Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Юрий Прилуков: «Хочешь нормальный коттедж — построй поселок сам»

27 декабря 2012, 12:06
интервью
Юрий Прилуков: «Хочешь нормальный коттедж — построй поселок сам»
Фото: Дмитрий Горчаков для 66.ru
Пообщавшись со знаменитым пловцом, мы выяснили его главный жизненный принцип.

Не исключено, что скоро фамилию «Прилуков» мы увидим на девелоперском рынке, потому что ни один проект жилья не отвечает всем требованиям этого «придирчивого максималиста», как он себя называет. Качество строительства, говорит, удручает.

— Если бы я сейчас искал квартиру в Екатеринбурге, я бы не смог выбрать ни одного дома, который мне бы понравился хотя бы на 80%. Я, конечно, понимаю, что то, что все строят вверх, экономически оправдано. Но мне хочется видеть такой проект, который был бы сделан как клубный дом. Только не в том виде, в каком это преподносит «Тихвин».

— А что не так в «Тихвине»?
— Ну, во-первых, я не считаю монолит материалом, из которого можно строить жилье высшего класса. Это должен быть кирпич, к качеству которого очень придирчиво подходят. А монолит — это то, из чего гостиницы в Турции строят. Во-вторых, у нас элитным жильем считается все, что построено в элитном месте, хотя так не должно быть. Место не обеспечивает элитности дома. Впрочем, это мое личное мнение.

— Как раз оно и интересно.
— Хотелось бы, чтобы появлялись кварталы, включающие, допустим, парковую зону. У нас в Екатеринбурге есть как минимум три подходящих места. Пусть это будет что-нибудь во французском стиле — небольшая этажность, не выше четырех, но высокие потолки. Красивые дома, уютные дворы.

«Элитное жилье должно быть из кирпича. Монолит — это то, из чего строят отели в Турции».

— Это же будут баснословные цены!
— Да, но мы же понимаем, что, в общем-то, у нас в Екатеринбурге есть покупательская способность. Просто с точки зрения бизнеса этот проект гораздо менее интересен, чем, скажем, жилье эконом-класс в Арамиле, потому что себестоимость квадратного метра в таком жилом комплексе будет приближаться к 90 тысячам рублей за квадратный метр. Даже если земля была куплена давно и не за сегодняшнюю стоимость.

— А по каким параметрам ты сам подбирал бы себе жилье?
— Логистика, экология, этажность, стройматериалы, контингент, который живет в доме. Количество квартир в этом доме в конце концов. Так что я не вижу смысла менять сейчас то, что у меня есть, на что-то новое.

— А что у тебя есть, если не секрет?
— У меня просто двухкомнатная квартира в новом доме в жилом районе ВИЗ-Правобережный, напротив бассейна. И даже заплатив деньги, я не смогу получить взамен какое-то качественно иное жилье.

— Может, уехать жить за город?
— На самом деле я к этому иду. Просто тут тоже сложно выбрать идеальный вариант.

«Нет смысла менять то, что у тебя есть, на какое-то другое жилье, потому что ничего качественно нового рынок не предлагает».

— «Медный-2»?
— В «Медном» я не был, к сожалению. Хочется, чтобы был нормальный участок земли, а не исторически сложившиеся шесть-восемь соток. Должна быть полностью продумана инфраструктура поселка. По сути, коттеджный поселок — это многоквартирным дом, положенный на бок. Так что не должно ничего меняться: грамотная управляющая компания, к примеру. А у нас о проблеме управляющих жилищных компаний вспоминают только за полгода до очередных выборов. А потом забывают. А ведь это не тема для спекуляции, а животрепещущий вопрос для жителей, с которым они сталкиваются каждый день.

Мне, например, с ТСЖ повезло: во дворе и подъездах чисто, снег убирают вовремя, охрана и детская площадка в порядке. А чаще бывает, что по каждому из этих пунктов у жильцов большие вопросы с управляющей организацией. На мой взгляд, этот рынок у нас пока в зачаточном состоянии. Как, впрочем, многие рынки. Просто еще не прошло достаточно времени, чтобы сформировалось четкое понимание того, как это должно быть, чтобы сформировалась группа людей, готовая бороться за свои права и контролировать их соблюдение.

— А к самому дому, где ты живешь, у тебя какие претензии?
— Если кто-то сверлит на восьмом этаже, то слышно на втором. Но это сейчас, к сожалению, везде так. А так — застройка весьма удачная, единственное, что хотелось бы, чтобы было предусмотрено, это машиноместа в достаточном количестве. Но это сейчас одна из самых больших проблем во всем городе — не только в жилой, но и в коммерческой недвижимости.

«Есть несколько параметров, по которым стоит подбирать себе жилье: логистика, экология, этажность, стройматериалы и соседи».

— Ну, в Академическом, например, проектом заложено достаточное количество парковочных мест, но покупают их плохо, поскольку стоят они недешево.
— Понятное дело, если люди покупают квартиру в ипотеку, они не будут оформлять еще одну ипотеку на паркинг. Но ближе к концу ипотеки люди будут покупать и места для парковки, поверь. И со временем паркинги тоже будут раскуплены. Конечно, хотелось бы, чтобы в этом вопросе был наведен порядок, но в Екатеринбурге, я думаю, это будет сделать проблематично.

