Раздел Общество
7 августа 2014, 19:30

Неучтенные беженцы. Уральские чиновники игнорируют спасшегося из Донецка пенсионера

Неучтенные беженцы. Уральские чиновники игнорируют спасшегося из Донецка пенсионера
Фото: Евгений Лобанов, 66.ru
Александр, вынужденно переселившийся в Екатеринбург, не может встать на учет как беженец.

Александр по образованию инженер-строитель, ему 60 лет, до недавнего времени он жил в Донецке, но вынужден был покинуть родной дом, поскольку оставаться там было слишком опасно.

Когда началась война между ДНР и Украиной, взрослый сын Александра ушел в ополчение самопровозглашенной республики. Мужчина тоже не остался безучастен — возил в осажденный Донецк медикаменты и воду на своем автомобиле. Из города вывозил детей.

На обычной легковушке Александр возил лекарства в Донецк и в Луганск.

Однажды его машина «засветилась» на фотографиях возле штаба ополченцев. С этого дня Александра начали преследовать. Возле его дома стали появляться подозрительные люди, разыскивающие его. На электронку, в почтовый ящик и на сотовый телефон приходили послания с угрозами. Самое обычное послание выглядело так: «Готовься! От пяти до семи лет».

По словам Александра, это обычное наказание за сотрудничество с ополченцами (к таковому относится и поставка медикаментов). За более серьезную помощь силам ДНР можно получить до 12 лет тюрьмы. Пенсионер не стал дожидаться визита украинских силовиков и полтора месяца назад покинул родной город.

Ему повезло: во время перемирия Александр успел проскочить через свободный коридор до российской границы. В то время мужчина не думал, что покидает свой дом надолго. С собой взял в основном различные инструменты, даже теплую одежду не захватил — надеялся вскоре вернуться. Но судьба распорядилась иначе.Теперь в Донецке война, и пенсионер не уверен, есть ли у него квартира.

Еще находясь в Донецке, Александр через интернет познакомился с екатеринбурженкой Верой. Женщина очень переживала за своего нового знакомца и звала его в Екатеринбург: город большой, да и правительство нашей страны обещало встречать беженцев с распростертыми объятьями. Александр принял приглашение Веры и приехал в наш город.

Уральская столица встретила мужчину двояко — теплом простых жителей и полным безразличием чиновников.

Александр:

— Видно, что обычные люди очень сопереживают, поддержка огромная. А вот чиновникам все безразлично. Статуса беженца мне не дают. На работу пытаюсь устроиться, но с этим тяжело — я ж пенсионер, не берет никто.

Временное пристанище Александр нашел в этом старом здании на улице Попова. Здесь располагается фонд помощи беспризорным детям, который по мере сил помогает и украинским беженцам. В особенности таким, как Александр, — тем, кого чиновники отказываются признавать официально.

Вот такой приют для беженцев оборудовали неравнодушные люди на Попова, 16.

Условия в помещении, где живет гость из Донецка, прямо скажем, не фешенебельные. Вера рассказывает, что раньше здесь было вообще плохо, но благодаря сочувствующим комнату с кухней сделали пригодной для жилья.

Вещи сюда принесли сочувствующие. Они же сделали здесь минимальный ремонт.

Пока Александр все свободное время проводит здесь же — сортирует и раздает вещи другим беженцам, вообще всячески старается помочь землякам, так же, как и он, перебравшимся в Екатеринбург. Здесь же трудится Вера. Параллельно мужчина ищет работу и вместе с новой подругой обивает пороги всевозможных ведомств, пытаясь добиться хотя бы временного вида на жительство и обещанной материальной помощи.

Александр:

— Мне повезло, что у меня Вера есть, без нее пропал бы. Она тут все знает, и женщина такая пробивная, общительная. Без нее пропал бы. Сейчас вот вместе помогаем новоприбывшим. Многие же, как и я, уезжали налегке. А попадая в новые условия, теряются.

Вера и правда приняла самое деятельное участие в жизни Александра. Уже на третий день они подали документы в УФМС. Как уверяет Вера, на стенде рядом с 216-м кабинетом, где оформляют беженцев, они прочитали объявление, обещающее украинским беженцам выплату единовременного пособия в размере 40 000 рублей. Но этой суммы Александру не выплатили.

Вера (женщина очень просила не показывать ее лицо: говорит, что родственники и так за нее очень переживают):

— Ничего ему не дали. Насчет оформления документов сказали ждать сообщения — почтой или SMS. А вот насчет статуса беженца и выплат…В общем, сказали, что статуса беженца Александру не дадут. Про деньги и говорить нечего — мне сказали, что могут дать ему 100 рублей. И все. И крутись как знаешь. А 40 000 — это, вроде как, на семью, хотя на стенде ничего такого не было.

Я наведался в УФМС, чтобы найти тот самый стенд, обещающий 40 000 единовременной выплаты, но его не нашел. Веру это не удивило, женщина вспоминает, как спорила с сотрудниками ведомства по поводу этого объявления, — она уверена, что его просто убрали от греха подальше.

В итоге Александру не дали даже 100 рублей. Вера и Александр обращались за материальной помощью и в областное правительство, и в социальные службы — там их отправляли в УФМС.

Вера:

— Я когда в приемной облправительства была, сказала им, что мне стыдно за наш город. Простые люди всем чем могут помогают, а чиновники лишний раз не почешутся. Перед телекамерами-то все орлы, а в разговорах один на один говорят: «А зачем он сюда приехал?». А как же все эти заявления про помощь беженцам? Люди верят, едут сюда на последние деньги, а их за беженцев не признают. И куда им податься? Нам говорят, что статус беженца дают только тем, кому угрожал Порошенко. Так что, нам теперь его самого привезти в качестве свидетеля?

Сейчас Александр ждет временного вида на жительство. Ждет уже больше месяца. Работу пенсионеру найти трудно — как только узнают его возраст, сразу отказывают.

По словам Веры и Александра, таких неучтенных беженцев в Екатеринбурге десятки. Они часто обращаются на Попова, 16, за одеждой, вещами первой необходимости и другой помощью. Через ночлежку, в которой обитает Александр, прошло уже 17 человек — это как пересадочная станция из прошлой жизни в новую. И организовали эту станцию обычные люди, вопреки бездействию властей.

Дверь в пристанище для беженцев всегда открыта. Для всех — висит на одной петле и не закрывается.Но люди, сбежавшие от войны, рады и такому пристанищу. Надеются, что здесь они ненадолго.

Между тем в Кольцово с невероятной помпой встречают самолеты МЧС, доставляющие уже признанных беженцев. А таких, как Александр — самостоятельно добравшихся до Екатеринбурга, — чиновники отчего-то не жалуют.

Фото: Евгений Лобанов, 66.ru