Раздел Общество
16 сентября 2014, 16:48

Все здоровы. В СИЗО опровергли информацию об «умирающем сокамернике» Лошагина

Все здоровы. В СИЗО опровергли информацию об «умирающем сокамернике» Лошагина
Фото: Ирина Баженова, архив 66.ru
Руководство следственного изолятора и известный арестант развязали информационную войну.

В СИЗО-1 опровергают слова екатеринбургского фотографа Дмитрия Лошагина о том, что его сокамернику не оказывается необходимая медицинская помощь. Речь идет о владельце предприятия «Автогамма» Денисе Половове. По словам Лошагина, он буквально «умирает», но руководство следственного изолятора отказывает ему в госпитализации. «Человек плохо себя чувствует, кашляет, у него много симптомов… Возможно, туберкулез. Ему даже флюорографию не делают. Над ним просто издеваются, пытаются отжать его бизнес», — рассказал Лошагин.

Как сообщили в пресс-службе ГУФСИН по Свердловской области, сегодня сокамерника Лошагина осмотрел врач и пришел к выводу, что тот не нуждается в стационарном лечении. «Патологий, в том числе туберкулеза, не было выявлено», — рассказали в ведомстве. Здесь также отметили, что в последний раз флюорографическое обследование арестанта было проведено в июне этого года.

Пресс-служба ГУФСИН по Свердловской области:

— Когда обвиняемый П. обращался за медицинской помощью в следственном изоляторе, его осматривал врач, проводились соответствующие анализы, и при необходимости ему назначалось амбулаторное лечение.

Также Лошагин пожаловался, что с начала 2014 года руководство следственного изолятора лишило арестантов сахара, меда, орехов. Все продукты из передач оседают в складских помещениях, говорит фотограф. В ГУФСИН эту информацию также опровергли. Здесь сообщили, что в последний раз Лошагину продукты из передачи выдавались 5 сентября (в ней, в частности, были и сахар, и сухофрукты).

Напомним, Дмитрий Лошагин, которого судят за убийство его жены, фотомодели Юлии Прокопьевой-Лошагиной, неоднократно жаловался на условия содержания в СИЗО. По его словам, в камерах холодно, бегают мыши и крысы, а ремонт в помещении ему пришлось делать за собственный счет. Каждый раз руководство СИЗО выступало с опровержением.