Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Строительная мода: почему застройщики Екатеринбурга приглашают европейских архитекторов

29 мая 2017, 11:05
интервью
Строительная мода: почему застройщики Екатеринбурга приглашают европейских архитекторов
Фото: Константин Мельницкий; 66.RU; 66.RU
Как в нашем городе применяют британскую практику строительства и создают ни на что не похожий квартал
— в продолжении спецпроекта 66.RU, посвященного новым трендам на рынке недвижимости.

Сразу несколько девелоперов Екатеринбурга могут похвастаться тем, что их жилые комплексы проектировали лучшие иностранные архитекторы. Это связано с разными факторами: и отходом от принципов советской застройки, и возросшими запросами покупателей, и необходимостью строить и продавать не просто квадратные метры, а идею и эмоцию, которые в итоге выберут люди.

Мы встретились с Мэтом Картрайтом, директором и учредителем архитектурного бюро Twelve Architects (Лондон), который разрабатывал аэропорты Ростова-на-Дону и Перми, башню «Газпрома» в Санкт-Петербурге и жилой квартал Clever Park, и расспросили о тенденциях в европейской городской застройке и о том, возможно ли реализовать их в Екатеринбурге.

Фото: Константин Мельницкий; 66.RU

— Мэт, давно вы работаете с проектами в России и насколько этот опыт отличается от работы в других странах и в Лондоне?

— Я начал сотрудничество с российскими партнерами в 2006 г. с проектирования аэропорта в Ростове-на-Дону, затем были проекты в других городах. До того как пришел в Twelve Architects, участвовал в разработке Gazprom Tower в Санкт-Петербурге. Сейчас мне очень нравится работать в Екатеринбурге и надеюсь, что после реализации Clever Park мы продолжим сотрудничество.

Мне в принципе нравится работать в России, потому что есть возможность внедрять британскую практику, а находить проекты и клиентов здесь легче, чем в Лондоне, например. На самом деле не важно, где ты работаешь, если ты встречаешь людей, с которыми тебе приятно иметь дело и которым приятно работать с тобой, — все получается.

— Каким было ваше впечатление об архитектуре и жилой застройке Екатеринбурга, когда вы приехали в наш город впервые?

— Я был здесь впервые в 2006 г., и с тех пор город очень изменился, особенно публичные пространства — городской пруд, например. Когда я увидел его первый раз, он был похож на территорию отходов, и, гуляя вдоль него, трудно было найти магазины. Сейчас видно, что в город вкладываются инвестиции, выросло качество домов и торговых зданий, а также качество пространства между зданиями.

Мне правда нравится Екатеринбург, он похож чем-то на Глазго и Манчестер — это тоже промышленные города, и люди, которые в них живут, очень гордятся ими. Думаю, что Екатеринбург лучше Москвы и Санкт-Петербурга.

— Екатеринбург очень хочет быть «европейским городом». Вы, как европеец, как считаете, есть ли у нас шанс?

— Ну, во-первых, бывший европеец (смеется, — прим. ред.), а во-вторых, возвращаясь к качеству публичных пространств, прошу вас не забывать, что европейские города в этом плане — не самые лучшие в мире. Екатеринбург — хороший город, здесь застройщики и власть работают сообща, стараясь улучшить его.

Фото: Константин Мельницкий; 66.RU

— Какой сегодня главный тренд в строительстве жилого фонда в таких мегаполисах, как Лондон, где, как и у нас, свободного места под застройку в центре уже почти не осталось?

— Города в Великобритании пытаются вернуть жилую застройку обратно в центр, и новые здания — это такой микс: в них можно и жить, и работать, и отдыхать. Как квартал Clever Park, например. Главный вызов Лондона в том, что его центр — для состоятельных людей, только маленький процент зданий здесь для рабочего класса, а большая часть — для высшего класса. Но Лондон очень отличается от Екатеринбурга — он больше, старее. Сравнивать наши города сложно.

— Сейчас вы в Екатеринбурге с авторским надзором — что это означает? Насколько то, что получается на площадке жилого квартала Clever Park, соответствует вашему изначальному замыслу?

— Мы говорим о том, что сделано уже и что делать дальше, обсуждаем и сравниваем. Это та часть работы, когда мы проверяем всё, и я рад в этом участвовать, пока все хорошо. Всегда есть что улучшить в процессе, какие новые детали и разработки внести.

— Какие возникли сложности при проектировании и уже на этапе строительства, возможно, связанные с нашим климатом?

