Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Ты ж девочка!» Каково быть гонщицей и валить боком на 170 км/ч

«Ты ж девочка!» Каково быть гонщицей и валить боком на 170 км/ч
Фото: команд-участниц
Выпускница УрФУ и Cass Business School (Лондон) Екатерина Набойченко делала завидную карьеру в «Норникеле» и «УГМК», потом все бросила, ушла в сольное плаванье и увлеклась автоспортом.

Теперь у нее Toyota Altezza (750 л.с.) вместо корпоративного «Мерседеса Е-шки», огнеупорный комбинезон вместо делового костюма и плановых трат в районе 5 миллионов за сезон, которые еще надо где-то достать.

Фото: 66.RU

Екатерина Набойченко, 26 лет
Пилот Russian Drift Series (RDS), дебютант в кольцевых автогонках на классических автомобилях в рамках DeWALT Grand Prix

— У большинства пилотов был какой-то спусковой крючок: кто-то в детстве болел за Мэнселла, кто-то фанател от «Colin McRae Rally», кто-то увидел на курорте картодром и решил связать жизнь с автоспортом. Что в твоем случае было таким вот триггером?
— Не было такого момента, который бы взял и все перевернул, но с детства была тяга к механике, к автомобилям. Мне еще не исполнилось трех лет, когда я пересела на двухколесный велосипед — просто своими руками открутила два колеса от четырехколесного.

А когда мне дарили кукол на день рождения, случались истерики! Я ненавидела кукол, они меня совершенно не интересовали, другое дело — подъемный кран или машинка! Это были самые желанные подарки. Еще в детстве я мечтала о педальной машинке, и я до сих пор не понимаю, почему родители мне ее не купили, хотя, объективно, возможность у них была.

— Травма на всю жизнь!
— Возможно. Может, я сейчас компенсирую вот ту несбывшуюся мечту о педальной машинке.

— Когда в итоге села за настоящий руль?
— В дошкольном еще возрасте: папа посадил меня на колени и дал порулить. А совсем осознанно я села за руль в 12 лет — это была машина с механикой, мамин VW Golf. Проехала, наверное, свои первые сто метров.

— Удачно?
— Нет. Как и все мои начинания, поначалу шло очень-очень туго.

— И как в итоге пришла к гонкам? Все-таки страсть к технике может вылиться во множество вещей — от авиамоделирования до велоспорта. Но ты почему-то выбрала именно дрифт.
— Дрифт — это достаточно весело, эмоционально. И, в отличие от других видов автоспорта, он не требует подготовки длиной в жизнь. Если ты участвуешь в кольцевых гонках, в ралли, в других дисциплинах, то для достижения каких-то результатов, надо начинать с детства. В дрифт же люди приходят и в 40, и в 50 лет и, в принципе, справляются, потому что там не то чтобы легче, но просто меньше нюансов, чем в том же кольце, где нужно чувствовать автомобиль, где нужно быть роботом.

— Тебя кто-то привел или это была только твоя инициатива?
— Только моя, никто не приводил — наоборот, все друзья, родственники, коллеги отговаривали, крутили пальцем у виска, не понимали, зачем мне это, ведь «я же девочка». Слышу это постоянно, но что поделать: ради своей мечты приходится закрывать глаза на мнение других людей.

— И тут мы немного уйдем в сторону. У тебя очень крутое образование, обалденная карьера на зависть многим. Ты работала в металлургии, но ушла в частную практику, еще и гоняться начала. Почему?
— Металлургия меня всегда увлекала. Это действительно интересно. Как говорил мой дедушка, «ты отлил чугун — это твой чугун». Поработав в этой отрасли, я поняла, что он имеет в виду: когда ты погружен в производство, что-то создаешь и можешь это потрогать — это действительно круто.

Но работа в металлургии, тем более в таких крупных корпорациях, подразумевает очень плотный график, который не позволяет заниматься чем-то кроме работы. Я и сейчас много работаю, летаю по несколько раз в неделю, но теперь я могу себе позволить взять три дня выходных и уехать на соревнования. Плюс, я поняла, что потолок моего развития выше, чем мог бы быть в металлургии.

— То есть «или-или»: если бы ты осталась в металлургии, то не смогла бы делать гоночную карьеру?
— Думаю, да. Конечно, из «Норильского никеля» никто бы меня не отпускал на несколько дней гонять, там это совершенно невозможно.

— Сейчас ты занимаешь консалтингом?
— Да, у меня консалтинговая компания.

— То есть учишь бизнесменов делать бизнес?
— Не бизнесменов. Я работаю со стартаперами. Это, как правило, совсем молодые люди с головой на плечах, но которые пока не совсем понимают, как им свои гениальные идеи превратить в деньги. Может, некоторые из них и не ставили цель заработать, просто у них появились некие инновационные идеи, с которыми они приходят ко мне, и мы выясняем, чего им не хватает для того, чтобы эти идеи выстрелили. Я им помогаю: мы делаем финансовые модели, презентации, ищем инвесторов, партнеров.

