18 декабря 2013, 14:30

Строй сам. Ровняем стены и клеим обои на потолок

Строй сам. Ровняем стены и клеим обои на потолок
Фото: Сергей Логинов для 66.ru
В очередной серии строительного спецпроекта мы вместе с мастерами отделки будем превращать серую бетонную коробку в квартиру.

Внезапно оказалось, что мы с фотографом уже шесть месяцев колесим по шумным екатеринбургским стройкам в поисках работы. «Внезапно» — это потому, что в круговерти забот мы толком не заметили, как прошло множество этапов возведения дома: от расчистки площадки и закладки фундамента и почти до самого финала. Теперь едем на уже знакомую стройку жилого комплекса на пересечении улиц Краснолесья и Михеева для того, чтобы научиться внутренней отделке.

Комплекс зданий, где еще летом мы заливали бетон в опалубку, строители почти закончили: краны разобрали и перевезли чуть дальше — на новую стройку будущего микрорайона.

Здесь, на пяти подъездах, сейчас полным ходом идут внутренние работы.

У одного из этих подъездов нас встретила прораб Ольга. В ее подчинении на этом объекте — 132 человека: плотники, бетонщики, маляры и штукатуры. На морозе Ольга коротко объяснят нам фронт работы на сегодня.

Ольга Гомзикова, производитель работ:

— Мы тут работаем на общей площади в 12 тыс. квадратных метров. Управиться должны за три с половиной месяца — от квартиры к квартире, с этажа на этаж. Работаем поэтапно. Первыми заходят штукатуры и ровняют стены. Следом идут бетонщики. Они заливают полы стяжкой. Потом плотники устанавливают откосы, подоконную доску, обшивают гипсокартоном, если надо. А дальше — наклейка обоев, покраска, ламинат и двери.

В общем, подчиненные Ольги превращают серую бетонную коробку во вполне себе пригодное для жизни пространство. Как-то так:

Но все по порядку. Первым делом отправляемся ровнять стены шпателем. Любой переживший ремонт примерно знает, как это делается. Я знаю. И я ненавижу шпаклевать. Потому что у меня это получается медленно и криво.

Но эксперимент есть эксперимент. И я хватаюсь за ненавистный шпатель, приступаю к работе в помещении будущей ванной.

Чего и следовало ожидать: криво и долго.

Сжалившись надо мной, профессиональная труженица шпателя показала, как надо.

В общем, весь секрет в том, как держать инструмент. Если прижать шпатель с тыльной стороны большим пальцем, процесс идет заметно быстрее и проще. Я все равно продолжаю копаться, но выходит намного ровнее и аккуратнее.

Навозившись со шпателем, перехожу к более привычной работе. Буду клеить обои. Но не на стены, а на потолок. И вот это вообще непривычно.

Руководит процессом маляр-бригадир Ульяна. Ее, похоже, мое появление на площадке не смущает. Мужиков, говорит, здесь маловато.

Ульяна Сидорова, маляр-бригадир:

— Девчонки, конечно, в основном работают. Мужчины ведь такое не любят. Им тяжелый труд интереснее. А клеить обои и красить не хотят. Так что без них справляемся. Хотя вот вы высокий — пригодитесь.

Высокий я с трудом поместился в пространство между рассчитанными на стреднестатистического человека козлами и потолком. Выгнув спину, пытаюсь не только удержать равновесие, но и аккуратно приладить полотна обоев на потолок: стык в стык.

Это у меня выходит куда легче, чем шпаклевка. Я полагал, что наклеивать обои на потолок — это очень странное занятие. Зачем вообще пытаться этот делать, если неудобно, сложно, да еще и закон всемирного тяготения явно против тебя? Но нет. В паре вполне себе ничего. Получается.

Ульяна Сидорова:

— У меня в бригаде вообще все работают по парам. Так сподручнее. Только шпаклюем по одной. А все остальное — парами. У меня девочки умеют делать все. Я им так и говорю: вы должны уметь все. Поставлю вас штукатурить — должны штукатурить, поставлю красить — будете красить.

Пока я клею, профессионалы красят. Наносят по два слоя на каждую стену и потолок.

А этажом ниже уже укладывают ламинат. Тут, прямо скажем, ничего примечательного. Видели ведь, наверное, сто раз.

Сначала на бетонный пол укладывают полиэтиленовую пленку (для гидроизоляции). Сверху раскатывают шумоизоляционное покрытие.

А потом, как конструктор, кусочек за кусочком складывают сам ламинат — от угла комнаты к порогу.

Меня тем временем перебрасывают на другой фронт работ — ставить двери. Предполагается, что делать я это буду в паре с суровым немногословным плотником. Но мой молчаливый напарник в помощи явно не нуждается.

Он разрешил мне выбить ненужную доску, соединяющую внизу две части дверной коробки.

И, видимо, остался недоволен скоростью выполнения задания. Потому что дальше все решил делать сам. И за считанные минуты приладил дверь:

По уровню установил коробку в проем.

Зафиксировал ее небольшими деревянными чурочками.

Дополнительно разместил в проеме деревянные бруски — чтобы коробка не разошлась под давлением монтажной пены.

Установил саму дверь.

И молниеносно запенил зазоры.

Всё. Остается обрезать вылезшие излишки пены и закрепить наличники. Но это позже.

А раз мы тут не нужны, то и делать нам тут больше нечего. Спускаемся вниз, чтобы отправиться восвояси и больше не мешать людям работать.

Но уже на выходе из подъезда встречаем троих бетонщиков, заканчивающих «пирог».

Пирогом они называют технологию укладки пола. Собственно, весь смысл в том, что он получается трехслойным.

На бетонный пол укладывают пенопласт, армирующую сетку, а сверху закрывают сухим раствором отсева и цемента.

Мы застали финальный этап, объясняет бетонщик Евгений и указывает пальцем на агрегат, рассыпающий раствор по полу.

Евгений, бетонщик:

— Вот эта штука называется рассекатель. В нее от насоса поступает сухая смесь. Мы ее на месте распределяем, выравниваем и поливаем водой.

Работают в наколенниках, потому что практически всю работу приходится делать на коленях. «Так что это обязательный элемент. Без наколенников, во-первых, колени можно простудить, а во-вторых, неудобно просто», — заключает Евгений. Если честно, я даже не знал, что колени вообще можно простудить. Но он явно знает, о чем говорит.

Попрощавшись с Евгением, покидаем стройплощадку. Наверное, еще вернемся. Жаждем, к примеру, суровой работы на улице в зимнюю стужу. И постараемся напроситься.

Фото: Сергей Логинов для 66.ru