Раздел Общество
8 января 2014, 12:00

Катя Павлова, «Обе две»: «Мне предлагали контракты очень крутые продюсеры — плата была высока»

Катя Павлова, «Обе две»: «Мне предлагали контракты очень крутые продюсеры — плата была высока»
Фото: Ирина Баженова, 66.ru
Почему, оказавшись в нужный момент в нужном месте, вокалистка «Обе две» не воспользовалась шансом попасть в эфир «Нашего радио» и «Максимума» и вообще… начать работать и зарабатывать по-взрослому.

Всего за год группа из Екатеринбурга «Обе две» прошла путь, на который у других уходит много лет. Они проехали с гастролями по всей стране, получили много важных и лестных наград, выстрелили в эфире «Первого канала» с абсолютным хитом «Знаешь, что я делала», потом — со «Смысловыми галлюцинациями» на «Чартовой дюжине», попали на разворот «Русского репортера». Недавно редакция журнала включила Катю в свой альтернативный рейтинг «Новая элита России» (что не просто почетно, но и обязывает).

После распада группы Катя взяла паузу и окончательно обосновалась в Москве. Сейчас она гастролирует вместе с группой «Альфа Бета» и работает над новым проектом «Окуджав», где продолжает делать качественную музыку (здесь она играет на басу). Мы встретились с Катей во время саундчека в клубе Boris Papa Bar, куда она приехала вместе с «Альфа Бета», и спросили, как долго она еще готова выступать в барах и клубах, больших и не очень, и почему на пике популярности «Обе две» не воспользовались возможностью подписать свой первый серьезный контракт.

— «Обе две» — это лучшее, что случилось в уральской музыке за последние пять лет. У вас был отличный шанс для никому неизвестной группы заключить контракт с большими, крутыми продюсерами или студией и работать дальше, перейдя на другой уровень. Но вы им не воспользовались. Почему?
— У нас были предложения со стороны продюсеров. Имена я бы не хотела называть. Крутые, достаточно крутые. У меня все-таки есть некоторая фобия. Не хочется подписывать десятилетние контракты. И потом… Мы так и не нашли причину, по которой нам бы стоило так поступить. У нас все как-то получалось самостоятельно. Заключи мы контракт, наверное, на всех музыкальных каналах крутились бы наши клипы и на радио звучали наши песни. Но мне кажется, там была бы какая-то плата, на которую я не смогла бы пойти.

— Кабала или цензура?
— Конечно. Это всегда процентное какое-то соглашение. Мне хочется самой все делать. У нас была отличная команда. Таня Журавская, наш директор, мы до сих пор с ней сотрудничаем. Это, наверное, на всю жизнь.

— Сейчас вы ездите по стране, выступаете в барах, клубах. Больших и не очень. Это ваш потолок или хочется чего-то еще?
— Свою мечту я уже осуществила. Мне нужно было просто принять решение внутри себя. Я решила, что я хочу заниматься только музыкой и ничем другим. И это серьезно. Мне это приносит удовольствие. И это классно.

— На кого равняется Катя Павлова?
— У меня всегда были большие проблемы с ответом на этот вопрос. Не могу назвать конкретное имя, кумиров у меня нет.

— Значит, вы соревнуетесь с собой, чтобы расти и делать лучше?
— Я не люблю соревнования. Я их избегаю.

— Почему?
— Это нечестно, я считаю. Ты человек, ты живешь на земле сам с собой. И все. А зачем тебе еще какой-то объект, с которым ты сам придумываешь себе взаимоотношения?

— Многие спортсмены говорят, что, когда выходят на дистанцию, то соревнуются не с соперниками, а с самими собой и с секундомером. Иначе не придешь к цели или придешь последним. В этом плане жизнь очень напоминает спорт. Еще это вопрос амбиций. У вас они есть?
— Я не умею себя подстегивать. Мне все должно быть в удовольствие. Через тернии к звездам — это вообще не моя история. Но при этом я очень ответственная перед собой и своим делом.

— Что будет дальше? Если возвращаться к вопросу о неком условном «потолке»…
— Я думаю, что у меня будет много детей и внуков. У меня будет большая, крепкая семья, большой дом с собаками, с деревьями… В старости мы с моим пареньком будем сидеть в креслах-качалках, смотреть на закат и жевать листья коки.

— А музыка?
— Я уже старая буду. Какая музыка?

— Что с «Обе две» сейчас происходит?
— Я пишу песни. Я думаю, что… Я не могу назвать сроки. Эта группа мне нужна. Вот что я могу сказать.

— На что вы сейчас тратите свое время?
— У меня два активно действующих проекта. Это «Окуджав» и «Альфа Бета». «Альфа Бета» — гастролирующий проект, «Окуджав» дописывает альбом. Мы работаем над клипом, над альбомом, сведением. Мне нужно заниматься каждый день на бас-гитаре. Это я делаю в свободное от гастролей с «Альфа Бетой» время. А когда я устаю от этого, я говорю: «Ребята, я пошла гулять в город». И тогда пишу песни для «Обе две».

— Как вас приняла Москва? У вас появилась своя публика, которая всегда ходит на ваши концерты?
— Да, конечно. Я вообще очень люблю Москву и думаю, что у нас это взаимно. А слушатели по всей стране появились. Правда, с «Окуджав» мы пока не выступаем и, наверное, достаточно долго еще не будем выступать.

