Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Уральские сказы, Volvo и Пикуленко

29 июня 2010, 08:01
тест-драйв репортаж
Компания Volvo устроила автопробег по местам бажовских сказов. На поиски приключений и хозяйки медной горы отправился и наш коллега, Константин Георге.

— В холле гостиницы тебя встретит человек в красной куртке Pirelli, это и будет Пикуленко, — напутствовал меня главный редактор. — Знаешь, как он выглядит?
— В принципе знаю, но еще раз посмотрю в Интернете.
— Пообщаешься с ним, потом присоединишься к автопробегу на автомобилях Volvo. С тобой поедет журналист, из какого-то гламурного издания.

О чем мы будем с этим гламурным журналистом разговаривать? Он, наверное, понимает в автомобилях столько же, сколько я в гламуре.

Вчера машины вернулись поздно и все в грязи, но с утра они снова чистые и красивые, хоть снова пачкай

Во внутреннем дворе гостиницы стоит несколько автомобилей Volvo. В основном это ХС, 60, 70, 90 и несколько S80. На бортах у всех наклейки: «Тропою уральских сказов», «В гости к Хозяйке Медной горы», Москва — Екатеринбург — Невьянск — Полевской.

У этого мероприятия целых три названия: «В плену крутящего момента», «Тропою уральских сказов» и «В гости к Хозяйке Медной горы». Очень удобно для журналистов

Почему Volvo? И почему Урал? У шведской компании обновилась линейка бензиновых и дизельных двигателей. ХС60 и ХС70 получили дизель D5 твин-турбо, на семидесятку теперь ставят и 285-ти сильный Т6, а ХС90 и S80 получили мотор V8 с крутящим моментом как у суперкаров 440 Н.м. Чем не повод представить журналистам все эти силовые агрегаты в одном автопробеге. А Урал для москвичей как выясняется — экзотика! Я попал на второй и заключительный день этого мероприятия.

У дома и автомобиля разные стили, а у их создателей разные понятия о красоте, но смотрится гармонично

Ну, вот и человек в красной куртке.

— Сан Саныч?
— Он самый!

Поговорив о тонкостях журналистики, мы с Сан Санычем перешли на общие автомобильные темы.

Спрашивать у гуру Пикуленко, что брать Honda или Mazda, или какой автомобиль посоветуете за 450 тысяч рублей, я не стал. Решил спросить, что-нибудь поглобальней!

— Как вы считаете, российский автопром выживет? И нужен ли нам вообще собственный автопром?
— Конечно, нужен. И он будет жить!
— А что вы считаете российским автопромом? Шушарские Toyota, это российский автопром?
— Российский. Отверточная сборка будет развиваться, а процент местных комплектующих будет расти. Со временем это и будет российский автопром.
— Но вот главный редактор «Авторевю» Михаил Подорожанский считает, что калининградский BMW это немецкий автомобиль, а Logan, пусть и собираемый в Москве, автомобиль французский.
— Ну, пусть он так считает.
— Китайские автомобили со временем завоюют мировое господство?
— Нет, китайцам это не нужно.
— Сан Саныч, а кто, по-вашему, победит: электромобили, гибриды, двигатели, работающие на водороде?
— Никто, появятся новые технологии. Мне, например, довелось ездить на автомобиле с пневматическим двигателем, где в цилиндры подается сжатый воздух, экологичней не придумаешь, но для нашего климата он не подходит. Замерзнешь в такой машине.

«А водород мы будем получать из компоста!»

Пора в путь-дорогу. Мой «гламурный» напарник Денис Орлов, автомобильный обозреватель мужского журнала GQ. Но, оказывается, он еще пишет статьи для «Авторевю»! А раньше работал в издательстве «За рулем», причем, в тесном сотрудничестве с корифеем отечественной автомобильной журналистики Львом Шугуровым! Вот тебе и поговорить не о чем!

Наш автомобиль, ярко-красный ХС60 с бензиновой рядной турбо-"шестеркой» мощностью 285 л.с. Кроме меня и Дениса, в экипаже представитель компании Volvo Cars — Екатерина Щербинина.

В машине, как оказалось, нет роудбука — такой книги, где отмечены все повороты и контрольные точки.

