Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
46693 +367
Выздоровели
38914 +370
Умерли
1037 +10
Россия
Заразились
2322056 +26402
Выздоровели
1803467 +24763
Умерли
40464 +569

«Мэрия не понимает суть градостроительного развития»: глава Минстроя — о войне чиновников с застройщиками

23 марта 2020, 19:13
«Мэрия не понимает суть градостроительного развития»: глава Минстроя — о войне чиновников с застройщиками
Фото: Григорий Постников, архив 66.RU
Министр строительства Михаил Волков, который заставил мэрию разрабатывать новый Генплан Екатеринбурга, дал интервью «Ъ-Урал». И в разговоре довольно жестко прошелся по муниципальным чиновникам, а еще — рассказал о том, каким будет новый зал филармонии и зачем в Екатеринбурге надо сносить пятиэтажки. Публикуем самые яркие высказывания Михаила Волкова.

О реновации

Для Екатеринбурга реновация — это развитие застроенной территории, то есть территории, которая сегодня занята бараками либо домами 1940–50-х годов постройки с уже изношенным жилым фондом. <…> Например, улицы Гагарина, Блюхера у Михайловского кладбища, казалось бы, центр города, а застроены двухэтажными домами. Это как раз те территории, которые будут застраиваться, и таких территорий у нас достаточно.

Панельные пятиэтажные дома, которые у нас присутствуют в большом количестве, на Посадской, например. Это тоже неэффективно использованные территории — пятиэтажки стоят достаточно плотно, дворовых пространств мало, парков и скверов там нет.

По опыту Москвы мы видим: эти места освобождаются как раз за счет того, что там построены дома повышенной этажности, они занимают меньше территории, а больше остается под озеленение. Там оборудуются и такие территории, которые не принадлежат ни к одному из домов — там парки с водоемами, места отдыха.

О генплане

Когда мы узнали, что Екатеринбург вышел на согласование своего генплана без учета вопросов синхронизации со схемой территориального планирования, то назначили ряд совещаний с муниципалитетом. Схема территориального планирования рассчитана до 2040 года, а генплан — до 2035 года. <…>

Резкой критике подверглись основные постулаты генплана, который был предоставлен. Хоть он и назывался «Генеральный план развития города Екатеринбурга», но если его почитать, то все его основы, наоборот, звучали, как «Генеральный план ограничения развития Екатеринбурга, с целью…» и пошли цели. Например, звучала идея сначала построить детские сады и школы, а потом дальше развивать жилье. <…>

Город сегодня активно прирастает окраинами, и важно, чтобы все развивалось с учетом того, что находится в близлежащих территориях — это Арамиль, Березовский, Верхняя Пышма. Важно, чтобы генплан не вступал в противоречие с развитием агломерационных территорий.

Мы ставим себе задачу разработать качественный генеральный план. <…> Потом к нему готовится комплексная программа развития социальных объектов, и там не только школы, но и больницы, детские сады и так далее. Все расписывается, указываются сроки реализации, закладывается перспективное финансирование. Эта комплексная программа должна быть настольной книгой при формировании бюджета Екатеринбурга.

О строительстве школ и детских садов

На сегодняшний день в национальном проекте поставлена цель по увеличению объемов строительства жилья. По стране — это 120 млн кв. м, в Свердловской области мы должны построить в 2024 году 3,2 млн кв. м. Понятно, что, идя к этой цели, нельзя забыть о дорогах, школах, детских садах, больницах и так далее. <…>

В муниципалитете должны быть разработаны проекты планировки территории, которые обеспечат строительство нужных квадратных метров. Но эта работа практически была свернута. В муниципалитете сказали: «Нет, вы, строители, быстро разогнались, давайте вожжи натянем. Пока не догоним вас по объектам социального назначения, воли вам не дадим».

Понятно, что если в один из годов «Атомстройкомплекс», который в год строит по 250–300 тыс. кв. м жилья, вдруг будет вынужден в два раза снизить темпы строительства из-за отсутствия проектов планировки и градостроительной документации, то это повлечет за собой сокращение рабочих мест, а наверстать это будет очень сложно. Муниципалитет почему-то этих вещей недопонимает.

О частных домах

В предыдущем генплане предполагалось, что [частный сектор в Екатеринбурге] останется, как территории высокого развития — коттеджи, таунхаусы — в Лондоне или в Чикаго. Причем со всем, что соответствует современному уровню проживания — хорошие дороги, тротуары, фонари, элементы благоустройства. А во что это реально превратилось? Это территории, на которые вечером зайти страшно. Там люди привыкли жить за своим забором, как за каменной стеной.

Бизнес туда не заходит, потому что там собственники, которые живут за своим заборчиком, и им ничего не надо. Город — это развивающийся организм, а частный сектор — это, по большому счету, атавизм, от него нужно избавляться. Поэтому в генеральном плане закладывается, что это территория будущей городской застройки.

Вопрос освоения этой территории — это вопрос времени и денег. Зачастую, когда люди говорят, что не хотят съезжать, 70% из них не удовлетворяет цена, за которую им предлагают переехать.

О филармонии

Все идет в плановом порядке, здесь нет никаких ограничивающих дат. 2023 год — это ориентир, но все же будет зависеть от финансовых возможностей и от регламента. Здание уникальное, и подходить к нему в стиле «сейчас мы быстро на коленке сделаем» неправильно. Если мы действительно хотим построить что-то ценное, то это надо делать системно.

Сегодня концепцию изменили — добавили еще один зал для хитовых вещей, чтобы это было не чисто академическое пространство, а городское пространство, где люди смогут получить полный спектр музыкального удовлетворения. Там будет звучать и классическая музыка, и современная, и авангардная.

Интервью полностью читайте на «Ъ-Урал».