Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Заброшенная жемчужина Уралмаша: бизнес и власть не смогли договориться о судьбе гостиницы «Мадрид»

13 сентября 2016, 16:45
Заброшенная жемчужина Уралмаша: бизнес и власть не смогли договориться о судьбе гостиницы «Мадрид»
Фото: 66.RU
Диалог инвесторов с государством — на примере конкурса на реконструкцию объекта культурного наследия «Гостиница «Мадрид» на Уралмаше.

На Уралмаше сегодня прошел круглый стол, на котором потенциальным инвесторам презентовали грядущий конкурс на реставрацию здания гостиницы «Мадрид». Вкратце: чиновники от госохраны объектов культурного наследия рассказали, что запрещено делать девелоперам, а девелоперы пытались узнать, что делать разрешено.

Вячеслав Трапезников, глава Орджоникидзевского района:

— Важно не стены восстановить, а вернуть объекту жизнь. То, что Белая башня стала общественным центром и мультимедийным музеем, стало важным шагом именно в этом направлении.

Научный тон дискуссии придал главный архитектор Екатеринбурга Тимур Абдуллаев, введя в разговор термин «ревитализация». Применительно к урбанистике он обозначает «восстановление городской среды, при котором она становится более пригодной для проживания». Он напомнил, что здание является памятником конструктивизма, которым в Екатеринбурге еще совсем недавно не было принято гордиться. Однако всё меняется.

Тимур Абдуллаев, главный архитектор Екатеринбурга:

— Несмотря на то что и власть, и бизнес уже с должным пиететом произносят слово «конструктивизм», пока не существует ни одного достойного примера ревитализации подобных объектов. И отреставрированный «Мадрид» мог бы стать прекрасным образцом такого восстановления среды. Но подходить к его реконструкции с какими-то стандартными мерилами бессмысленно. Нам придется искать компромисс.

Однако чтобы отреставрировать «Мадрид» за счет частных инвестиций, нужно эти инвестиции привлечь. А с теми ограничениями, которые сейчас установлены относительно этого объекта исторического наследия, это маловероятно. О том, на каких условиях государство готово предоставить это здание инвестору, рассказал представитель агентства по управлению и использованию памятников истории и культуры.

Фердинанд Халиуллин, заместитель директора филиала ФГБУК «АУИПИК» по УрФО:

— Эти условия регламентируются постановлением о передаче в аренду не использующихся объектов, находящихся в федеральной собственности. Там есть три главных условия. Первое — у компании не должно быть долгов перед бюджетом. Второе: в течение двух лет после заключения договора компания должна выполнить и согласовать проект приспособления объекта культурного наследия. Причем она должна перечислить в бюджет 30% от стоимости этого проекта в качестве залога. И третье условие: в течение дальнейших семи лет инвестор должен провести реконструкцию, и только после этого он может использовать здание. Полный срок аренды по договору составляет 49 лет.

Когда разговор зашел об условиях аренды, присутствующие на круглом столе девелоперы задали вопрос, который волнует бизнес-сообщество в первую очередь, когда речь заходит о таких проблемных объектах. Он прост: а что бизнес получит в собственность в обмен на инвестиции? Пока — и это самое главное в «Мадриде» — ответа на этот вопрос нет. То есть инвестор может пройти уйму бюрократических согласовательных процедур, вложить деньги в реконструкцию арендуемого им объекта и использовать его почти 50 лет, чтобы постараться извлечь из всего этого прибыль. При том что планировки всего здания, начиная со второго этажа, придется сохранить — а это по сути общежитие коридорного типа.

Геннадий Черных, директор компании PRINZIP:

— То есть гостиница «Мадрид» так и должна остаться гостиницей. Но этот функционал часто и в центре-то не слишком коммерчески успешен. Вариант сделать здесь апартаменты тоже не лучше, поскольку в Екатеринбурге это все-таки недостаточно обкатанный формат, в основном реализующийся в виде «псевдожилья». Такой проект мог бы быть возможен при определенном софинансировании государства, но в его нынешнем виде, честно говоря, предложение не вызывает оптимизма. Несмотря на то что мне очень хочется, чтобы этот объект «состоялся».

