности. Другое дело — сколько я должен платить в месяц. Долговая нагрузка — это важная вещь. Вот ее нужно считать».

— Что же тогда такое закредитованность, о которой так много говорят? Она существует?
— Закредитованность населения? Смотря с чем сравнивать… Если рассматривать мировые тенденции, то Россия уже находится на одном из самых высоких мест в Европе по отношению потребительских кредитов к ВВП. Оставшийся потенциал роста объясняется во многом незначительным проникновением ипотеки. Выход на «плато» будет означать для банков на рынке новый уровень конкуренции за клиентов, новый уровень кредитных рисков и более высокие требования к качеству работы. Другое дело, когда некоторые эксперты приводят в пример количество кредитов на душу населения. Не объем задолженности, не объем долговой нагрузки, которая ложится на плечи клиента раз в месяц, по отношению к его доходу, а именно штук кредитов, включая карточки. У вас сколько карточек? У меня их не две и не три даже, их гораздо больше.

— Вы активно предлагаете рефинансирование кредитов. Вы предложите рефинансирование человеку, у которого пять кредитов?
— Хоть десять. Мы смотрим опять же долговую нагрузку, доходы человека — множество параметров. Но единственным точным и ключевым фактором при этом является наличие положительной кредитной истории. Если она у человека есть, то я думаю, что он, скорее всего, получит одобрение.

— Но тогда зачем ему рефинансировать?
— Ставка. Он получал кредит по более высоким ставкам. Рефинансирование отличается от обычного кредитования как раз тем, что привлекает клиентов именно низкими процентами. Сейчас кредиты в нашем банке рефинансируются под 13,95%.

«Екатеринбург и Свердловская область — в России лидеры по рефинансированию в системе ВТБ24. Это следствие того, что грамотность населения в Свердловской области высокая. Люди умеют считать деньги. Если я оплачиваю кредит по ставке 18% годовых, а мне предлагают по 14% — почему бы не рефинансировать?»

— В чем интерес банка — развивать сферу рефинансирования, а не сферу кредита, который дороже?
— Мы же новых клиентов к себе привлекаем. Когда человек понимает, что ему выгодно получить рефинансирование в нашем банке, впоследствии, возможно, он получит (да скорее всего получит) и ипотеку, и автокредит, и карты, и многие другие продукты и услуги. Мы просто его банком станем. Успех швейцарских банков — это их богатая история. А их богатая история — это человек, рождающийся и уже имеющий понимание, какой банк является его банком, это дорогого стоит.

— В любой стране мира есть люди, которые называют кредиты вселенским злом… Давайте пофантазируем и на миг представим, что кредиты из нашей жизни исчезли.
— Любая экономика любой страны очень сильно зависима от потребительского спроса. И наше население уже привыкло покупать, пользуясь кредитным ресурсом. Хорошо, банки перестали кредитовать — что произойдет дальше? Люди перестанут покупать товары и услуги в том объеме, в котором они привыкли. Они будут копить, копить, копить — на машину через 10 лет — отличный вариант! 10 лет человек копит, складывает, деньги лежат мертвым грузом, ну, инфляцию, быть может, покрывает, если это вклад. Вот представьте — это катастрофа будет, честно говоря. А экономические последствия: встанет производство, торговля, сфера услуг — их продукция вмиг перестанет быть востребована в тех объемах, что и прежде. Многие работу потеряют. У нас модель экономики уже построена таким образом, что потребительский спрос населения высокий благодаря тому, что человек может получить кредит.

«Есть люди, которые принципиально не хотят получать кредиты. Но я очень сомневаюсь, чтобы эти люди хотели бы, чтобы это было желанием населения нашей страны, области, мира. Сами они могут для себя установить такие правила. Но знаете — сытый голодного не поймет, да и голодный сытого тоже».

— Аргументация у этих людей такая: вы живете не по средствам, вы зарабатываете какую-то среднюю по палате зарплату, а живете на более крупную сумму.
— Я категорично не согласен с этими людьми, потому что они не учитывают эффект того же отложенного спроса. Они предлагают, по сути, сделать отложенный спрос. Они предлагают накопить и приобрести. Зачем? Если можно сейчас чуть-чуть выплачивать. Понимаете, все развитые страны живут именно так. В Швейцарии 90% кредитов — это ипотека.

«Я не считаю, что я сегодня могу пойти и купить себе ту машину, которую хочу, без привлечения кредитных ресурсов. Я себе позволить такого не могу. У меня есть ипотека, у меня есть автокредит. Не без этого. Собственно говоря, как и депозиты. У каждого человека должна быть своя модель сбережения, модель потребления».

— Ипотечный кредит влияет на спрос и на объемы строительства? Если сделать ипотеку еще доступнее — это даст возможность переселить больше людей в новые дома?
— Безусловно. И если вопрос касается процентов ставок, то роль государства в данной ситуации очень велика. Я вот иногда декларацию не понимаю: давайте сделаем ипотеку под 3% годовых. А как? Как мы это сделаем? Тогда мы вклады должны привлекать под 1–2%, чтобы у нас осталась маржа. А ведь есть еще расходы, риски мы должны учитывать — не без этого.

— Сейчас же говорят о каком-то фондировании государственном для банков. Чтобы сделать деньги для банков дешевле в необходимых отраслях экономики.
— Если это будет целевое фондирование, мы это сделаем. Если будет специальный фонд, мы готовы работать на определенных заранее условиях. Но это уже сейчас есть. Допустим, ипотека с господдержкой, особенно востребованная в 2010–2012 гг.