— Главная сложность — не климат, а соблюдение всех российских стандартов и норм. Поскольку генеральный план жилого квартала Clever Park не совсем стандартный для России, много приходилось думать над тем, как его реализовать. В этом и заключалась важность работы с компанией-застройщиком: мы выяснили, что можно делать и что нельзя, оказывали друг на друга какое-то профессиональное давление, учились, чтобы сделать что-то еще лучше.

Фото: Константин Мельницкий; 66.RU

— Какая главная идея комплекса? Чем обосновано решение создать такой фасад?

— Я думаю, что главная мысль, которую мы вложили при создании Clever Park, — это как раз качество дворового пространства и то, что дом не похож на те, которые строились в России и других странах, похожих на нее, последние 50 лет.

В нашем плане — здания очень гибкие, они отличаются по высотности. Мы хотели подчеркнуть такой змейкой на фасаде эту разную этажность и плавные изгибы. Благодаря белой линии, которая проходит через все фасады, мы создадим некий индивидуальный бренд проекта и образ, который будет ярким и запоминающимся.

— Сколько квадратных метров нужно человеку для комфортного проживания в Европе и в России?

— По стандартам, в Великобритании для молодой семьи из двух человек достаточно 50 кв. м — это квартира с одной спальней. Для трех человек — 63–70 кв. м, или квартира с двумя спальнями. Думаю, для России эти стандарты тоже подходят, и на это мы ориентировались при проектировании квартир в жилом квартале Clever Park, понимая при этом, что важна не только квадратура комнат и эргономика пространства. Мы создавали квартиры такими, чтобы они не были слишком глубокими, чтобы было достаточно естественного света и мебель могла расположиться удобно.

— Екатеринбург известен своей компактностью, но сейчас развивает отдаленные районы. Как, по-вашему, надо это делать? Как это происходит в Лондоне?

— Ваш город протягивается с севера на юг, а британская столица — с запада на восток. На востоке у нас всегда была промышленность, на западе — жилая застройка. Подготовка города к Олимпийским играм — 2012 стала катализатором развития восточной части: там построили торговые и общественные пространства, усилили метро и запустили Crossrail (высокоскоростная железная дорога, — прим. ред.), которая идет с запада на восток. Теперь Восточный Лондон развивает большие инвестиционные проекты.

В Лондоне трафик ужасный (в Екатеринбурге — не лучше), поэтому большинство людей пользуются общественным транспортом, а власти развивают транспортную инфраструктуру. В вашем городе, развивая отдаленные районы, надо делать это системно: вместе с жилой застройкой там должны появляться новые очаги притяжения людей и общественные пространства — театры, кинотеатры, магазины. Тогда район станет для жителей альтернативой центру города. И такие решения не разобьют большой город на маленькие городки внутри него, а, наоборот, будут развивать мегаполис и соединять районы. Важно сделать так, чтобы у людей не было необходимости ездить через город — например, на работу. Но если такая необходимость появится — чтобы была удобная транспортная развязка.

Фото: Константин Мельницкий; 66.RU

Дмитрий Реутт, директор проектного бюро R1, партнер архитектурной компании Twelve (на фото слева), отмечает, что жилой квартал Clever Park спроектирован так, что его жители могут сходить на работу, вернуться домой, а потом отправиться отдохнуть и расслабиться, не выходя за территорию комплекса. «Не согласен с тем, что наш квартал можно назвать раем для интровертов, — говорит Дмитрий. — Но вся инфраструктура, необходимая для комфортного проживания, здесь есть. В будущем мы построим в квартале и детский сад, и школу, а также организуем больше рекреационных зон».

— Что в строительстве должно быть первым: инфраструктура или здание, возле которого она появится?

— В идеальном мире — конечно, надо сначала строить инфраструктуру. Перед девелоперами всегда стоит сложность: а кто это будет оплачивать? Поэтому тут важно, чтобы город и девелоперы работали синхронно, развивая город.

В жилом квартале Clever Park нам удалось реализовать подход: сначала инфраструктура, потом жилье. В первую очередь мы построили и заполнили бизнес-центр и многоуровневый паркинг с инфраструктурой на первых этажах. Здесь, к примеру, уже работает большой продуктовый супермаркет, стоматология, салоны красоты, детский развивающий центр, кафе и рестораны. В жилой части у нас также первые этажи будут отданы под инфраструктурные объекты, причем покупатели квартир уже активно участвуют в обсуждении, какая инфраструктура важна рядом с домом.

Константин Мельницкий; 66.RU; 66.RU