Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Екатеринбургского бизнесмена обвинили в хищении 50 млн рублей у фондов поддержки предпринимателей

14 июля 2022, 18:00
Екатеринбургского бизнесмена обвинили в хищении 50 млн рублей у фондов поддержки предпринимателей
Фото: Анна Коваленко, 66.RU
Бывший свердловский предприниматель и гендиректор ООО «Трэк» Валерий Пониклев в 2015 году, будучи пенсионером, уехал жить к семье в Болгарию. А в 2022 году узнал, что против него в России расследуют уголовное дело о мошенничестве (часть 4 статьи 159 УК РФ). Пенсионеру грозит 10 лет колонии. Эта история могла бы на первый взгляд показаться непримечательной, но Пониклев полностью отрицает свою вину и настолько уверен в своей правоте, что в конце марта 2022 года по своей инициативе вернулся в Екатеринбург, чтобы доказать свою невиновность.

Адвокат Владислав Идамжапов рассказал 66.RU, что в Екатеринбурге его доверитель столкнулся с необъективным расследованием дела со стороны следователя ГСУ ГУ МВД по Свердловской области Александра Порозова, который, к слову, сейчас ведет дело директора Института спорта УрФУ Евгения Шурманова и был в составе следователей по делу основательницы изданий URA.RU и Znak.com Аксаны Пановой в 2012 году.

Обвинение в хищении 50 млн рублей

Уголовное дело Пониклева касается семи эпизодов хищения денежных средств из Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства (СОФПП) и московского Фонда содействия инновациям (в период с 2010 по 2013 годы). Следствие утверждает, что компании Пониклева незаконно получили субсидии из фондов на общую сумму в 50 млн рублей, не демонстрируя конечных продуктов, на которые выделили деньги.

Фото: предоставлено 66.RU Владиславом Идамжаповым

Владислав Идамжапов и Валерий Пониклев (после операции на ноге)

В реальности же, утверждает Идамжапов, компания «Трэк», чьим гендиректором был Пониклев, действительно один раз брала 12 млн рублей у московского Фонда содействия инновациям на разработку аудиовизуальной программы для инвалидов. Компания занималась социально важными проектами.

«Мы готовы представить доказательства, что тот конечный продукт действительно в природе существует. Субсидия была получена на разработку «программно-технического комплекса аудиовизуальной обработки текстовых данных». Наш свидетель, технический разработчик, подтверждает, что ПО, ради которого брали субсидию, существует и внедрено в многочисленные устройства, реализуемые на территории РФ», — говорит Идамжапов.

Фото: предоставлено 66.RU Владиславом Идамжаповым

Те самые технические устройства

Фото: предоставлено 66.RU Владиславом Идамжаповым

По его словам, устройство используется не только инвалидами. Оно позволяет переводить речь в текстовый вид, например, программно-технический комплекс внедрен в информационные терминалы, используемые в аэропортах и на железнодорожных вокзалах.

«Мы говорим, что программно-технический комплекс существует и внедрен в технические устройства. В чем вообще преступление?» — говорит адвокат.

Свою причастность к остальным эпизодам (четыре касаются СОФПП, а еще два — московского фонда) Пониклев отрицает.

Свидетели — судимый предприниматель и бывший полицейский

Идамжапов подчеркнул, что в деле есть более 100 свидетелей, но обвинение фактически строится на показаниях двух из них — бывших знакомых Пониклева (их имена не раскрываются из-за тайны следствия, — прим. ред.). Адвокат подчеркнул, что позиция этих двух свидетелей понятна: они тоже владели фирмами и тоже брали субсидии у фондов, но, понимая, что виновны, решили подставить бизнесмена, решив, что он вряд ли вернется в Россию.

«Они начали давать показания против моего доверителя, думая, что он никогда не вернется, и считая, что ни один здравомыслящий человек не будет подвергать себя репрессиям, прилетая туда, где ждет уголовное дело. Они сгруппировались, согласовали позицию и начали давать показания против моего доверителя. <…> Они говорят, что кто-то вместо них ставил подписи. На очных ставках я задавал им вопросы, заставлял ли мой доверитель эти подписи ставить, они отвечали, что никто к этому их не принуждал», — говорит Идамжапов.

Первый свидетель ранее отбывал наказание в исправительной колонии за мошенничество и за изготовление заведомо подложных документов; второй — бывший оперуполномоченный из отдела по экономическим преступлениям, «который знает, как вести себя на допросах»: раньше он был сотрудником Пониклева, работая начальником службы безопасности и начальником юридического отдела.

«Видимо, в какой-то момент он понял, что может попробовать взять субсидию, но, видимо, сделал это не совсем правильно, а потом решил свалить все на моего доверителя», — добавил адвокат.

Фото: архив 66.RU

По его словам, оба свидетеля являлись гендиректорами и учредителями и сами обращались за получением субсидий, а потом, когда к ним пришли следователи, решили, что им лучше согласовать позиции и начать давать такие показания, которые бы устраивали следствие.