Екатеринбургские журналисты, ездившие на этом ХС60 вчера, похоже, взяли на память красиво оформленную полиграфию. А у меня нет с собой паспорта, без которого не пустят на завод, его посещение запланировано программой мероприятия.

Наш маршрут лежит в город Березовский. Ладно, до Березовского, который москвичи упорно называют БерезОвским, я и без роуд-бука доведу, а там уже сориентируемся. А вот за паспортом надо ехать на Химмаш, может, не стоит время терять?

— Едем, это же не Москва, тут все близко, — говорит Катя.

Почти на всех стоянках нас ждут штандарты и растяжки спонсоров

Турбовый двигатель рвет и мечет. Нужно только помнить, что подвеска у автомобиля сугубо кроссоверовская и на тропе уральских сказов ее легко пробить.

Низкопрофильные шины Pirelli в этих условиях только ухудшают ситуацию. А вот Сан Саныч их очень хвалил после вчерашнего слалома по мокрым дорогам.

Пока ездили за паспортом, пока искали конечный пункт с помощью навигатора, который толком направление не показывает, а только отмечает приближаемся мы или удаляемся от объекта, московские коллеги, вооружившись кирками и лопатами, уже накопали «самоцветов». Кто с ноготь, кто с добрый булыжник такой, что в одной руке не удержишь. Уж не знаю, как эти минералы «совершенно случайно» попались на пути столичных жителей, но гости довольны.

Красивые у нас места!

Шлифуя забитыми грязью покрышками наклонный край плотины и напрягая Haldex, разворачиваемся и держим путь на золоторудную шахту Северная. Шахта действующая, но на нее водят экскурсии.

Всем настоятельно рекомендуют одеться теплее, под землей 0 градусов, и не забыть шахтерские каски. Спускаемся вниз по широченным ступеням с большим перепадом по высоте.

— Кто у вас тут ходит? Горный тролль?!

В подземелье есть электрический свет, но его включают не сразу, в первые минуты горят только фонарики на наших касках, да парафиновые свечи закрепленные вдоль стен. Полумрак, холод и сырость создают должный эффект.

Сегодня шахта истощилась, и чтобы получить 2 грамма золота, нужно перелопатить тонну руды.

— А сколько граммов золота используется в катализаторах ваших машин? — спрашиваю у представителей Volvo.
— Да немного, граммов пять.
— Ого, да это же две с половиной тонны руды.

Гуру Сан Саныч и Великий и Могучий (как о нем отзывается Пикуленко) Денис Орлов

Выбравшись на свет божий, едем обедать. Как таковой парковки возле кафе нет, выстраиваемся вдоль обочины. Наш автомобиль снабжен камерой заднего вида, парковаться с помощью которой так же легко и удобно, как надевать туфли с помощью «ложечки».

Вращаешь рулем и направляешь виртуальные колеи прямо в колеса позади стоящего автомобиля. Система отслеживает и расстояние до обочины, в результате, с правой стороны пассажиры смогут выйти, поставив ногу перпендикулярно к бордюру, а не выворачивать ступню. Между припаркованными автомобилями достаточно места для того, чтобы спокойно пройти или открыть заднюю дверь.

Следующий город Полевской. Нашелся запасной роуд-бук. Напрямик через поселок Рудный, там огородами и на Полевской тракт. На этом отрезке даже есть «достопримечательность»: бетонная пломба в земле с табличкой «Сибирская язва 1979 год». Дивитесь, столичные жители, на «ужасы нашего городка».

Все системы, которыми гордится самый безопасный в истории Volvo, активированы. Но сигнал, предупреждающий о пересечении разметки без включенного поворотника, звучит редко. Во-первых, потому, что имею привычку этот самый поворотник включать, во-вторых, потому, что с разметкой напряженка.

Под лобовым стеклом практически постоянно горит «стоп-сигнал», предупреждающий об опасном сближении с впереди идущим автомобилем. Хотя какое тут опасное сближение, метров 60–70-т! Но вот в вялотекущем потоке заговорился, отвлекся и почти догнал идущие впереди Жигули. Красное свечение вспыхнуло ярче и гаркнул звуковой сигнал, рефлекторно бью по тормозам. Все-таки, полезная штука.

Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал

В Полевском планировали посетить завод, чугунную часовню и солнечные часы, но выбились из графика, так как основная часть нашей группы потеряла время в пробках. Можно было, конечно, вести их за собой напрямик, а не по книге. Можно. Если бы они раньше нас не уехали.

Потому проносимся мимо всех этих достопримечательностей и останавливаемся только в конечной точке маршрута — большом поле около дороги, где стоит одинокий шатер. Ждем остальных. Когда все собрались, нам показалась сама Хозяйка Медной горы. Хозяйка обещает каждому исполнить заветное желание при одном условии — материальных благ не просить. Потому Хозяйка гарантирует: кому найти свою любовь в течение года, кому добрых гаишников, а кому и мир во всем мире.

После исполнения желаний наступает время сюрприза от Volvo: на поле приземляется вертолет Ми-8. В вертолете другая группа журналистов, они сядут в наши машины и продолжат автопробег, а для нас это финальная часть.

Перед приземлением Ми-8 сделал круг над полем, осмотрел площадку

Никогда раньше не летал на вертолете. Почему-то вспомнился фильм «Крепкий орешек», тот момент, когда агенты ФБР летели на крышу небоскреба Накатоми разбираться с террористами.

— Это напоминает мне Сайгон, — крикнул особый агент Джонсон.
— Я тогда только в школу ходил, — широко улыбнувшись ответил просто агент Джонсон.

Московским ребятам не чуждо чувство симметрии и композиции

Свист огромных лопастей и летящая в разные стороны трава. Вертолет оторвался от земли и развернулся в сторону Полевского. Поднимаемся на высоту 200 метров, немного, но выше, чем птицы парящие над полями. Мы летим над заводами и девятиэтажными домами, коллективными садами и лесными просеками. Одна высоковольтная линия перебирается через острый как шип бронтозавра хребет, его почему-то не стали взрывать.

— Денис, смотри это и есть Уральский хребет! — кричу я.

Погода безветренная, и вертолет идет ровно

Два раза левым и правым бортом прошли над Ганиной ямой, пролетели над Мегой и новостройками, где ранней весной я тестировал для портала черный Volvo ХС60.

Самое сильное впечатление произвели карьеры и новые дороги в районе Краснолесья. Последние удивили тем, что имеют фонари освещения, дорожные знаки и пешеходные переходы, но никуда не ведут! Просто обрываются и все, да и вести-то их особо некуда, впереди постройки.

Сели в аэропорту Уктус. Причем, сели по-самолетному: Ми-8 плавно приземлился на взлетно-посадочную полосу и покатился по ней, пока не вырулил к главному зданию аэропорта. Наверное, садиться сразу возле аэровокзала запрещено.

Вот и все? Нет, у меня еще призовая игра


— Извините вы ведь местный? — спрашивают ребята из интернет-газеты Дни.Ру. — Не покажете нам какой-нибудь песчаный карьерчик или еще что-нибудь подобное, хотим на бездорожье поснимать.
— Ну, карьерчик вряд ли, но более-менее пересеченную местность найдем.

ХС70, который ребята хотят загнать на бездорожье, оснащен регулируемыми амортизаторами и идет значительно мягче шестидесятки, у которой была обычная подвеска.

А вот в динамике, по моим субъективным ощущениям, универсал повышенной проходимости, оснащенный тем же двигателем, почему-то проигрывает.

Несмотря на заявленный производителем дорожный просвет 210 мм, длинная колесная база (2815 мм) сильно ограничивает геометрическую проходимость машины. На иных перегибах универсал задевал порогами. Последнюю горку брали с ходу и по диагонали, пороги не повредили, но автомобиль сначала подбросил вверх передок, потом ухнул на передние колеса. Вышли, посмотрели — все хорошо.

Напоследок, уже у гостиницы, еще разок удалось пообщаться с Пикуленко. И тут произошел интересный случай. Идем по улице, беседуем, навстречу человек.

— Здравствуйте, Сан Саныч! Я вас знаю, каждый день вас на «Эхо» слушаю.

Во дает! Он даже не сомневался: Пикуленко, не Пикуленко? Знаю и все тут. А я лишний раз смотрел в Интернете…

Текст: Константин Георге. Фото: Volvo