Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
68304 +386
Выздоровели
60815 +396
Умерли
1938 +16
Россия
Заразились
3738690 +19290
Выздоровели
3150763 +19003
Умерли
69918 +456

Как они это сделали? Подробная экскурсия по новому офису РМК с архитектором бюро Нормана Фостера

10 сентября 2020, 13:05
фоторепортаж
Как они это сделали? Подробная экскурсия по новому офису РМК с архитектором бюро Нормана Фостера
Фото: 66.RU
Норман Фостер и его бюро Foster+Partners разрабатывали для России несколько проектов. Для Москвы — самое широкое высотное здание в истории человечества «Хрустальный остров», для Ханты-Мансийска — небоскреб в форме бриллианта. Но воплотить в жизнь удалось только проект в Екатеринбурге — штаб-квартиру РМК. Чтобы ее построить, Foster+Partners разработали и запатентовали новый цвет краски, сделали логотип из миллиона автономных ламп и придумали дизайн всей мебели.

На улице Горького — десятки людей в оранжевых жилетках. Они чинят дорогу, перекладывают велодорожку, приводят в порядок газон. Лавирую между ними на большой скорости, стремясь в новый офис «Русской медной компании». Внутри меня уже ждет Екатерина Спирина. Она большой друг нашей редакции и директор архитектурной студии ROCK. Ее мы позвали, чтобы архитектор разговаривал с архитектором, а вы прочитали диалог профи. Не просто посмотрели фото, а поняли, как это сделано. С нами на видеосвязи один из архитекторов здания Дина Тимарцева, которая не так давно стала младшим партнером компании Foster+Partners.

Фото: 66.RU

— Это, конечно, невероятно, — начала Екатерина, рассматривая холл штаб-квартиры РМК. — Столько чистого белого бетона. Я видела нечто подобное в странах с более гуманным климатом, но сделать такое на Урале — это прям чудо-чудное.

— Идея использовать монолитный бетон, — объясняет Дина, — появилась, когда была разработана визуальная концепция фасада. Мы поняли, что граненые формы здания будут прослеживаться как снаружи, так и внутри. Поэтому решили остановиться на бетоне, с помощью которого эти граненые формы можно создавать.

Фото: 66.RU

На самом деле процесс работы с этим материалом сложен. Для создания нужного нам бетона местный подрядчик организовал отдельную производственную линию.

Фото: 66.RU

— Белый бетон намного дороже, чем обычный, но зато его не нужно штукатурить, чем-то закрывать, красить…

— Более того, бетон — материал очень теплоемкий, а это способствует созданию благоприятного микроклимата внутри помещения.

Фото: 66.RU

— А медь, которая тут всюду? Снаружи стены облицованы треугольными панелями из нержавеющей стали медного цвета. Половина внутреннего дизайна тоже в этом цвете…

— Мы очень много внимания уделяли тому, чем занимается компания, как она живет, как работают ее сотрудники.

Фото: 66.RU

Медь — это стержень компании, поэтому здесь так много медных элементов. На фасадах использована нержавейка, окрашенная методом PVD. Внутри металл с порошковой окраской — в цвет фасадных панелей. Краска этого цвета была специально разработана для этого проекта. В итоге был запатентован оттенок «рози голд» — на солнце он дает насыщенный медный цвет.

Фото: 66.RU

— Интересное решение — сделать в холле комнаты для переговоров. У нас пока в городе ни одно офисное здание таких вещей не предполагает. Это же очень логично — встретиться в отдельной комнате на первом этаже: не заказывать никаких пропусков, не ждать лифт, не встречать.

— Это как раз идея заказчика и итоги нашего изучения работы РМК. Им было важно сделать закрытые переговорки в зоне входного вестибюля для проведения встреч. В этом здании вообще нет стандартных решений, которые где-либо уже были опробованы. Поэтому это был интересный опыт как для нас, так и для подрядчиков.

Фото: 66.RU

Переговорка в холле, в которую можно попасть без пропуска.

— Что еще дало изучение работы компании?

— А давайте вы подниметесь наверх, и я вам все расскажу. Вам на лифт.

Фото: 66.RU

Мы идем с Катериной к четырем лифтам, которые стоят прямо напротив центрального входа в штаб-квартиру. Они представляют собой алюминиевые конструкции со стеклом, внутри которого инкрустирована медная сетка. Подъем на 15-й этаж, который на деле окажется 30-м, занимает 30 секунд.

Лифты здесь панорамные. Пока едешь — можешь смотреть, как с каждой секундой люди и здания становятся меньше. Или можешь наблюдать, как работают коллеги. Хотя людей здесь пока мало — быстро перевезти 400 человек, которые будут здесь работать, нереально. Рассматривая город, мы поднимаемся на самый последний — 15-й этаж. Двери открываются. Выходим. Взгляд упирается в икону.

