Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Кровь и кашель». Задыхающийся от выбросов Нижний Тагил становится новым центром экопротеста России

17 февраля 2022, 14:03
«Кровь и кашель». Задыхающийся от выбросов Нижний Тагил становится новым центром экопротеста России
Фото: 66.RU
Нижний Тагил, когда-то мощно поддержавший Владимира Путина на президентских выборах и получивший имя «Путинград», становится новой горячей точкой на карте экологических протестов в России. Причина – катастрофическое состояние воздуха, приводящее к массовым отравлениям: в конце января город накрыл смог, люди мучились от кашля и тошноты, у детей носом шла кровь. Росгидромет зафиксировал превышение предельной концентрации опасных веществ в десятки раз. Надзорные органы нашли виновника – Нижнетагильский металлургический комбинат (НТМК), но выписанные ему штрафы вряд ли на что-то повлияют.

В конце января в небе над Нижним Тагилом зависло густое облако, сперва жители подумали, что это обычный туман, но позже стало понятно — происходит что-то не то.

«Ты выходишь на улицу или открываешь окно и начинаешь задыхаться. Люди кашляли, у многих болела голова, — рассказывает корреспонденту 66.RU главный редактор местного информационного портала TagilCity Александра Логинова. — Это облако несколько дней висело над Вагонкой (район Уралвагонзавода) — дышать было невозможно. Когда наш корреспондент Анна Григорьева вышла там на замеры — ее затошнило. Накрыло и мой микрорайон Алтайский. У меня и у ребенка в носу несколько дней во время выбросов была запекшаяся кровь».

Журналисты сделали фотографии и сняли видео, которые распространили через сайт агентства и его соцсети (см. ролик). В ответ читатели стали присылать фотографии, адреса и рассказывать, что у них — та же ситуации. Больше всех от смога пострадали жители Вагонки, Северного и Сухоложского поселков, расположенных наиболее близко к коксохимическому производству Нижнетагильского металлургического комбината.

На публикацию издания отреагировали официальные ведомства — Росприроднадзор и природоохранная прокуратура начали проверки (проверка последней идет до сих пор). В основу разбирательств легли замеры, выполненные официальными органами — Росгидрометом (Уральским управлением по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды) и уральским ЦЛАТИ (Центр лабораторного анализа и технических измерений по УрФО).

Замеры зафиксировали превышение в воздухе предельно допустимых концентраций (ПДК) бензопирена (вещество самого высокого — 1-го класса опасности) в 1,7 раза, а сероводорода (2-й класс опасности) — в 19,8 раза.

Фото: 66.RU

Результаты замеров Уральского управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды.

Журналистов эти показатели не удивили: они с помощью прибора-газоанализатора еще 27 января фиксировали превышение ПДК сероводорода в 17,5 раз. Эти цифры вполне бьются с данными Росгидромета, который в середине января зафиксировал 15-кратное превышение ПДК сероводорода (не говоря уже о превышениях по другим опасным веществам).

Александра Логинова, главный редактор TagilCity:

— Это был не какой-то разовый момент — три-четыре недели ситуация в атмосфере над городом была тяжелая. Просто 30-31 января на это наложились неблагоприятные метеоусловия (стояло безветрие), и весь город все это почувствовал. Весь январь и начало февраля в нескольких районах города были превышения по сероводороду, формальдегиду, бензопирену. В январе из 21 дня замеров на пунктах Росгидромета 18 дней фиксировались превышения. Получается, мы в январе вообще не дышали.

Надзорные органы выявили виновника загрязнений — Нижнетагильский металлургический комбинат (НТМК).

Фото: 66.RU

Журналисты получили данные о превышении ПДК вредных веществ в воздухе раньше публикации официальных данных.

«В результате сопоставления данных сводных расчетов было выявлено, что АО «ЕВРАЗ НТМК» г. Нижний Тагил является основным вкладчиком по выявленному превышению», — говорилось в заявлении Уральского управления Росприроднадзора. Ведомство сообщило, что дважды выписало предприятию штрафы по статье 8.1 КоАП. Их размер не раскрывается, но по данной статье для юрлиц он предусмотрен в размере 20–100 тысяч рублей.

