Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Чем хороши уродливые дома девяностых и почему их надо беречь? Пять примеров с комментариями архитектора

30 декабря 2020, 10:30
Чем хороши уродливые дома девяностых и почему их надо беречь? Пять примеров с комментариями архитектора
Фото: Анна Коваленко, 66.RU
Капиталистический романтизм — капром — это особый период в культуре постсоветских государств с 1990-х до конца 2000-х. На стиль сильно повлияла смена социально-экономической модели. Эти перемены отразились на всех областях культуры, но наиболее явно капром можно увидеть в архитектуре. Сейчас постройки этого времени ругают и называют уродливыми. Но, как рассказал 66.RU архитектор Даниил Веретенников, это важная эпоха для всей современной культуры — тогда люди получили полную свободу творчества и совершали такие эксперименты, на которые никто не решался ни до, ни после этого периода.

В СССР доминировали строгие, грузные, мрачные модернистские формы. А в 90-х у архитекторов появилась свобода самовыражения — они стали сочетать разные цвета, формы, материалы. Зодчие руководствовались принципом «нельзя строить, как все, — нужно строить, как никто больше не построит».

Часть экспертов критикуют архитектуру капрома, но есть те, кто признает его отдельной эпохой. Так, питерские архитектор Даниил Веретенников, искусствовед Александр Семенов и урбанист Гавриил Малышев создали Telegram-канал «Клизма романтизма», где наглядно объясняют ценность зданий постсоветской эпохи.

Сейчас у многих при виде построек этого периода возникает только одно желание — снести все. Но, по мнению Даниила Веретенникова, архитектуру 90-х нужно сохранить, так как она остается важным этапом развития культуры, который нельзя вычеркнуть из истории. Специально для 66.RU архитектор разобрал главные памятники этого стиля в Екатеринбурге и объяснил, почему их надо ценить, беречь и никогда не сносить.

Первый капром в Екатеринбурге

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

Здание китайского ресторана «Харбин» на ул. Куйбышева, 38 построили в 1990 году. Его можно считать одной из первых построек капрома в Екатеринбурге. Для этого стиля характерны два направления: первое — это сочетание контрастов (например, классики и хай-тека), второе — стилизация под то или иное направление, страну или культуру. «Харбин» — яркий представитель последнего.

Вообще Екатеринбург находится на стыке Европы и Азии и во многом он именно европейский. Есть отдельные островки Азии — «Харбин» один из них. В городе аналогов такому зданию нет.

Несмотря на то, что в китайской традиции храмы — по образу которых сделали ресторан — принято украшать декоративными элементами, фасады «Харбина» оставили просто серыми. Причин этому может быть две — либо это некий пережиток советского прошлого, либо у строителей просто не хватило денег.

Сейчас здание бывшего ресторана занимают офисы. Весь фасад перекрыт пестрыми баннерами, которые сделали здание менее эстетичным.

Главный символ свободы 90-х

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

Театр кукол, наверное, самое яркое проявление капрома в Екатеринбурге. Тут важно пояснить, что люди не любят капром за то, что «уродливые» постройки возводили на месте прежних, академичных, зданий.

Фото сверху — Театра кукол до переделки. Это было выдержанное здание качественной советской архитектуры с большим витражом. А ниже то, как он стал выглядеть после реконструкции 1996–1998 годов.

Фото: Владислав Фальшивомонетчик, Википедия

С точки зрения академической архитектуры, хуже этого дома сложно что-то представить. У него очень непривычные, невыдержанные пропорции. Крыша сделана ложной черепицей и косит под какую-то историчность. Но само здание состоит из диких рваных форм, и поэтому черепица смотрится абсолютно нелепо. Дешевое синее стекло сочетают с мраморными колоннами — серьезные архитекторы постеснялись бы совмещать такие материалы.

