Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Жить нужно столько, сколько поживется

1 мая 2011, 15:43
Интервью с участником Великой Отечественной войны, кавалером ордена Красной Звезды Василием Андреевичем Козловым.

Василий Андреевич слеп. Он потерял зрение в ходе военной операции в Финляндии, но до этого успел поучаствовать в одном из самых важных сражений Великой Отечественной — освобождении Ленинграда.

После войны Василий Андреевич долгие годы проработал на одном из предприятий, принадлежащих ВОС — всесоюзному обществу слепых, и до сих пор жалеет, что, некогда сильная, сейчас эта организация не нужна никому, и в особенности самим слепым, которые предпочитают профессию массажиста рабочим специальностям. Это улыбчивый и очень добрый человек, обладающий громадной силой духа.

Трудовой фронт

Я сам костромской. Как немец пришел, нас всех направили на инженерные работы — строить укрепления, окопы, рвы. Строили вручную. Инструменты — кирка да лопата. Немцы наступали, наши отступали. И мы с ними. А когда немца отшвырнули, нас отпустили домой. Снова призвали в армию уже в августе 1942 года. Я попал в инженерный полк в Ростове-Ярославском. Через полгода нас перекинули под Ленинград.

Синявинские высоты

Когда началась операция «Искра» (бои за снятие блокады и освобождение Ленинграда — прим. автора) я был в составе ленинградского фронта. В составе 13 отдельного штурмового батальона и на самом трудном участке — знаменитых Синявинских высотах. Там я получил ранение. Кругом болота, камыш, ничего не видно. Бегают наши, немцы, кто где — непонятно, и командиры кричат: не стрелять! Разобрались, начался страшный бой. Меня ранило в руку. Я получил орден Красной Звезды — за оборону Ленинграда. Ранение, наверное, сказалось.

Финны — хуже

После поправки остался здесь же, на Ленинградском фронте. Командование начало готовить операцию против финнов. Сформировали штурмовую бригаду. Тактика такая тогда была — все брать штурмом. Я попал в эту бригаду. Пока двигались в сторону финнов, удивлялись — все было уничтожено. Каждый метр железной дороги взорван, транспорт, жилища — все. Представляете, они даже спицы на колесах у телег рубили! Жгли, грабили хуже немцев. Минировали все вокруг — противопехотными, противотанковыми минами. И оборонялись... в Медвежьегорске вот эта гора — Медвежья — была черная вся.

На месте решили устроить учения — поняли, что наскоком взять не удастся, как хотели. Снегу по плечи, а у нас чуть не половина состава лыжи первый раз в жизни увидела. Узбеки вот. Все идут на лыжах, а они в снегу по пояс и волочат их на себе. А финны — как птицы. Вылетел на лыжах, отстрелялся — и нет его. Решили обождать.

Как меня убило

В 1944 году летом, в июне, из-под Петрозаводска выдвинулись к новой границе с Финляндией. Уже знали, как Маннергейм воюет подло, но нам это не помогло. Всем взводом подорвались на фугасе. Двое или трое ранены — остальные убиты. И я убит. А как? Без сознания лежал, глаза выбиты, зубы выбиты, лицо, руки — обожжены страшно. Убит, думали. Пока подобрали, пока перевязали. В первом госпитале фельдшер даже смотреть меня не стала. Во втором осмотрели, перевязали, покормили кашкой, как грудного, сутки-двое я у них пролежал — и отправили дальше в тыл.

День Победы

Через полтора месяца оказался в Свердловске. Тут был госпиталь хирургический, но и глазное отделение тоже — чуть не единственное на страну. Тут я и Победу встретил. Радостно было. Тепло — танцы, кино каждый вечер. Гуляли в парке Павлика Морозова. Мы были молодые, и вся жизнь была впереди... Я потом пролежал еще два месяца и был демобилизован в июне — «по ранению». С первой группой. Доставили меня домой. С транспортом было туго, так везли на быках от станции.

Судьба человека

Встал вопрос — что делать с нами, инвалидами? Это сейчас волокита, а тогда вопросы решались быстро — здесь, в Свердловске, организовали школу, я и поехал. Через четыре года получил, как положено, специальность и вот, работал на кабельном, да собирал электроэлементы для подводных лодок. Все время занимался общественной работой. Был даже членом центрального комитета ВОС. Всю страну объездил. В 1994, когда исполнилось 70 лет, вышел на пенсию. И вот... живу. Жить-то нужно, сколько поживется.

Портал выражает благодарность Государственному областному учреждению «Комплексный Центр социального обслуживания населения Железнодорожного района г.Екатеринбурга» за помощь в организации интервью с ветеранами Великой Отечественной войны.