— Почему?
— У нас изначально уже сложилась другая ситуация. У нас большое количество площадей, изначально предполагающих другую машинную загрузку, отдано под офисы. Это бывшие заводы и прочее. Вот мои родители, например, живут на Химмаше. Смотришь из окна на заводскую площадь, и такое ощущение, что на авторынок приехал. С одной стороны это нормально, с другой стороны надо все-таки выдвигать какие-то внятные, жесткие требования к размеру территории под парковку.

Вот в Америке, например, просто мыслят по-другому, у них другой подход. Стоянка там занимает столько же места, сколько, скажем, стадион, при котором она оборудована. А чаще — гораздо больше. В Нью-Йорке на Лонг-Айленде стоит стадион, так через его стоянку можно час идти пешком.

Или взять нас. У нас есть проект строительства дворца водных видов спорта на Щорса. И мы понимаем, что этот проект нужно реализовывать. Но понимаем и то, что для дворца-то там место есть, а вот для машин — уже проблема.

«Парковку перед стадионом на Лонг-Айленде можно пешком пересечь за час. А у нас уже на стадии проекта дворца водных видов спорта видно, что не хватает парковочных мест».

— На каком этапе, кстати, реализация этого проекта?
— Честно говоря, я не во всем согласен с этим проектом. В первую очередь — с коммерческой нагрузкой, которая в него заложена. Ее там практически нет. Плюс очень слабая внутренняя логистика. Все равно должны быть помещения, которые будут нести хоть копеечку, но в пользу этого бассейна. А когда мы создаем спортивный объект ради спортивного объекта — это очень тяжело.

Например, Центральный стадион. На его содержание постоянно выделяются деньги, а никакой коммерческой нагрузки (кроме сдачи полей в аренду, которую можно не считать) у него нет. А где же аренда помещений? Стадион — это огромная структура, где можно это сделать.

— Они бы и рады сдавать помещения под трибунами…
— Да, но как ты его сдашь, если у тебя стадион 24 часа в сутки за закрытым забором? А ведь люди должны иметь возможность гулять вокруг него, так почему нельзя разбить парк вокруг стадиона, что мешает?

«Как ты заработаешь денег на стадионе, если он у тебя закрыт, будто режимный объект?».

— Давай вернемся к теме загородной недвижимости. Насколько далеко от Екатеринбурга ты готов обосноваться?
— Максимум 15 км. Никакой Сысерти, никаких дальних тюменских и челябинских заездов.

— То есть какие-то конкретные предложения потихоньку рассматриваешь?
— Я рассматриваю немного по-другому. Как говорят, если хочешь, чтобы что-то было хорошо, сделай это сам. Честно говоря, есть несколько проектов, есть понятный инвестор. Я могу позволить себе потратить время на то, чтобы реализовать девелоперский проект. В этом случае я точно буду знать, что это то, что я хочу.

— Подожди, ты собираешься построить коттеджный поселок?
— Ну, это не так сложно.

— То есть собираешься? (улыбаюсь)
— Ну, посмотрим (тоже улыбается). Только не выноси это в заголовок. На самом деле это только кажется чем-то эфемерным, а на самом деле все несложно.

— Где и в каком виде?
— В зависимости от места определяется и концепция. Если это эконом-вариант, то это, конечно, Арамиль. Если элитка, то Шарташ и, наверное, можно продумать еще несколько вариантов. В меньшей степени Широкая Речка, потому что скоро там пройдет ЕКАД и для элитки будет шумновато. Если слышно шум трассы — это уже не то.

Если брать эконом-вариант, то покупательская способность сейчас есть. Конечно, это недорогие стройматериалы, меньше земли, меньше услуг. Но зато это загородный дом по цене квартиры в Екатеринбурге. Конечно, это достойная замена. А дальше каждый сам для себя решает, что для него важно. Например, верить ли в то, что полистиролбетон вреден. Конечно, это дешевый и прочный материал, но меня, например, никто не сможет убедить в том, что пластмасса, которая есть в его составе, не источает ничего вредного.

«Это только кажется, что построить коттеджный поселок нереально, а на самом деле ничего сложного тут нет».

— Какая бизнес-модель будет у проекта?
— Так на самом деле правила везде одни и те же и сформулированы они давным-давно. Мы в России гонимся за прибылью. За коммерческой составляющей проекта, поскольку инвестиционный климат нестабилен и самый долгосрочный проект — это 2-2,5 года. Этого никто не скрывает. Например, строительство торгового центра: отстроился, сдал в эксплуатацию, перекредитовался, заложив его же, и дальше работаешь. А арендные платежи перекрывают тебе взносы по кредиту. Высвободил деньги — тут же идешь дальше, никаких других вариантов просто быть не может, поэтому и закладывается всегда максимальная прибыль.

За помощь в организации встречи редакция благодарит ресторан Shine.

Фото Дмитрия Горчакова.