Но такой театр могли построить только в 90-х — сейчас и в советские годы это было бы невозможно. До сих пор некоторые убеждены, что лучше снести театр и воссоздать в первозданном виде. Но это будет лишь попыткой перечеркнуть историю. В здании Театра кукол заложен весь дух свободы 90-х, которая была тогда и у архитекторов, и у заказчиков, и у всех людей — вот она романтика вседозволенности!

Дома-крепости

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

Капром также сильно отразился на строительстве жилых домов. В этот период где-то продолжали возводить панельки, но с ними не придумали ничего нового, а делали в рамках уже существующих серий.

На фоне однотипной застройки появляются дома как на ул. Энгельса, 30 (справа на фото выше). Это здание очень похоже на крепость — такое ощущение дает не только масштаб дома, но и маленькие окна с одной стороны фасада. Жилье стало товаром, и частные архитекторы и девелоперы начали конкурировать за покупателя. Поэтому они прибегают к интересным архитектурным аллегориям. Здесь явно прослеживается аллегория «Мой дом — моя крепость».

Наверное, жителю этого дома должно было казаться, что он под защитой и никакие бандитские разборки здесь его не коснутся. Несмотря на то, что дом не выделяется буйством цветов и материалов — как тот же Театр кукол, — по нему видно, что это продукт новой эпохи.

Еще один такой дом в Екатеринбурге можно найти на ул. Народной Воли, 25 (слева на фото выше). Здесь тоже была попытка построить «крепость». Полукруглые формы на фасаде задуманы как крепостные башни — на самом деле там находятся холодные неотапливаемые кладовки.

Но здесь образ крепости уже не такой цельный. Во-первых, беда капрома в том, что мы никогда не узнаем — специально ли архитекторы выбирали те или иные материалы, замешивая все в одно, или они просто использовали то, что было под рукой. Может быть, архитектор изначально планировал использовать красный кирпич, белый кирпич и бетон, а может, это то, что было в его распоряжении — рынок стройматериалов еще не успел сформироваться. Возможно, он специально сделал имитацию наклонной крыши и элементы классической архитектуры — кантончик, круглую нишу в середине дома, — а может быть, такая идея пришла уже в процессе строительства.

Во-вторых, архитекторы и девелоперы поняли, что хотя образ крепости можно удачно продать, еще более удачно продаются большие окна и балконы. Поэтому образ «мой дом — моя крепость» растворился в большом количестве стекла.

И, кроме того, здесь много визуального мусора, который появился из-за самих жильцов. Все по-разному застеклили балконы и поставили разные рамы. Из-за этого единый облик здания разрушается. Хотя все-таки постройка очень интересная и характерная для своего времени.

Скромный капром

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

Но даже несмотря на всю «волну свободы», которая пошла в девяностые, далеко не все архитекторы были готовы к безумным экспериментам. Например, здание Атриум Палас Отеля построили прямо в разгар развития этого стиля — в 1998 году. Но, с точки зрения капрома, оно менее интересно, так как продолжает советский модернизм. Видно, что этот модернизм уже немного освободившийся, но в целом такое здание могло появиться и в 1980-х, например. Здесь нет каких-то диких контрастов и диких форм.

От капрома здесь только золото на рамах — это присущее стилю желание быть чем-то премиальным.

Капром и конструктивизм

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

Кроме того, уже в конце 90-х — начале 2000-х архитекторы, продолжая экспериментировать со стилем, начинают понимать ценность конструктивизма. Например, дом на ул. Декабристов, 75 — это во многом оммаж на него. Здесь от конструктивизма перешли, в частности, ленточные окна. А в плане здания заложен полукруг — прямо как гостиница «Исеть». Наверное, все это не случайно.

Интересно, что на верхушке здания есть куб. В советское время для художников строили специальные квартиры на последних этажах — там было витражное остекление и окна от пола до потолка. Но то, что мы здесь видим, совсем не похоже на квартиру. Но это точно элемент капрома, по которому можно определить, что дом был построен именно в эту эпоху.