Упрощенно говоря, главным условием вхождения бизнес-инвестиций в реконструкцию гостиницы «Мадрид» могла бы быть возможность создания некоего дополнительного строительного объема, связанного с памятником конструктивизма. Здания, которое могло бы приносить доход. Однако пока эту идею чиновники зарубают на корню.

Владимир Балакин, начальник отдела реставрации и эксплуатации объектов культурного наследия филиала ФГБУК «АУИПИК»:

— Совсем недавно, 25 августа, как раз был утвержден предмет охраны этого здания. И важной отправной точкой в этом документе является то, что мы сохраняем объект, а не строим что-то новое.

Наталья Кулева, главный специалист отдела государственной охраны объектов культурного наследия Управления госохраны ОКН Свердловской области:

— Предметом охраны являются все объемно-пространственные характеристики здания и планировочные решения от второго этажа и выше. Так что пристраивать что-то к этому зданию не получится. Однако территория объекта и его охранная зона еще не утверждены.

Так что, в принципе, где-нибудь по соседству можно построить еще одно здание, соединив его с гостиницей «Мадрид», к примеру, подземным переходом. Но есть ли в этом смысл — большой вопрос, поскольку такое здание можно построить и в любом более удобном месте, а не на задворках разваливающейся жемчужины конструктивизма.

Сергей Мямин, первый заместитель генерального директора «Форум-групп»:

— В любом проекте надо понимать, где бизнес, а где благотворительность. То, что инвестору придется сложно на этом объекте, — это однозначно. Можно открыть в отреставрированном здании художественную школу. Может быть, администрация района переедет сюда, заняв два этажа, и это было бы хорошим знаком для всех. Но на голой благотворительности такой огромный объем инвестиций не собрать. Все равно меня как инвестора будет интересовать возможность соединить с этим зданием какой-то дополнительный объем. Потому что если это невозможно, то есть ли в этом проекте вообще какая-то экономика?

Итак, экономическая выгода (точнее, ее отсутствие) от будущей реконструкции на сегодняшний день является главным камнем преткновения, о который запинается бизнес-сообщество. Второй, но не менее важный вопрос — какой функцией будет наполнено отреставрированное здание. Пока у всех есть горячее желание вовлечь «Мадрид» в общественную жизнь района. Но с точки зрения частных инвестиций это практически невыполнимая задача.

Эдуард Кубенский, арх-издатель:

— Местоположение гостиницы само продиктует, как будет использоваться это здание. Посмотрите, ведь здесь активное пространство площади Первой пятилетки, вход на бульвар Культуры — функциональное наполнение «Мадрида» должно быть соподчинено этой среде.

Более четко сформулированные идеи высказал руководитель образовательных программ Уральского филиала ГЦСИ Дмитрий Москвин. Мы широкими мазками описали его концепцию вот в этой публикации, а на сегодняшнем круглом столе он высказался более предметно.

Желание наполнить новое пространство культурной функцией озвучила и замдиректора Екатеринбургского филиала Центра современного искусства Анна Пьянкова. Она сказала, что такие объекты можно насыщать общественной жизнью постепенно, еще до того, как их реконструируют. Так, в 2017 г. ГЦСИ планирует провести здесь очередную биеннале современного искусства — пусть не во всем здании, а, к примеру, заняв лишь первый этаж.

Не договорившись ни о чем конкретном, участники круглого стола, кажется, все же остались довольны. Они не поставили точку в спорах о судьбе гостиницы «Мадрид». Битва «хотелок» бизнеса и власти продолжится.

Вячеслав Трапезников:

— Я преследовал три цели, приглашая вас на этот круглый стол. Первая — внести этот объект в городскую повестку. Поверьте, он этого достоин. Вторая — информировать потенциальных инвесторов о предстоящем конкурсе заранее, а не за 30 дней, как у нас принято. Третья цель — дать старт к обсуждению точек взаимодействия между властью и бизнесом. Я убежден: если мы будем формально относиться к реконструкции гостиницы «Мадрид» — мы потеряем этот объект, как потеряли множество других памятников в России.

Константин Мельницкий; 66.RU; 66.RU