Экоактивисты поневоле

То, что в выбросах обвинили металлургический комбинат, никого не удивило. НМТК — крупнейший в городе завод и один из 12 основных загрязнителей окружающей среды (кроме него в список входят ВГОК, «Уралхимпласт», завод «Планта», «Уралвагонзавод» и другие). Из данных о негативном воздействии на окружающую среду (их подают сами предприятия) известно, что НТМК — основной поставщик в атмосферу Нижнего Тагила многих загрязняющих веществ, в том числе и сероводорода: этот газ образуется при производстве кокса. В 2019 году выбросы составили 73,1 тонны (против 200 кг на все остальные предприятия города).

Фото: 66.RU

Росприроднадзор отчитывался о штрафах, выписанных НТМК.

В медийном пространстве тема загрязнений окружающей среды в Нижнем Тагиле поднимается не очень часто. По этой причине журналисты TagilCity в свое время решили уделять экологической повестке больше времени и внимания. Редакция приобрела прибор «Геолан-1П» — газоанализатор, способный улавливать превышение в воздухе ПДК многих вредных веществ. Каждый день корреспондент издания Анна Григорьева производит замеры — обычно в центре города (на железнодорожном вокзале), иногда, по необходимости, — в других районах города.

Александра Логинова:

— Состояние воздуха в Тагиле в последние годы ухудшалось: у нас был повышенный уровень загрязнений, затем высокий. И мы приобрели этот прибор, чтобы самим видеть картину. Постоянный мониторинг ведет Уралгидромет, но это государственная контора, а наши предприятия хорошо лоббируют свои интересы — у них много своих людей в органах власти. Поэтому мы мониторим сами и ежедневно публикуем данные по замерам на нашем сайте. Благодаря этому люди наконец-то поняли, как на самом деле обстоят дела. Раньше все думали: «Ну грязный воздух — и грязный». А насколько грязный? Другое дело — конкретные цифры.

Газоанализатор пригодился и во время январских выбросов: результаты его замеров четко коррелировали с данными официальных органов, подтверждая картину загрязнений.

Фото: 66.RU

Журналист Анна Григорьева регулярно отбирает пробы воздуха для анализа.

Больше всего редакцию TagilCity радует, что официальные надзорные органы отработали жалобы как должно — зафиксировали выбросы, определили виновника и назначили наказание. Но, по мнению журналистов, все понимают, что штраф даже в размере 100 тысяч рублей для предприятия уровня НТМК незначителен. Чтобы понять, как действовать дальше, редакция решила собрать коллег — экоактивистов из самых разных городов России: Москвы, Омска, Челябинска и Стерлитамака. На днях в Тагиле высадился целый десант борцов за чистый воздух.

Не там меряют

Начать обмен опытом экоактивисты решили с серии замеров в разных районах Нижнего Тагила. С погодой не повезло (она была ветреная), да и с момента смога прошло уже почти две недели, но даже в такую погоду удалось зафиксировать превышения. В частности, в уже упомянутом выше микрорайоне Алтайский прибор зафиксировал пятикратное превышение ПДК по сероводороду, причем не на земле, а на чердаке 10-этажного дома. Этот эксперимент, по словам экоактивистов, наглядно показал, почему, бывает, люди жалуются на загрязнение воздуха, а официальные ведомства заявляют, что все нормально. Они не там меряют.

Элмурод Расулмухаметов, руководитель московского офиса Всероссийского общества охраны природы (ВООП)::

— Мы часто сталкиваемся с изъянами государственной системы мониторинга окружающей среды: она построена на стационарных станциях Росгидромета и Росприроднадзора либо передвижных лабораториях, и они, как правило, забирают воздух с высоты 2—2,5 метра. Но никто из нас на этой высоте не живет: все жалобы идут с этажей выше. Загрязнение [воздуха] — это не то, что распространяется вдоль земли, а то, что летит на высоте. Получается, люди жалуются, а приезжающие станции не фиксируют никаких нарушений. Надзорные органы не врут — они показывают уровень загрязнения там, где они меряют по своим стандартам. Надо требовать изменения системы мониторинга.

