Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Спецрепортаж 66.ru: Посткризисные будни АМУРа

19 августа 2010, 16:00
репортаж
Спецрепортаж 66.ru: Посткризисные будни АМУРа
Фото: Николай Ковалевский для 66.ru, архив 66.ru
Мы постоянно ездим на машинах, но сейчас настало время копнуть поглубже и посмотреть за кулисы автомобильного производства. Портал 66.ru запускает серию репортажей о российских автозаводах.

Первым на очереди — визит на АМУР, старейший и на данный момент единственный автозавод Свердловской области.

Он еще помнит 157-е ЗИЛы и работу на оборонный комплекс СССР. В 1967-м году АМУР (тогда еще Уральский Автомоторный Завод) был запущен как филиал московского ЗИЛа.

До 90-х годов на этом конвейере собирались грузовики разной тоннажности из комплектующих завода Лихачева. Затем перестройка, приватизация, падение Союза…

Сейчас — после череды мытарств, нескольких банкротств и кризиса отрасли, — АМУР вновь пытается встать на ноги.

Первоначальные попытки были успешными: поддержка областного правительства, личная протекция Росселя, контракты с китайскими и индийскими производителями.

На какое-то время конвейер АМУРа был загружен легковой Geely Otaka и Tata — маленьким грузовиком для такого же малого бизнеса

Затем промсборку китайских машин в Новоуральске запретили: негоже отбирать кусок рынка у ВАЗа. Из экспертных источников известно, что запрос на промсборку московским чиновникам направляли пять раз. Вето не сняли, Geely с конвейера АМУРа ушла. Дальше грянул кризис и добил завод: рынок малотоннажных грузовиков просел сразу же и надолго. Так с конвейера ушла Tata.

«Правительство давно забило на завод, тем более ушел Дедушка (Э.Э. Россель — ред.66.ru)», — рассказал бывший сотрудник компании, пожелавший остаться неизвестным. Старую власть бывшие сотрудники любят вспомнить добрым словом: «Пытались найти заказы под гарантии правительства области, пытались как-то не закрыть завод». Пытаются и сегодня: предприятие, по меньшей мере, функционирует.

Сейчас — назад, к истокам: на конвейере АМУРа идет сборка техники на базе старого-доброго ЗИЛа: пожарные, коммунальные, снегоуборочные аппараты

Вот как выглядит их производство.

Общая площадь цехов — свыше 300 000 кв.м. Натуральный industrial: советские рудименты, заводская атмосфера и непередаваемый запах — смесь солидола, ГСМ, запаха железа.

Наша экскурсия начинается с цеха сварки кузовов. Вернее, кабин.

Сюда они поступают в разобранном состоянии

Отдельные элементы приваривают друг к другу рабочие

Затем наполовину готовая кабина идет по конвейеру дальше: на сварку автоматическую

Штампуют детали тоже здесь. Что называется, куют железо, не отходя от кассы

Ворочает тяжеленным прессом хрупкая девушка. Лица не видно — старательно прячется от камеры. От работы ее тоже не оторвать: есть план и его надо выполнить

Общение с прессой только мешает.

Кстати, женщин на заводе немало.

В соседнем цехе соединяют мелкие компоненты кабины. Работа кропотливая, руки — женские

Светлане 26 лет. На заводе почти полжизни: с 16. На тяжелый труд не жалуется: «Надо же было как-то зарабатывать», — рассказывает она

«Персонал на производстве разный, — говорит специалист по маркетингу Екатерина Хайменкова. — Если брать в общей массе, то средний возраст достаточно высок. Как позитивный тренд: на АМУР приходит работать все больше молодежи«

На основной линии конвейера трудятся парни: лет по 20-ть, не более. Ситуация как и у Светланы: надо зарабатывать, а в небольшом городе особо не разбежишься. 10–11 тысяч рублей в провинции, пусть и индустриальной, на дороге не валяются: готовы работать, лишь бы деньги платили вовремя

С этим есть определенные проблемы, — признаются в руководстве завода, — но удается задерживать не более, чем на месяц. Прошлогодних ситуаций, когда долг по зарплате составлял 30 млн рублей, не повторяется.

Конвейер не останавливается: заказы есть, работа идет.

Здесь — главная площадка, где собирают уже весь автомобиль. Сюда приходят по отдельности кабины, рама, мосты, рессоры, двигатель и трансмиссия

К раме крепятся мосты и рессоры…

…затем навешивается двигатель, радиатор, следом кабина

Ну, а потом уже и колеса

Вот этим аппаратом прикручиваются сразу все болты

Автомобиль готов. В данном случае, это пожарная машина. Доукомплектовывать будут в другом месте: еще осталось приладить навесное оборудование, которым занимаются сторонние фирмы

Время сборки одной машины не регламентировано, — рассказывают мастера цеха. На один автомобиль может уйти целый день, может и меньше: все зависит от степени загрузки конвейера.

Загрузка пока есть: выполняются сразу несколько заказов Минобороны. Пожалуй, одна из немногих мер помощи от правительства.

На АМУРе собираются пожарные машины для воинских частей. Отжившее свое ЗИЛы поступают сюда в изношенном состоянии из войск. Здесь их «осушают», то есть, избавляют от технических жидкостей, модернизируют, меняют мотор и другие агрегаты

Вот этому экземпляру 27-мь лет: в войска он поступил в 83-м году. После колдовства на заводе получаются такие машины

Из Новоуральска они разъедутся по воинским частям — бороться с огнем

Кстати говоря, незадолго до нашего приезда на АМУРе побывал мэр Березовского Брозовский. ЧС с лесными возгораниями заставили его лично просить завод выделить несколько машин для тушения.

Говорят, Брозовский уехал с завода прямо за рулем такого автомобиля

Такие армейские пожарные грузовики, переделанные из списанных ЗИЛов, для использования в городах не предназначены: не соответствуют ГОСТу.

Кабина должна быть двойной, чтобы возить весь пожарный наряд. Но для сельской местности, считают в руководстве завода, такой вариант подошел бы идеально: стоимость небольшая (около миллиона рублей), а для работы на поселок или деревню сдвоенная кабина и не нужна. По меньшей мере, такая машина была бы эффективнее нашумевшей рынды.

Но закупать массово их никто не торопится. Равно как и обычные пожарные машины. О том, что на АМУРе таких грузовиков в наличии полно, да еще и заказать можно, власти разного уровня вспомнили почему-то только в середине лета, когда полыхало вообще все.

Управляющий заводом Юрий Афанасьев ожидает, что уж теперь-то заказов точно будет много: жареный петух клюнул.

И так, говорит Афанасьев, постоянно: массовые заказы на пожарные машины бывают только после стихийных бедствий, на снегоуборочную технику — после бесконечной многоснежной зимы. На этот год снегопогрузчиков продано больше, чем обычно.

Вот они, кстати. Собираются здесь же, в отдельном этом цехе
Объемы выпуска мелкосерийные, хотя на уборку даже одного Екатеринбурга таких аппаратов все время не хватает. Почему-то.

На такую технику пока и делается ставка: за счет госзаказов и тендеров на коммунальную технику можно существовать вполне сносно. Но планы завода этим не исчерпываются: на очереди сборка грузовиков Renault Trucks и дальнейшее сотрудничество с китайскими производителями.

Репортаж: Кирилл Зайцев
Фотограф: Николай Ковалевский