— В Екатеринбург не вернетесь?
— Нет, у меня все хорошо. У меня не было такого момента, когда я приняла решение о переезде в Москву. Все произошло естественно. Мы поехали в тур. Это было, по-моему, в центральной части России. Поэтому нам логичнее было кинуть платья, гитары где-то в хостеле в Москве, и оттуда уже летать или ездить на концерты.

— Здесь семья. Это важно?
— По родителям, сестре и друзьям я, конечно, скучаю. У меня близкие отношения с родными, поэтому мы и звоним друг другу, и пишем. С сестрой мы редко друг другу звоним, потому что мы очень-очень близкие люди. И когда ты разговариваешь с сестрой по скайпу, то это какой-то подлог. Но сегодня после концерта мы сразу с ней возьмемся за ручки, сядем в такси и поедем к ней домой друг другу плести косички и пить вино.

— Недавно в Екатеринбурге вы сняли клип для группы «Окуджав» на песню «Цирк». Как прошли съемки?
— Клип снимался в кукольном театре. Все произошло очень спонтанно. Мы с Вадиком (Вадим Королев, вокалист группы «Окуджав», — прим. 66.ru) только знали, что хотим, чтобы там был фрагмент танца и чтобы дети из театра Тани (Таня Павлова, сестра Кати, — прим. 66.ru) его танцевали. А где снимать клип, что там будет, какой там будет сюжет… Мы ничего не придумали. Решили просто снять этот фрагмент, и когда придет время, додумать и доделать. Связались со съемочной группой «Цвет». Они согласились в этом поучаствовать, послушали песню, и как-то мы за вечер накидали идей и решили, что снимать это надо. Ребята предложили съемки в поле, потому что песня о счастье и свободе. Хотели вторую локацию сделать в цирке, но там нам помещение не дали, а кукольный театр пошел навстречу. Мы за один день все сняли.

— Вы запоминаете города, в которых бываете с гастролями?
— Редко бывает возможность погулять по городу, потому что у тебя один день на все. Перед концертом мне нужно полежать немного, часа два. Города мы успеваем понять, когда нас везут на машине. Иногда говоришь: «Провезите нас через центр, пожалуйста». Я очень люблю портовые города. Не важно, север или юг. Недавно мы были в Мурманске. Я побывала там впервые. Мне очень понравился этот город. Там живет всего 300 тысяч человек. Это за полярным кругом. У меня до сих пор это не укладывается в голове! Это все так выглядит, как будто… Там прямо чувствуешь, что когда-то был взрыв, а потом образовался ландшафт. И вот океан, и все такое холодное. И вот гора, под ней дом — пятиэтажная хрущовка. Дом на горе — пятиэтажная хрущовка. Серпантин, холодно и порт. А там верфи, баржи... Я это обожаю. Мне кажется, я могла бы работать в порту.

— Может, пора в заграничный тур?
— Я не знаю, как там с русскоязычной музыкой дела обстоят. Ваня (создатель Alpha-Beta Иван Жбанов, — прим. 66.ru) меня, конечно, склоняет к тому, чтобы я начала петь на других языках. Но для меня это противоестественно. Я, конечно, понимаю, что он говорит, и что он говорит дело. Но, думаю, что у меня какой-то там затык в голове. Как только я с ним разберусь, может быть, и напишу что-нибудь на другом языке.

— Как вы находите площадки, на которых будете выступать?
— Чаще исходят предложения от организаторов, потом они связываются с нашими агентами. Если в каком-то далеком городе планируется концерт и для организаторов накладно, чтобы мы просто туда летели и обратно, то мы им помогаем. Подыскиваем гастроли в других городах. Чтобы это было выгоднее для всех. Но обычно мы ждем инициативы со стороны.

— Сколько получают музыканты от легальных интернет-платформ за скачивания и прослушивания?
— С этим помогает Ваня. У него есть даже своя группа юристов. И я ему доверяю… Сегодня в нашей стране это, конечно, копейки. Основной заработок — это гастроли. Но потихонечку что-то сдвинулось в сторону легального скачивания. Но я в подробности даже не вникаю.

— Если бы у вас были деньги, на что бы вы их потратили?
— Я вообще кутила. По барам. Каким — не знаю, где захочется. Меня вчера днем спросили, какой сок я захочу пить вечером. Я чуть в обморок не упала.

— О чем вы мечтаете?
— Я очень счастлива, вот какая штука. И такой голубой мечты сейчас у меня нет. Я тебе рассказала про дом и листья коки — наверное, это и есть мой предел счастья.

— Вы все делаете для этого правильно?
— Это мой внутренний цензор — счастлива я или нет. Если нет, то это значит, что я где-то что-то накосячила. И я должна это решить и сделать что-то получше.

— За что вы себя ругаете?
— За лень и безответственное отношение. Когда на саундчеках начинается какая-то ерунда, то я, конечно, в бешенство начинаю впадать и ругаться на всех… Так, почему звукорежиссера до сих пор нет?

Фото: Ирина Баженова, 66.ru, geometria.ru, видео: afisha.ru