Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Допинг-пробу брали 18 раз». Единственный уральский олимпиец объясняет, почему он вернулся без медали

12 марта 2018, 12:00
интервью
«Допинг-пробу брали 18 раз». Единственный уральский олимпиец объясняет, почему он вернулся без медали
Фото: Владислав Бурнашев, 66.RU
Антон Мамаев в свои 20 лет уже успел поучаствовать в Олимпийских играх. В интервью 66.RU он рассказал, чем корейцы отличаются от русских, почему хоккеисты имели право спеть гимн и нужен ли допинг в его виде спорта.

Сноубордист из Екатеринбурга Антон Мамаев на прошедшей Олимпиаде выступал в дисциплине биг-эйр и не смог пробиться в финал. Он был единственным представителем Свердловской области в Пхенчхане, не считая хоккеиста Павла Дацюка. По завершении соревнований журналисты 66.RU встретились с Антоном прямо на тренировке, чтобы обсудить самые скандальные Игры в новейшей истории.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.RU

— Считаешь участие в Олимпиаде пиком карьеры?

— Нет. Это только начало.

— Поясни.

— X-Games (Всемирные экстремальные игры, — прим. 66.RU) намного круче, чем Олимпиада. Это коммерческие соревнования, и туда не попадешь просто так, а только по приглашению. Если тебя туда хотя бы просто позовут, то это уже очень круто. Это будет означать, что ты находишься на высоком уровне. С Олимпиадой в этом плане чуть попроще, на нее можно отобраться.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.RU

— В Южной Корее был не впервые?

— Третий раз. До этого был там два раза на Кубке мира в прошлом и позапрошлом годах.

— Чем корейцы отличаются от русских? Назови главное отличие.

— Вообще, в любой стране свой менталитет. Но в Южной Корее там как-то все… Это очень высокоразвитая страна, там много всяких новых технологий. А люди очень добрые, хорошо относятся ко всем. Не знаю, как к своим, но к иностранцам очень доброжелательны. Там всегда было классно.

— В чем секрет их развитости и продвинутости?

— Мне кажется, они стремятся к тому, чтобы все было проще. Чтобы людям было проще.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.RU

— В России очень редко транслируют соревнования по сноубордингу. Как близкие следили за твоими выступлениями?

— В интернете есть трансляции. Но их, конечно, всегда приходится очень долго искать, потому что они почти все запрещены для показа в России и блокируются. Вообще, это очень странно, почему не показывают. На Олимпиаде в Корее больше всего зрителей было на сноуборде, и именно на биг-эйре. Даже на хоккей столько людей не пришло, сколько пришло на квалификацию сноуборда. А на финал так вообще около 20 тысяч человек пришли, все было занято.

— Корейцами?

— Да там вообще все приехали, весь мир! Я, например, ходил на хоккейный матч Россия — США, там была полупустая арена — сидели только русские и корейцы. А на сноуборд ходят вообще все. Это очень зрелищно. И очень странно, почему в России даже не пытаются людям показать и объяснить, как это круто.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.RU


— После твоего выступления удалось ли тебе посмотреть соревнования других российских спортсменов, может быть, ходил на финал хоккея?

— Нет, я уже улетел. Потому что я в свой финал не прошел, было очень грустно, обидно, потому что рассчитывал я совсем на другое. Улетел на море.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.RU

— На какой спортивный результат ты рассчитывал перед Олимпиадой?

— В первую очередь я хотел исполнить свои трюки. Мы с тренером в Австрии изучили два новых трюка, с которыми можно было занять призовое место, если бы я их хорошо сделал. Первое место, конечно, навряд ли, но второе-третье — скорее всего.

Но трамплин в этом году решили сделать не 25 метров, а 16, из-за большого количества девушек. Из-за этого спортсмены, которые самые топовые в мире, не смогли сделать свои трюки и пройти в финал. Перед соревнованиями было три тренировки, но на этом трамплине сложно было сделать заготовленные трюки. Тут тебе уже должно просто повезти, прям реально наудачу. Твое мастерство здесь уже на втором плане.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.RU

— Наверняка в курсе истории чешской спортсменки, которая завоевала золото в сноуборде, а потом и в горных лыжах, хотя занимается ими всего два года. Судя по ее интервью после победного заезда, она сама не понимала, как такое произошло. У тебя есть объяснение?

— Не знаю… Я на горных лыжах тоже раньше катался, но потом перестал. Мне неинтересно, потому что очень легко. Там все знают, что нужно делать, а сноуборд до сих пор развивается, все тренируются по-разному.

— Юлия Липницкая до того, как завершить карьеру, говорила, что в Свердловской области нет льда для тренировок фигуристов, поэтому она вместе с мамой была вынуждена переехать жить в Москву. Как обстоит дело с твоим видом?