Для таких измерений и нужны газоанализаторы, однако стоят они недешево. Так, «Геоплан-1П» — от 120 тысяч рублей. Проще и дешевле оборудовать дома, а также социальные объекты (школы, детские сады, больницы) сигнализаторами (стоят в районе шести тысяч рублей). Внутри устройств — датчик, используемый в промышленной безопасности (примерно с такими приборами ходят шахтеры). Коробочка даст сигнал при превышении ПДК. Правда, лишь по одному из вредных веществ, но хватит и этого: как поясняет эксперт, при выхлопах всегда идет утечка нескольких веществ.

Фото: 66.RU

Сигнализаторы загрязнения воздуха стоят дешевле профессиональных газоанализаторов, но нужную функцию выполняют.

Еще одна из идей Расулмухаметова — организация на предприятиях «зеленых диспетчерских», в которые стекались бы данные и от государственных мониторинговых систем, и от сигнализаторов, размещенных на территории промышленных районов и социальных объектов, что позволило бы техслужбам заводов оперативно реагировать на сигналы тревоги, быстро находить источники утечек и ликвидировать их.

«Если в городе есть утечка, остановить ее нужно как можно быстрее, — говорит он. — Активисты этого сделать не могут, а диспетчер предприятия — может. Я не знаю человека, который бы сидел сложа руки, видя, что там, где живут его дети, пошло превышение ПДК вредных веществ. Нет предприятий, которые специально гадят — они готовы что-то делать!»

Фото: 66.RU

Посты Росгидромета измеряют состояние воздуха только на высоте 2-3 метра.

По данным тагильского активиста Андрея Волегова из региональной общественной организации «Экоправо», наиболее встречающиеся в воздухе Нижнего Тагила вредные вещества — это формальдегид, бензопирен, фенол, цианистый водород, бензол, этилбензол и свинец. По словам Волегова, загрязнение атмосферы оборачивается ростом числа аллергий и бронхолегочных заболеваний.

Фото: 66.RU

Вещества, вносящие главный вклад в загрязнение водуха в Нижнем Тагиле.

Ноу-хау из «горячих точек»

«Еще в 2017 году, по данным Роспотребнадзора, воздух в Челябинске был признан самым опасным, на втором месте оказался Нижний Тагил, — вспоминает экозащитница Наталья Шипицина из Челябинска. — С 2018 года в Челябинске реализуется проект «Чистый воздух», но непонятно, почему уровень снижения [выбросов] обозначен только на 20% за шесть лет? Эти шесть мы чем должны дышать? И почему сразу не поставить цель снизить [выбросы] до безопасного уровня? Мы видим много отчетов по снижению выбросов — на 7%, на 20%, на 36%, но мы не видим, по каким веществам идет снижение. Я направила в декабре запросы в Минприроды и в офис проекта «Чистый воздух» — ответов пока нет».

Еще одна тема, которая объединяет Нижний Тагил и Челябинск, — отсутствие санитарных зон у заводов.

Наталья Шипицина, экоактивист из Челябинска:

— Если эти границы не установлены, то Роспотребнадзор не может выявить нарушения в деятельности предприятия: нет точек, где должны быть нулевые ПДК, и жители, живущие рядом с промзоной, получают вред здоровью, но они не могут этого доказать. Проблема очень характерна для Нижнего Тагила, где санитарно-защитная зона установлена только у одного крупного предприятия (ПАО «Химпласт») — у остальных ее нет.

Активист-эколог Ольга Баландина из Салавата, один из защитников горы Куштау и активист движения «Стерлитамак, дыши!», поделилась опытом, доказавшим свою эффективность в Башкирии, — это звонки жителей в ЕДДС (единую дежурно-диспетчерскую службу) и на горячие линии МЧС — федеральную и республиканскую. Ноу-хау освоили жители Стерлитамака и соседних Салавата и Ишимбая, где расположены несколько крупных химических производств. По словам жителей, иногда после таких звонков ситуация улучшалась буквально за два часа.

«Последняя загазованность была в ночь с 6 на 7 февраля, и когда я позвонила диспетчеру МЧС РФ, он сказал: «Меня ваш Салават уже замучил — звонят и звонят», — вспоминает Баландина. — Я ответила: «Все правильно — мы хотим выжить».

