Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

В Екатеринбурге построят пять гигантских коворкингов. Кому они нужны?

13 февраля 2020, 08:00
В Екатеринбурге построят пять гигантских коворкингов. Кому они нужны?
Фото: Григорий Постников, 66.RU
В Екатеринбурге около 2,9 млн кв. метров офисной недвижимости. При этом они не загружаются: доля вакантных площадей составляет примерно 14%. На этом фоне московская компания анонсирует строительство еще 10 000 кв. метров офисов специфичного формата — коворкингов. Кому они будут нужны, объясняют инвесторы.

В центре Екатеринбурга, напротив здания уральского полпредства, открылся Names — гигантский коворкинг на 297 человек. Правда, пока открыт только один этаж из двух. В перспективе офисные помещения будут рассчитаны на 2000 кв. метров.

Чтобы сделать ремонт и организовать рабочие зоны, авторы из центра бизнес-образования «Like Центр» (основатель — серийный предприниматель Аяз Шабутдинов) привлекли деньги от частных инвесторов — 58 млн рублей под 15% годовых и частично вложили свои. Но испробуют и другие модели:

  • инвесторы получают долю в компании;
  • владелец помещений инвестирует в развитие объекта и получает за это 49% от уставного капитала юрлица;
  • банки, для которых управление недвижимостью является непрофильной деятельностью, предоставляют компании проектное финансирование и получают два потока платежей — от аренды и от процентов.
Фото: Григорий Постников, 66.RU

Когда основатели Names готовились к открытию, то думали, что основными клиентами станут айтишники, но практика показала другое. Там работают, например, основатель киберспортивного клуба, поставщик светового оборудования и управляющая компания мясокомбината.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

С развитием технологий открыть свой бизнес становится легче, говорят создатели коворкинга. Можно зарегистрировать аккаунт в Instagram и получить магазин, работающий 24/7 c доступом к аудитории в миллиард человек. Но, подчеркивают они, от технологий сильно отстает рынок недвижимости. «В классическом бизнес-центре невозможно снять офис за день. Потребуется оплатить два месяца депозита, сделать ремонт, закупить технику. Много недвижимости люди получили в результате рейдерских захватов. Они ленивы и не умеют вести бизнес», — объясняют создатели коворкинга.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

На первый взгляд, посетители коворкингов — это узкая прослойка трудоспособного населения. Так, например, Names переманил многих клиентов закрывшегося осенью коворкинга «Комбинат» (находился на улице 8 Марта, рядом с ТЦ «Гринвич»). Но бизнесмены надеются, что рынок будет расти за счет развития шеринговой экономики.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

Шеринг должен поменять сознание людей и стать «примером коммунизма в капиталистическом русле». По словам основателей коворкинга, этот «коммунизм» настанет, когда те, кому сейчас 15 лет, займут руководящие должности. «Раньше для меня люди во власти были инопланетянами, а сейчас я вижу, что те, с кем я познакомился семь лет назад, стали депутатами, чиновниками — прогрессивными и динамичными», — говорит Аяз Шабутдинов.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

В планах у компании открыть 84 коворкинга во всех крупных городах России, в том числе еще четыре таких же в Екатеринбурге в течение пяти лет.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

В стране малое и среднее предпринимательство — основные посетители коворкингов — чувствует себя уязвимо, но инициаторы проекта считают, что такой формат офисной недвижимости будет востребован. На официальном запуске коворкинга мы поговорили об этом с идейным вдохновителем проекта Аязом Шабутдиновым.

— Для фрилансеров и малых предприятий наступили тяжелые времена: повысили НДС, ввели налог для самозанятых. Условия для ведения бизнеса ухудшились. Такое ощущение, что через несколько лет резидентов у вас не останется.

— На самом деле в России установили НДС на уровне цивилизованных стран, а налог для самозанятых и ужесточение контроля я только приветствую. Государство блокирует возможность для не совсем честных предпринимателей уходить от налогов, пользоваться незаконными способами оптимизации.

Мы двигаемся в сторону честной конкуренции. Раньше все соревновались только в том, кто больше «схематозит».

— Государству нужен малый бизнес?

— Государство выделило полтриллиона рублей в рамках нацпроекта на поддержку предпринимательства. Многие люди этого просто не знают. Например, девушка из Чебоксар свой бизнес начала на грант: купила швейные машинки, и сейчас у нее 30 человек отшивают детские платья по всей России.

— У нас говорят: «инициатива дрючит инициатора». Может быть, отчасти этим объясняется слабая предпринимательская инициатива в стране.

— Это не так. По ощущениям, в России столько бизнесовой движухи, что консервативной Европе и не снилось. Другое дело, что если брать сегмент микропредпринимательства, то мы отстаем даже от Мексики в два раза по количеству занятых в нем. Но это точка роста.

В России примерно 6,1 млн предприятий. Все сегменты падают — малый и средний бизнес, а вот микропредприятия с выручкой до 120 млн рублей в год — растут. Много говорят о пессимизме, но появляются молодые компании, которые растут как грибы после дождя.

— Возьмем статистику: в июле в Екатеринбурге создано 519 компаний, ликвидировано — 1600. В августе создано — 453 компании, ликвидировано — 1379. В сентябре создано 540 компаний, ликвидировано — 2237. Это разве «растут как грибы после дождя»?

— Ликвидируется много фирм-однодневок в рамках ужесточения контроля за отмыванием денег. Кроме того, закрывается много ИП, которые никогда реально не работали. Является ли это следствием падения экономики? Нет. Статистика обманчива, и любые цифры можно упаковать по-разному.

— То, что вы открыли один этаж вместо двух, — это разве не красноречивое подтверждение того, как плохо чувствуют себя предприниматели?

— Смотря с чем сравнивать. Мы работаем с декабря и у нас загруженность 60%. Мы опережаем конкурентов на порядок.

Что касается еще одного этажа, то он будет экспериментальным, мы хотим загрузить его корпоративными клиентами — представительствами крупных компаний с выручкой 1,2 млрд рублей. У них цикл принятия решений значительно длиннее. Это команда из четырех человек может сегодня принять решение съехать с одного коворкинга, а завтра переехать к нам.