— Тут нужно говорить не только об области. У нас в России вообще нет ни одного трамплина, на котором можно тренироваться. Есть трамплины уровня Кубка Европы, а даже уровня Кубка мира — нет. Приходится постоянно вылетать на тренировки либо в Америку, либо в Европу. Чаще всего в Европу, потому что это ближе и дешевле. В Австрии все всегда рядышком находится, и условия хорошие, мне там уже все знакомо.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.RU

— Но сегодня ведь ты как-то тренируешься в сноупарке на «Уктусе».

— Очень хороший, кстати, парк, в строительстве которого, как ни странно для нашей страны, поучаствовала компания Tele2. Я бы немного поменял местами новые фигуры, но в целом мне они нравятся, очень крутые. Это все прикольно выглядит. Парк очень хорош для тех, кто уже научился чему-то, но пока не готов к серьезным трюкам. Радует, что у коммерческих корпораций появляется интерес к развитию сноубординга и поддержке молодых спортсменов, как это делает, например, Red Bull. Например, 25 марта меня позвали в жюри шоу для всех желающих Jump&Freeze, которое пройдет при поддержке Red Bull и Tele2.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.RU

«Jump & Freeze» - сноубордическое мероприятие, организованное Red Bull при поддержке Tele2, пройдет в Екатеринбурге 25 марта. Суть шоу состоит в том, что участники должны совершить спуск по склону (на лыжах или сноуборде) и прыжок в искусственный бассейн. Принять участие может любой желающий. Жюри оценивает костюмы, трюки и реакцию зрителей в трех номинациях: лучший трюк, лучший костюм, общее впечатление.

— Ты был единственным спортсменом от Свердловской области и отправился в Корею прямо из Австрии, со сборов. Не чувствовал себя каким-нибудь венесуэльцем, который в одиночку должен защищать честь региона?

— На самом деле, тяжеловато… Было бы легче, если бы об этом так много не говорили. Люди это преподносили так: «Вот он едет один-единственный». Ты начинаешь на это реагировать, что должен, должен… Когда начинаешь так думать, у тебя появляется напряг, начинаешь нервничать, переживать.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.RU

— С тобой был твой тренер?

— Тренер со мной не смог поехать. Потому что Федерация сноуборда России не смогла сделать аккредитацию.

— Это как так?!

— Она считает, что со мной должен ездить тренер сборной, а не мой тренер, с которым я всегда занимаюсь. А тренер сборной — не мой тренер. Я его, конечно, знаю, но у нас нет общего языка. Он не знает, где я вообще тренируюсь, за год даже ни разу не позвонил и не узнал, где я тренируюсь, что я вообще делаю.

— То есть, ты был там сам по себе?

— Да.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.RU

— С другими русскими спортсменами общался?

— Я много с кем общаюсь — с бобслеистами, со скелетонистами, есть пара друзей из хоккея, со ски-кросса, с лыж, с других дисциплин сноуборда. Со всеми по чуть-чуть.

— На этой Олимпиаде было много разговоров о допинге. Возможен ли допинг в сноуборде?

— Нет. Здесь ничего не поможет. Доходит до абсурда. Вот этот мельдоний — как, чем он поможет? Витамины «Компливит»?! У меня маленькая сестра их ест. В сноуборде ничто это не поможет, это же акробатическая дисциплина. Ты должен головой думать, а физические качества стоят далеко не на первом месте. Я считаю, что здесь может помочь только какое-нибудь успокоительное, — это максимум.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.RU

— У тебя как часто берут допинг-пробы?

— Перед Олимпиадой, с сентября прошлого года, брали 18 раз.

— А последний раз когда?

— На Олимпиаде, перед выступлением, прямо вечером пришли и сказали: «Пойдем». А вообще, где бы ты ни находился — в России, в Австрии, в Америке, — они прилетают куда угодно.

— Если бы выиграл медаль, то, наверное, еще раз взяли бы?

— Думаю, да. Обычно на соревнованиях, если ты в десятке сильнейших, то допинг-пробы берут у первых трех мест и у одного спортсмена на выбор из первой десятки. Мне всегда везет и у меня всегда берут.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.RU

— И всегда все нормально?

— Конечно. Говорю же, в сноуборде никакой допинг не поможет. А с нервами у меня вроде все в порядке. Я не сильно переживаю, чтобы принимать препараты, тем более запрещенные.

— Кто тебя консультирует, что можно употреблять, а что нет?

— Ну тренер, конечно, всегда смотрит. Когда я его спрашиваю, можно ли употребить тот или иной препарат, он заходит на специальный сайт, там всегда список обновляется. Запрещенных препаратов очень много. Даже капли в нос надо выбирать осторожно, потому что большинство запрещены. Я даже витамины стараюсь не есть.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.RU

Роскомнадзор убил Telegram-бота 66.RU.
Подписывайтесь на резервный канал.