«Если человек понимает, что все следы ведут к нему, он начинает сотрудничать и давать показания в отношении того, на кого удобнее всего «свалить» вину. И они искренне считали, что [Пониклев] не вернется и против него можно говорить все что угодно, будучи уверенным в этом. Первый свидетель вовсе соврал следствию и сказал, что мой доверитель сбежал. Это мы потом документально опровергли. Невозможно сбежать, когда еще до всяких подозрений у доверителя имелись все документы: вид на жительство (ВНЖ), документы семьи на ВНЖ. Эти свидетели решили использовать отъезд Пониклева как обстоятельство собственной невиновности. Более того, ранее судимый свидетель понимает, что, с учетом его преступной биографии, если его привлекут к уголовно ответственности, то срок наказания будет существеннее. Он ранее около трех лет отбыл в колонии. Причины, по которым он оговаривает моего доверителя, вполне понятны», — считает Идамжапов.

По словам Идамжапова, свидетели имеют и другое криминальное прошлое.

«Мой подзащитный рассказал следователю, как эти свидетели были причастны к эпизоду страхового мошенничества. Они занимались получением денег со страховой компании путем инсценирования дорожно-транспортных происшествий, то есть занимались подставными ДТП. Получается, что следователь пытается доказать вину моего подзащитного, ссылаясь на показания свидетелей, у которых у самих большие проблемы с законом и явная преступная биография», — говорит адвокат.

Жалобы на следователя

Защитник Пониклева утверждает, что следователь по делу Александр Порозов ведет себя необъективно и с явным обвинительным уклоном в отношении Пониклева. В связи с чем адвокат подал жалобы вышестоящему руководству, в прокуратуру и дважды просил об отводе следователя.

«Задача уголовного производства по делу в равной степени состоит как в привлечении виновного к уголовной ответственности, так освобождении невиновного. Но следователь воспринял свою задачу однозначно и действует максимально предвзято», — говорит Идамжапов.

По мнению адвоката, на предвзятость следователя указывает ряд его поступков:

  • в нарушение 47-й статьи УПК РФ отказывает в допросе Пониклева по всем 120 листам обвинения, о чем также настаивает бизнесмен. Следователь в ответ на это почему-то заявляет о «злоупотреблении» со стороны обвиняемого. Отказ в допросе — грубое нарушение конституционных прав обвиняемого;
  • отказывает в допросах свидетелей со стороны защиты, заявляющих о невиновности Пониклева;
  • отказывает в проведении очных ставок со свидетелями обвинения;
  • отказывается признавать, что свидетели могут быть в сговоре, учитывая их криминальное прошлое, и отказывается проверять их показания путем прохождения ими полиграфа;
  • следователь не учитывает результаты «детектора лжи», который уже провалил главный свидетель по делу (полиграф показал, что свидетель, который ранее отбывал уголовное наказание, сообщает следователю ложную информацию);
  • следователь несколько раз отказал в назначении почерковедческих экспертиз по уголовному делу, о чем бизнесмен сам настаивает, и так далее.

Всего, по словам Идамжапова, следователю было подано около 40 ходатайств, почти во всех случаях он отказался их удовлетворить.

Адвокат рассказывает, что в деле около 80 томов, и по каждому пункту обвинения стороне защиты и Пониклеву нужно высказаться, но следователь не торопится этого делать.

«Одно дело, когда человек приходит и говорит: «я не виноват, и все», то есть не старается опровергнуть обвинение. А мы, каждый раз приходя на допрос, стараемся аргументированно, по каждому пункту максимально мотивированно высказаться. Если бы обвинение было на двух-трех листах, тогда можно все это было сделать за раз. А когда нужно опровергнуть 120 листов — это другое дело. Это большой труд. К тому же в экономических преступлениях всегда много дат, цифр, на что требуется еще больше времени», — говорит Идамжапов.

Фото: Дмитрий Горчаков, архив 66.RU

Он считает, что следователь отказывает в допросах, так как в ходе них могут всплыть сведения, которые повредят следствию и дело попросту развалится. Поэтому Порозов, по его словам, торопится отправить материалы в суд — все из-за того, что заканчиваются сроки следствия.

«По некоторым эпизодам по уголовному делу выходят десятилетние сроки давности, а следователи почему-то только в последние годы спохватились и начали расследовать. Что мешало следствию расследовать дело в течение последних 10 лет, не доводя до истечения сроков давности? При этом не совсем понятно, почему нет уголовного дела в отношении должностных лиц этих фондов. Раз следствие утверждает, что нарушен порядок выдачи субсидий, то почему не расследуется уголовное дело по факту халатности со стороны должностных лиц фондов? Для этого есть статья 293 УК РФ («Халатность»)», — задается вопросом адвокат.

Ответ полиции

Корреспондент 66.RU обратился за комментарием в ГСУ ГУ МВД по Свердловской области. Заместитель начальника следственной части Главного следственного управления Людмила Коваленок подтвердила, что такое дело расследуется, и подчеркнула, что это происходит в соответствии с нормами УПК.

«Ходатайства, заявления об отводе следователя разрешаются в предусмотренном законом порядке, при этом заявителям разъясняется порядок обжалования принятых по итогам их разрешения решений», — сказала представительница полиции.

Комментировать ход и обстоятельства расследования в МВД отказались, так как время предварительного расследования уголовного дела не завершено.