Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Даже членов нацистской партии от турниров не отстраняли»: Анатолий Карпов — о будущем шахмат без россиян

«Даже членов нацистской партии от турниров не отстраняли»: Анатолий Карпов — о будущем шахмат без россиян
Фото: Антон Буценко, 66.RU
В традиционно спокойном шахматном мире после введения санкций из-за спецоперации на Украине вспыхнул скандал — российских спортсменов отстранили от участия в европейских соревнованиях. Корреспондент 66.RU Дарья Александрович поговорила с международным гроссмейстером и депутатом Госдумы Анатолием Карповым о будущем FIDE, Сергея Карякина и уровне «запретительных законов» в стране.

— Анатолий Евгеньевич, FIDE и Европейский шахматный союз, в частности, ввели запрет на участие сборной России (отдельные гроссмейстеры могут участвовать в международных соревнованиях, но только под флагом FIDE) в турнирах под их эгидой. В связи с этим, каким вам видится будущее российских шахматистов?

— Во-первых, это безобразие. Во-вторых, в шахматах никогда не было политики. Через два года мы должны отметить столетие Международной шахматной федерации (FIDE). Так вот, с такими делегатами мы можем не дожить до столетия.

Учредители организации, их было немного — восемь европейских стран, выбрали правильный девиз, под которым мы жили все эти годы: «Привет шахматистам! Все мы — одна семья». То, что делают сегодня представители европейских стран, — они разрушают наш девиз.

Понимаете, вот закончилась Вторая мировая война, Нюрнбергский процесс признал преступной фашистскую партию. Но никогда не было поползновений отключить от турниров членов нацистской партии. Если человек был военным преступником — он сидел в тюрьме.

А если не был военным преступником, но при этом состоял в нацистской партии — он мог играть в шахматы. Все, что сейчас они творят — чудовищно. В международных шахматах я уже 56 лет и такого безобразия не помню.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— Какие риски для развития FIDE вы видите? Каково ее будущее?

— Я думаю, что они на конгрессе должны принять резолюцию, где прописано, что политика не лезет в шахматы. А принятые сейчас решения несут за собой огромные риски — они разжигают рознь между шахматистами разных стран.

— Это возможно, пока во главе FIDE стоит Аркадий Дворкович (бывший зампредседателя правительства России)?

— Не знаю, сможет ли он это провести. Думаю, что он снова изберется, но решится ли он такую резолюцию принять, вопрос. Но тогда [если резолюцию примут, — прим. ред.] все решения Европейской федерации окажутся дезавуированы. Да, в своем решении об отстранении наших спортсменов они сослались на рекомендации Международного Олимпийского комитета.

Я разговаривал после этого с Дворковичем и объяснял: «Понимаете, рекомендации — это не приказ. Олимпийский комитет приказывать не может — вертикаль нарушена».

— Может, стоит менять руководство FIDE?

— Ну, не знаю. Я считаю, что руководитель должен иметь силу, уважение и авторитет. Тогда он сможет вести свою линию. А когда своей линии у руководителя нет, тогда вот начинаются всякие движения.

— А каким вы видите будущее Сергея Карякина, отстраненного от международных соревнований?

— Ему нанесен огромный моральный и материальный ущерб. Действия Федерации абсолютно незаконны. Но вопрос, где отстаивать интересы. Если бы мы были в США, то, наверное, он мог бы пойти в суд и получить компенсацию в миллионы долларов.

А мы пока в эту юридическую мировую систему не вошли. Поэтому я не знаю, где отстаивать интересы Карякина. Но то, что они попраны, это совершенно очевидно. Я абсолютно согласен с тем, что его принесли в жертву политическим амбициям.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— В интервью «Аргументам и фактам» 2013 года вы заявляли, что «с запретительными законами в стране явно перебор». Прошло девять лет, как сейчас в стране с запретительными законами?

— Их явно больше. Слишком много в стране надзорных структур. Я вчера был в одной из колоний Тюменской области и столкнулся с тем, что раньше был один надзорный прокурор в этой системе и все надзорные функции сводились к нему. А сейчас даже в этой закрытой системе у них несколько надзорных организаций. И надо потратить огромное количество времени, чтобы перед каждой отчитаться. Мне кажется, это перебор. К сожалению, мы от этой слабости не избавились.

Бизнесу сейчас тоже очень трудно, когда со всех сторон… Мы вроде бы защитили и говорим, что плановых проверок временно не будет. Но внеплановых проверок у нас столько, что они подменяют собой все плановые. И формально мы их защитили, но на самом деле ничего не изменилось.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— В том же интервью 2013 года вы говорили, что в плане прав и свобод вам «нормально дышится» в стране. А сейчас как? Нормально дышится?

— Я считаю, что Россия сегодня — одна из самых свободных стран.

— Да? Несмотря на все ужесточения по иноагентам и законопроекты, принятые в связи со спецоперацией?

— Ну, немножко сейчас спецоперация, да. Но понимаете, все время будируются иностранные агенты. А, скажем, при выборах президента Америки, сенаторов или конгрессменов если хоть один доллар попадает от иностранного гражданина или организации, то у кандидата начинаются большие проблемы. У них все это действует.

Но когда мы начали копировать американские законы, чтобы иностранцы не лезли в наши внутренние дела, они завопили. А что вы вопите? Мы с вас взяли пример.

— Вы возглавляете благотворительную организацию «Советский фонд мира». В связи со спецоперацией что-то поменялось в ее работе?

— К нам стало больше обращений, потому что люди хотят помочь и участвовать в восстановлении мирной жизни. Но вопрос в том, что при СССР у нас самих финансовые возможности были несравнимо выше. Тогда мы могли сами утверждать и отрабатывать свои программы.

Сейчас мы зависим от, как сегодня модно говорить, «спонсоров». От участников. И независимо от ситуации в мире мы не можем планировать далеко, потому что собственных средств недостаточно.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Наша миротворческая организация всегда выступала за то, чтобы боевые действия были приостановлены и чтобы люди перестали терять жизни и здоровье.

— Тогда, исходя из целей организации, которую вы возглавляете, вы должны выступать против спецоперации и способствовать ее окончанию.

— Понимаете, спецоперация не может закончиться. Потому что это получится остановка на полпути. Если спецоперация закончится сегодня — на завтра Украина будет крупнейшей натовской базой. И это сейчас не вопрос отношений с Украиной. К сожалению, Украина попала под влияние Америки. И сейчас там решается и судьба России.

Я так понимаю, что у президента Владимира Путина закончилось терпение, когда он увидел, что Украина вооружается и становится в числе врагов РФ. Больше это терпеть было невозможно.

Фото: Антон Буценко, 66.RU