Фото: 66.RU

Превышение ПДК вредных веществ в атмосфере в Нижнем Тагиле фиксируется ежегодно.

Схожая технология — звонки диспетчерам конкретных предприятий: «Башкирской содовой компании», «Салаватского химического завода», «Синтез-Каучук».

«У нас запахи очень специфические, плюс если знать, откуда дует ветер, легко понять, откуда выбросы», — говорит Баландина.

Еще одно место, куда жители Башкирии жалуются при загазованности, — больницы (но это, скорее, вынужденная мера). «У нас уже не раз были случаи, когда люди вызывали врачей — например, в январе многих детей рвало. У меня у младшего ребенка кровь из носа текла, я сама задыхалась так, что вспоминать не хочется, — говорит Ольга Баландина. — Пока не получается, чтобы врач фиксировал это, связывая с выбросами, но мы идем к этому».

По ее словам, экологическая грамотность жителей башкирских городов уже настолько высока, что люди рассказывают друг другу в чатах, какой сегодня режим НМУ (неблагоприятных метеоусловий). В такие дни предприятия должны сокращать выбросы, но по факту не всегда это делают, а контроль за ними со стороны надзорных ведомств недостаточный (всех не проверишь).

Звонок Путину

Наверное, самый показательный опыт, которым один из активистов поделился с коллегами, — поддержка со стороны президента России. Правда, обошлась она ему дорого. Речь идет об экоблогере из Омска Владимире Лифантьеве (он же — Орис Брут), который уже много лет пытается привлечь крупные омские заводы (в основном это предприятия нефтепереработки) к ответственности за выбросы в атмосферу. Летом 2021 года он дозвонился на «Прямую линию» Владимира Путина с вопросом «Сколько можно жить в газовой камере?».

«Я спросил, почему мы не чувствуем изменений по проекту «Чистый воздух» нацпроекта «Экология», — вспоминает Лифантьев. — И пока президент отвечал, я подумал, что у меня, наверное, не будет второго шанса. И говорю: «Владимир Владимирович, у нас есть предприятия, которые по девять лет не выполняют предписания Росприроднадзора». И началось!» По словам Лифантьева, в тот же день его вызвали в Следственный комитет и прокуратуру — разбирательство обернулось уголовными делами, в том числе против чиновников, которые не применяли к нарушителям санкции. Но досталось и блогеру: за год на него семь раз пытались завести уголовное дело.

«У меня было 11 допросов в полиции из-за написанных на меня заявлений в полицию, в том числе — за разжигание ненависти к социальной группе «крупный промышленный бизнес», — вспоминает Лифантьев. Ранее ему прошлось пройти через гражданское разбирательство: одно из крупных предприятий города, Омский завод технического углерода, про выбросы которого блогер еще в 2018 году снял ролик, предъявил ему иск о защите деловой репутации.

Фото: 66.RU

Блогер Владимир Лифантьев (на фото справа) столкнулся с допросами и поучаствовал в многочисленных судах. Только после общения с Владимиром Путиным и поездки в Администрацию Президента, по его словам, жить стало чуть легче.

Дело рассматривалось в арбитраже, суд длился почти два года, состоялось четыре десятка заседаний, но блогер сумел выиграть процесс.

Шесть лет в экозащите — огромный опыт, все омские предприятия Лифантьев изучил досконально и хорошо понимает логику их директоров и хозяев. Она разная. По его словам, есть новые заводы, построенные по современным технологиям, где стоят современные системы фильтрации и особых проблем с выбросами нет. Есть крупные заводы, построенные давно, но при этом их собственники вкладываются в модернизацию — в таких случаях ситуация с загрязнениями меняется в лучшую сторону. А есть предприятия с миллиардными оборотами, которым попросту все равно.

Владимир Лифантьев, экоблогер:

— Когда мы говорим, что предприятие не соблюдает режим НМУ (неблагоприятных метеоусловий), по сути, мы говорим, что предприятие, по мнению законов РФ, должно меньше зарабатывать, в зависимости от погоды. Понятно, что любое руководство завода этому несколько удивляется. То же самое с нормативами на экологию: мы понимаем, что большинство заводов построено в советские или еще даже в демидовские времена, и сейчас, когда им мы говорим: «Вы слишком много выбрасываете — должны выбрасывать меньше», по сути, мы им говорим: «Вы должны потратить деньги не на свои нужды, не на яхты, а на реконструкцию предприятия». Давайте честно: не все готовы это слышать. По сути, всякий раз мы делаем только одно: пытаемся заставить этих людей заплатить больше, чтобы нам дышалось легче.