— Можешь провести параллели между стартапом и твоей гоночной карьерой? Можно рассматривать тебя как стартап?
— Моя гоночная карьера — это не что-то уникальное, поэтому сказать, что это стартап, нельзя.

— В твоем случае к чему ближе гонки — бизнес-проектам или хобби?
— Не приведи бог, чтобы мои бизнес-проекты были такими же, как моя гоночная карьера! Если мой бизнес будет в таком же диком минусе, то все кончится очень плохо.

Нет, конечно, это не бизнес.

Бизнес надо делать с холодной головой, с трезвым расчетом, а в автоспорте все по-другому. Буквально на днях считала стоимость участия на этапе в Рязани. Каждый раз при таких расчетах я прохожу через 4 стадии: сначала пишу на бумаге все цифры, потом идет стадия отчаяния, когда смотрю на них и пла́чу. Затем успокаиваюсь и начинаю думать: «ОК, не буду тратить эти деньги на дрифт, потрачу на что-то другое. Но это другое даст мне такие же эмоции, которые дает дрифт? » На этой стадии приходит осознание, мол, да и шут с ним, найду я эти деньги и поеду на этап! Ну, а после этапа производишь финальные расчеты и понимаешь, что потратил в два раза больше, чем планировал.

— Давай о цифрах: сколько стоит проехать сезон в RDS?
— Этот сезон — порядка пяти миллионов рублей. Но это достаточно средние расчеты. Эти цифры можно раскидать, на чем-то сэкономить. В целом, на этап у меня уходит порядка 30 колес, но где-то есть дополнительный тренировочный день, а это еще +10 колес или 8 тысяч рублей/колесо. Машину нужно привезти, нужно увезти; машину нужно заправить, масло после каждого этапа надо менять, механиков надо содержать, взносы оплатить, ну и по мелочи…

— Прости за цинизм, но откуда 5 миллионов у девушки-пилота? Бизнес-тренеры так хорошо зарабатывают, или за тобой сильная спонсорская поддержка?
— Спонсоров с деньгами у меня нет, пяти миллионов у меня тоже нет. Поэтому сезон-2018 я еду не полностью. Пытаюсь каждый этап просчитать, оплатить, но проеду не все: выступала в Москве, точно выступлю в Рязани и, наверное, в Нижнем Новгороде. Но, например, на этап в Сочи денег нет, хотя очень хочу его проехать.

Для этого я использую все методы заработка — например, читаю лекции. Да, деньги небольшие, но 30–40 тысяч рублей я заработать могу. А что это значит? Пять колес!

И чтобы закрыть тему про пять миллионов.

Иллюзиями себя не тешу, таких денег на сезон я не заработаю. Но что-то смогу. Да, приходится многим жертвовать: например, хочу «Мерседес». Е-класса. Белый. Давно мечтала, и когда появилась возможность, купить его, поняла, что мне надо менять машину для дрифта. С «Мерседесом» пришлось повременить. Дальше. Я не помню, когда последний раз покупала себе одежду. Когда последний раз была в отпуске. В общем, не помню, когда последний раз я позволяла себе какие-то излишества.

— Я так смотрю, дрифт сегодня — одна из самых дорогих из любительских дисциплин: за эти деньги ты можешь поехать в серии MitJet, в MX5CUP, даже в Российской серии кольцевых гонок на старт выйти! И тут мы опять возвращаемся к вопросу: какие такие эмоции дает тебе дрифт, что ты готова даже переплачивать?
— Дрифт — это большая семья, тусовка, куда просто приятно приезжать и общаться. Все пилоты дружат, отлично друг к другу относятся. А вообще, чтобы понять, чем крут дрифт, надо попробовать. Вот пока не разгонишься до 170 и не затянешь ручник, не поймешь.

Заезд в дрифте длится 30 секунд, но за эти 30 секунд ты успеваешь столько всего пережить, столько всего испытать… Это классно, мне такие эмоции ничто больше не дает. А уж когда я в этом году проехала квалификацию на 90 баллов… В жизни не была такой счастливой!

Ну, и не буду отрицать момент самолюбования какого-то. Дрифтеры и те же кольцевики — очень разные люди. Все-таки дрифтеры — это шоумены со своими какими-то комплексами, которые хотят признания.

— А ты?
— И я. Может, я пытаюсь таким образом нивелировать эти комплексы. Но получаю кайф и в те моменты, когда езжу без зрителей.

— Не могу не спросить о том, что у всех на слуху: сексизм, объективация, харассмент в конце концов! Насколько тяжело быть девушкой в паддоке, где одни мужики?
— Чувствую себя вполне гармонично, более того, не ощущаю себя прямо девушкой — я уже настолько стала «пацаном», что нет никаких проблем. Конечно, я не буду с механиками курить и материться, не забуду сделать маникюр, а еще в отличие от многих пилотов хожу в душ между заездами. Но какой-то белой вороной себя не ощущаю.