«Экономику России в первом десятилетии нового века толкал вперед экспорт, а сейчас он падает. Длительный цикл роста цен на сырье в мире закончился. На довольно высоких уровнях держатся только цены на нефть. Но, думаю, и нефть недолго продержится на сегодняшнем уровне. И это не временные трудности, а новые реалии. И вряд ли стоит надеяться на возобновление роста».

— Сейчас снова активно говорят о кризисе. Он то ли продолжается, то ли начинается, то ли заканчивается…
— Определенные опасения есть. И связаны они в первую очередь с замедлением роста мировой экономики и возможным снижением цен на энергоносители. При переходе к банковскому сектору совершенно очевидно, что ситуация с рисками в банковском секторе ухудшается. С одной стороны риски были и есть, от них никуда не деться. С другой стороны — растущие риски не дают снижаться ставкам по кредитам. Тренд к понижению ставок по вкладам действительно есть, и снижение ставок не способствует привлечению депозитов. А вот что касается кредитов, тут тренд на снижение ставок не совсем очевиден из-за увеличивающихся кредитных рисков. В общем, в следующем году, очевидно, будет сложнее. Но кризиса не будет — он уже есть.

«На недавнем форуме «Россия — Казахстан» я общался с казахами. Они говорят: «Грязно. Очень грязно! Причем грязь начинается с Кольцово. Все классно, аэропорт современный, город великолепный, все хорошо, но грязь».

— А много таких людей, которые в кризис (да и вообще) деньги хранят не на депозите, а, что называется, в чулке?
— Вы знаете, хватает. Людей, которые пользуются банковскими ячейками, очень много. А там хранится не только семейное серебро, золото, там деньги зачастую хранят. Спрос на банковские ячейки растет, соответственно, есть предположение, что и объем хранимых там денег увеличивается.

— Шестой год вы в Екатеринбурге живете. Сейчас, в преддверии «Экспо» и, возможно, ЧМ, много говорят об облике Екатеринбурга. Есть две группы людей: одни считают, что в Екатеринбурге есть все для развития, другие вечно чем-то недовольны. Вы как воспринимаете этот город?
— Я Екатеринбург воспринимаю уже как родной город. Да, я не родился здесь, но я здесь живу уже шесть лет. И, честно говоря, не хотел бы отсюда уезжать. Я отказываюсь от новых предложений, и все уже прекрасно знают — я останусь здесь, на Урале. А побывал я действительно много где и могу сравнивать. Я работал в Сибири, на Северном Кавказе, на Юге России. В Екатеринбурге действительно все есть.

— То есть все идеально и у вас нет никаких претензий вообще?
— Скажу, что меня не устраивает в Екатеринбурге. Грязь, парковки (в городе это реальная проблема) и дороги — вот и все. И переходя к тем мероприятиям, которые, возможно, пройдут в Екатеринбурге, — боюсь, нас не выберут на «Экспо», есть такие опасения. Но если это произойдет здесь, первое, что будет меняться, — это дорожная инфраструктура. Потому что дороги и парковки надо менять. Причем не надо заново их строить. Мосты, подземки — что-то вот такое надо делать. Это небольшие вложения, к этому можно с умом подойти и сделать. Не надо нам в два раза шире делать проспект — это нереально, потому что там дома. Но какие-то небольшие вещи можно уже сделать.

«Грязь, парковки и дороги. Вот это проблемы. А все остальное в Екатеринбурге есть. А то, что люди не улыбыются, — не будет грязи — почему не улыбаться — будут улыбаться все».

— Как вы относитесь к ожидаемым крупным мероприятиям в Екатеринбурге?
— Я знаю о высказываниях определенных — очень уважаемых — людей, которые говорят, что ЧМ, «Экспо» лягут дополнительным бременем на плечи горожан. Да ладно, бросьте! Даже если он ляжет — не страшно! Это пойдут большие вливания денежные в наш город. Все остальное уже не важно. Проведению этих мероприятий предшествуют инвестиции в наш город — это стройка, это дополнительные объекты, гостиницы, дороги, стоянки, это отсутствие грязи в конце концов. И все это — во благо. Ну грешно отказываться от денег. Разумно к этому надо подходить. Надо понимать, во сколько нам потом это встанет… Если сейчас не сделать. Я не знаю ни одну мировую практику, когда люди от инвестиций вообще отказывались. От дорогих, обременительных и неправильных — конечно, но в принципе от денег нельзя отказываться. Если их хотят вложить — я только приветствую, обсуждаю условия. Поэтому любое крупное мероприятие — «Иннопром», ЧМ по футболу, «Экспо-2020» — шанс.

В Казахстане в Астане «Экспо» будет в 2017 г., разговариваю с ними, Астана уже — великолепный, замечательный город. Там действительно красиво, там здорово, он новый, его изначально построили правильно. И вы знаете, несмотря на то что он уже построен правильно, люди ждут инвестиций, потому что понимают, что он будет еще лучше. У нас есть что улучшать. Любое мероприятие — благо для нашего города.

«Екатеринбург — действительно центр России. Из миллионников лучший город. Москву я не люблю, а с Питером сложно сравнивать, он один такой. Пусть другие города меня извинят, но лучше Екатеринбурга нет. Все уступают ему».

За тяжелые штанги и внимательных тренеров Портал 66.ru благодарит фитнес-клуб Extreme Fitness Athletics в ТЦ «Алатырь».

Фото: Антон Буценко для 66.ru