Фото: 66.RU

— На этом этаже, — снова появляется из планшета голос Дины, — находятся конференц-залы, переговорки, обеденная с кухней. Этажом ниже — кабинет Игоря Алтушкина. Он точно такой же, как этот, по внешнему виду и техническому оснащению.

Фото: 66.RU

Вид из кабинета Игоря Алтушкина

— Даже если сравнивать с остальными?

— Отличия, конечно, есть. Например, здесь есть обеденная зона и полноценная кухня — похожая на те, что вы можете видеть в ресторанах. На других этажах она более ограничена по функционалу. Там она дает возможность разогреть еду, сделать себе чай или кофе, но не готовить.

Фото: 66.RU

Еще на этом этаже можно рассмотреть изнутри, как сделан логотип РМК, который светится на фасаде в темное время суток. Он состоит из тысячи автономных ламп, которыми можно управлять: при необходимости логотип компании может становиться российским триколором, георгиевской лентой или пульсировать, превратившись в сердце.

Фото: 66.RU

- Тут вообще с техническим оснащением, я так вижу, все продумано. Не видно ни батарей, ни проводов, ни воздуховодов…

— Мы хотели оставить все конструкции свободными от каких-либо решеток, проводов, поэтому все инженерное обслуживание идет с пола. Под мрамором и паркетом, по которым вы ходите, размещены сети водоснабжения, отопления, электроснабжения, освещения, компьютерные сети.

Фото: 66.RU

— Такого мы в Екатеринбурге еще не видели.

— Вообще система жизнеобеспечения здания полностью автоматизирована. Ей управляет централизованная интеллектуальная сеть. Она контролирует внутреннее освещение, систему кондиционирования и электропитания. Системы включаются, как только сотрудник приходит на работу. А когда в офисах никого нет — на выходных или праздниках — здание может экономить энергию, уходя в ждущий режим.

— Много здесь офисов?

— Штаб-квартира рассчитана на 450 человек. Общая площадь офисных помещений — 14 тысяч квадратных метров (150 офисных пространств). Для офисов рядовых сотрудников в здании создано шесть двухэтажных блоков.

Фото: 66.RU

Чтобы посмотреть на офисы, мы с Катериной решаем спуститься по лестнице, забывая, что один этаж тут равен примерно четырем в жилых домах. Войдя в пространство, Катя молчит несколько секунд, рассматривая все вокруг, а потом тихонько говорит: «У меня сейчас случится эстетический оргазм».

Фото: 66.RU

— Мне кажется, что Foster+Partners лично тут расставляли вазы и двигали мебель, потому что пространство максимально функционально и эстетично.

— А вот ваз в дизайн-проекте не было. Это уже РМК их добавили. А все остальное — да. Максимально приближенно к рендерам визуализации.

Фото: 66.RU

Смотрите: типовой этаж — или модульная ячейка, как мы ее называем — двухуровневый, он состоит из нижней части и антресольной. Когда мы изучали принципы работы РМК, мы выяснили, что в большинстве отделов сформированы рабочие группы, которые включают 4–6 человек. Это и стало стартовой позицией при проектировании ячейки.

Фото: 66.RU

В каждой ячейке есть пространство для секретаря, мягкие зоны для общения, переговорка, мини-кухня, санузлы. На обоих уровнях размещены кабинеты. В центре этажа лестничная балюстрада, которая создает эффект атриума: будто заходишь в театр по парадной лестнице.

Фото: 66.RU

— Вы продумали функционал ячейки, а потом собрали из них целое здание?

— Да, пространство сделано таким образом, чтобы из любой точки можно было установить зрительный контакт — перегородки ультратонкие, воздушные. Чтобы сделать их такими, пришлось провести массу производственных экспериментов. Если сотрудникам понадобится создать приватность, можно опустить шторы. Тут все, кроме офисных стульев, продумано и создано специально для РМК.

Фото: 66.RU

— Вообще вся мебель?

— Да, все создано исключительно для штаб-квартиры и привезено из Германии. Изначально мы вообще не планировали мебель индивидуального изготовления. Это пришло в процессе проектирования, когда заказчик попросил в переговорных комнатах сделать «Т»-образные столы. Такие столы вообще не используются в Англии, поэтому мы изучили весь рынок и поняли, что мы не можем найти что-либо достойное для этого здания. Вот и сделали их с нуля. С другой мебелью было так же.

Фото: 66.RU

— Дина, а у вас были какие-то ограничения по бюджету?

— Нет, бюджет у нас не обсуждался. Да и в любом случае это конфиденциальная информация.

Фото: 66.RU

— То есть я могу не спрашивать, сколько стоил этот проект? А может, вы скажете, какой процент от стоимости строительства здания вы получили? Потому что сейчас в России архитектурное сообщество борется за поднятие процента, который мы получаем за проектирование.

— Наша работа не основывается на проценте от стоимости строительства, потому что зачастую ее сложно посчитать. Каждое здание Foster+Partners уникально, и мы не можем просто взять цифры от одного проекта и натянуть их на другой.