Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Возвращаемся к контрафакту, пиратству и видеосалонам? Пять вопросов юристу об отмене авторского права

18 марта 2022, 18:10
интервью
Возвращаемся к контрафакту, пиратству и видеосалонам? Пять вопросов юристу об отмене авторского права
Фото: скрин 66.RU
Sony и Microsoft остановили продажи игр, прокатчики убирают премьеры из кинотеатров, в онлайн-стриминги не поступает новый контент, известные бренды — производители одежды тоже заявляют о приостановке своей деятельности.

На этом фоне возникает вопрос, как далеко мы от правовой анархии и можно ли взять дело в свои руки — открыть, допустим, видеосалон, налепить «Puma» на «серые» кеды и «McDonald’s» — на свою шаурмечную? Отвечает Евгений Дедков, адвокат, управляющий партнер КА «Дедков и партнеры».

Фото: предоставлено 66.RU героем публикации

— Правообладатели закрывают офисы в России, Россия в свою очередь выходит из европейских соглашений и договоров. Как будет работать авторское право, оно отменяется?
— Нет. То, что правообладатели закрывают офисы, само по себе никак не влияет на защиту авторских прав. Защитой занимаются представители, юридические фирмы, адвокаты. Юристы работают, а то, что офисы закрылись, на мой взгляд, никак ни на что не влияет.
Соответственно, авторские права никак не прекращаются, как и патентное право и товарные знаки. Если компания уходит с рынка, но поддерживает свою интеллектуальную собственность, выплачивая все необходимые взносы, то ее активы никуда не деваются.

— Но возможны подвижки?
Недавно наделало много шума решение арбитражного суда по Кировской области. Иск был от обладателя товарных знаков мультика «Свинка Пеппа». Компания из Великобритании, и суд в иске отказал, сославшись на свежий указ президента со списком «недружественных стран».
Логика суда такая: указом президента установлено, что Великобритания входит в этот список, компания-правообладатель является ее резидентом, поэтому попытка взыскать компенсации с российского ИП — недобросовестное поведение в текущей ситуации, последовал отказ в иске.

Так что — да: пока интеллектуальные права действуют, возможность их защиты сохраняется, но мы наблюдаем сдвиги в правоприменительной практике, которые вносят определенную корректировку.

— Если я открою видеосалон и буду крутить кино или свой «Макдоналдс» — представитель правообладателя за мной все-таки придет?
— Примеры могут быть разные, но да. Видел тут, как некие товарищи на волне какого-то хайпа стали подавать патентные заявки на регистрацию товарных знаков «Макдоналдс», «Макдак». Но это иллюзия, непонятно, зачем это делать. Свои нематериальные активы правообладатели будут поддерживать. Даже если бы они [McDonald’s] реально ушли с рынка, их исключительные права никуда не денутся.

— Ждать вал контрафакта и пиратства?
Идут разговоры о группах продукции, в отношении которой государство хочет легализовать так называемый «параллельный импорт». Сейчас если зарубежная компания является держателем товарного знака в РФ, то ввоз ее защищенной оригинальной продукции из третьих стран невозможен — интеллектуальные права блокируют возможности такого импорта.
Но в ситуации экономической блокады обсуждается вопрос по какому-то перечню эту преграду убрать.

Но это не пиратство и не контрафакт: пиратство и контрафакт — это подделки, незаконное использование товарных знаков. А «параллельный импорт» — это когда оригинальный товар условной Apple в Россию напрямую импортировать нельзя, но продукция есть в условном Казахстане. Текущее законодательство не разрешает закупать ее там и импортировать сюда для дальнейшего оборота, такой товар фактически приравнивается к контрафакту. Очевидно, будут какие-то подвижки в законодательстве, чтобы это препятствие убрать.

— То есть мы пока не возвращаемся в ту точку поздних советских лет и ранних 90-х, когда полная правовая анархия, какой хочешь логотип на что хочешь лепи и любое кино прокатывай в подвале?
— Безусловно, ситуация в корне изменилась с тех пор. Вся практика как была, так и продолжает оставаться нацеленной на защиту прав законных правообладателей.

Но ситуация продолжает меняться — с оглядкой на тот же прецедент со «Свинкой Пеппой». Юристы этот кейс отследили, и в качестве контрдоводов для истцов (если правообладатель — из списка «недружественных стран») он уже приводится.

Итоги подводить слишком рано, ситуация в плане правоприменения продолжает меняться, но куда конкретно придет — пока сложно судить.