ЕВРАЗ не виноват

Пока готовился этот материал, стало известно о проверке, которую начали на Нижнетагильском металлургическом комбинате представители Росприроднадзора и природоохранной прокуратуры (проверяющие побывали и на коксохимическом производстве комбината). После этого ЕВРАЗ опубликовал комментарий по ситуации с выбросами в январе 2022 года.

«Превышение сероводорода в 20 раз зафиксировал пост УГМС, который находится на ул. Красная, 4 на расстоянии 2,5 км от комбината, — говорится в сообщении компании. — Зафиксировано однократное превышение в течение двух часов по одному показателю. В то же время основное технологическое оборудование «Евраз НТМК» эксплуатируется круглосуточно и круглогодично в связи с непрерывностью технологических процессов производства кокса, чугуна, стали проката. С учетом этого разовые значительные превышения по отдельным загрязняющим веществам со стороны комбината невозможны. При этом следует отметить, что на расстоянии 10 шагов от указанного поста находится люк канализационного коллектора, а сероводород относится к специфическим выбросам от канализаций или городских свалок».

Фото: 66.RU

Трубы и дым — самый привычный для жителей Нижнего Тагила пейзаж.

В пресс-службе компании ЕВРАЗ сообщили 66.RU, что в настоящее время на Нижнетагильском металлургическом комбинате завершены три из пяти запланированных мероприятий в рамках нацпроекта «Чистый воздух» - это реконструкция двух доменных печей и перевооружение установки сухого тушения на коксохимическом производстве.

«Доменная печь №7 вместе с домной 6 образуют самый экологически чистый доменный комплекс в Европе, - рассказали в компании. – На модернизацию печей ЕВРАЗ направил около $370 млн».

В компании добавили, что в сентябре 2021 в конвертерном цехе была введена в работу новая аспирационная установка миксерного отделения – она заменила пять морально устаревших установок (инвестиции в этот проект составили 270 млн рублей). Запуск новой системы позволит улавливать свыше 96% выбросов, возникающих при переливах чугуна в миксерном отделении, и даст возможность снизить их объем более чем на 32 тонны пыли в год. Кроме этого, на комбинате идут ремонты и модернизация пылегазоочистного оборудования (на «Коксохиме», в доменном и конвертерном производствах) – на эти проекты выделено 3,2 млрд рублей.

«Достигнутый эффект на 13,7% превысил запланированный показатель – выбросы были снижены на 7,5 тыс. тонн при плановом показателе снижения на 6,5 тыс. тонн», - отмечают в компании.

В 2022 году НТМК выведет из эксплуатации градирню конечного охлаждения коксового газа. «Это позволит снизить выбросы еще на 175 тонн в год, - сообщает ЕВРАЗ. - Проект предполагает изменение технологии производства кокса: технологическая вода будет поступать в теплообменник закрытого типа и в специальную водоочистную установку. Контакта с воздухом не будет, что исключает попадание вредных веществ в атмосферу».

Также более четырех миллиардов рублей компания потратит на техническое перевооружение - новую биохимическую установку и внедрение новой технологии производства пека, полностью исключающей выбросы в атмосферу.

«Суммарное снижение выбросов по планируемым мероприятиям составит более 350 тонн выбросов, главным образом в коксохимическом производстве», - сообщает ЕВРАЗ.

Свердловские власти и администрация города молчат о проблемах экологии в Нижнем Тагиле. Мэр Владислав Пинаев, работавший когда-то министром промышленности Свердловской области и прекрасно знающий и производственную ситуацию на НТМК, и экологическую ситуацию в Нижнем Тагиле, пока не сделал ни одного заявления по ситуации с выбросами (66.RU направил ему запрос).

Текст: Андрей Гусельников
Фото, видео, иллюстрации: Андрей Гусельников, Андрей Волегов, портал TagilCity