— Не замечала в свою сторону пошлых грубых выпадов, тем более — приставаний?
— У нас все мужчины приличные. Шутки бывают, но в рамках дозволенного.

— Насколько тяжело в таком окружении оставаться девочкой: все-таки у тебя есть свои потребности в плане внешности — жертвовать этим не приходится ради гонок?
— За макияж никогда не заморачивалась — я толком краситься не умею. С прической так же: голову высушила и пошла. На этапах выглядишь вообще удручающе: мало спишь, много нервничаешь. Не могу сказать, что обращаю на это внимание. Нет мне до этого дела.

— Дрифт — это спорт, нагрузки, для которых надо держать себя в форме. Насколько тяжело даются физические тренировки?
— Нагрузки серьезные: за время подготовки к сезону я сбросила 6 килограммов, при том что лишнего веса у меня нет, терять и так особо нечего, но 10% массы потеряла. Порой бывает сложно, когда температура в салоне достигает 70 градусов, и ты едешь с одной мыслью: «Как бы не отключиться!»

Сказать, что я для этого делаю какие-то специальные тренировки, я не могу. Но я раньше активно занималась спортом — теннисом, боксом, и мне моих физических данных пока хватает.

— А ты в принципе отдаешь себе отчет, что «Motorsport can be dangerous»: ты рискуешь, в том числе жизнью. Держишь это в голове, когда выходишь на старт?
— Двоякое у меня к этому отношение. С одной стороны, дрифт — очень безопасная дисциплина: скорости не сильно высокие, соревнования проходят на трассах с большими зонами вылета, тебя защищает каркас безопасности, шлем, и надо постараться, чтобы что-то с собой сделать. По сравнению с кольцом это супербезопасный вид гонок.

Но в какой-то момент бывает такое, что я стою на старте и понимаю: у меня в руках — машина массой больше тонны, которую я сейчас разгоню до безумных скоростей, и сказать, что это так же безопасно, как гулять по парку, я в такие моменты не могу.

Но я всегда отдаю себе отчет в том, что я делаю. Да, я еду агрессивно, но никогда не делаю того, что я не контролирую.

— Как тебя занесло в кольцевые гонки, еще и на классических автомобилях?
— Бо́ком, конечно! Все мои первые тренировки были после дождя, каждый поворот проходила в скольжении и ничего не могла с этим поделать. Более того, я не понимала ни траекторий, ни точек торможения, не понимала, можно ли дергать так манивший меня ручник — вопросы действительно были!

Вообще, все произошло очень спонтанно: мы общались с Ильей Кашиным, директором Russian Racing Group, и он спросил меня, не хочу ли я проехать кольцевую гонку? Я согласилась, он тоже. Думала, он шутит, а он не шутил! Так я оказалась в Бикерниеки (Латвия) на классических кольцевых автогонках за рулем ВАЗ 21013.

— … Где с ходу финишировала на 4-м месте.
— Давай говорить прямо: на 4 из 6 мест в классе. Так что это не какое-то великое достижение.

— Но это и не 6 из 6.
— Да, к тому же это профессиональное соревнование, где все пилоты опытные, возрастные даже — 40+ в основном, и я там была самая молодая. Все равно горжусь этим достижением.

Фото: команд-участниц

— Что в тебе поменялось за 13 месяцев в гонках? Что автоспорт дал в личностном плане?
— Много чего поменялось: я стала по-другому смотреть на себя, по-другому смотреть на многие вещи. Если поначалу болезненно реагировала на осуждение людей, на критику, сейчас научилась все воспринимать совершенно по-другому. Поняла, что как бы хорош, успешен ты ни был, осуждение и критика будут присутствовать. Более того: чем ты успешнее и талантливее, тем больше осуждения и критики получишь.

Но точно могу сказать, что если ты что-то делаешь, а над тобой смеются, тебя обсуждают, тебя осуждают — 99,9% ты все делаешь правильно!

— Какая конечная цель? Ты гоняешься, чтобы — что?
— Пока не могу точно сформулировать — аппетиты растут по мере моего вовлечения в эту историю. Изначально моей мечтой было просто выехать хотя бы на один этап RDS. Когда я туда приехала, моей целью было хотя бы пройти техническую комиссию. Когда я ее прошла, то бегала по паддоку и радовалась.

Это, мне кажется, очень важно: уметь радоваться любой мелочи.

Потом поставила себе цель заработать хоть какие-то баллы. И когда получила первые 16 очков, сходила с ума от счастья. Потом была цель пройти квалификацию, потом — попасть в «топ-32», и вот так потихонечку аппетиты растут.

Сказать, что если не стану чемпионом, то не самореализуюсь, я не могу. В любом случае, получаю удовольствие от процесса. Но и сказать, что езжу, просто чтобы ездить, тоже не могу.

На этот сезон цель — показать всем, что я не просто так сюда приехала. А дальше посмотрим.

Роскомнадзор убил Telegram-бота 66.RU.
Подписывайтесь на резервный канал.