Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Путь от хулигана до мужчины. Как повар с окраины Екатеринбурга начал воспитывать трудных подростков

1 февраля 2022, 18:07
Путь от хулигана до мужчины. Как повар с окраины Екатеринбурга начал воспитывать трудных подростков
Фото: Ирина Смирнова для 66.RU
Сергея Шунеева подростки района зовут Батей. Пенсионеры шутят, что он – тимуровец. А директор детского дома сказала, что ждала его всю жизнь. Он никогда не отключает мобильный телефон и готов круглосуточно прийти на выручку тому, кто попросит о помощи. Неважно, какой: отсыпать кофе или забрать из отделения полиции. Зачем он увлеченно занимается с теми, от кого большинство людей старается держаться подальше, Сергей рассказал журналисту 66.RU.

«Воспитали дурака без цели и без стремлений»

Для друзей я Шуней. Мне 33 года. Всю жизнь живу на Промкомбинате. Это место между поселками Малый Исток и Кольцово. С одной стороны кладбище, с другой — базы.

Воспитывали меня мама и бабушка. Мужиков в нашей семье не было. Рос дурачком, не учился. Окончил 11-й класс только благодаря маме, которая заставляла заниматься. Хулиганил в разумных пределах. Но грань не переступал и в милицию не попадал.

Всегда увлекался спортом. В подвале дома оборудовали тренажерный зал. Оборудование собирали по свалкам, что-то принесли из дома. Играли в пинг-понг, футбол, лупили грушу, тягали железо.

В спортивный колледж я не поступил. Год отучился на повара третьего разряда. Ушел в армию. Служил в спасательном центре в Подмосковье. В первый же день мне вправили мозги и поставили на место, когда я нагрубил офицеру. Полтора года пролетели быстро. Вернулся и шесть лет работал в общепите. Ни мыслей, ни идей, ни увлечений, ни понимания, что делать дальше.

Фото: предоставлено 66.RU Сергеем Шунеевым

Шесть лет Сергей готовил борщи и котлеты.

Продолжал заниматься спортом. Ездил по любительским футбольным турнирам. Из ребят нашего района, с которыми играли еще в детстве, у нас собралась отличная команда.

Жизнь была как день сурка: деньги на карточку, котлеты-борщи, в свободное время — тренировки, женщины, баня с друзьями. Все устраивало. В 27 лет стали появляться мысли, что пора бы семью, детей. Но не с зарплатой 25 000 – 30 000 рублей.

Работу в ресторане бросил, подрабатывал курьером. Стал крутиться, вертеться, знакомиться с разными людьми.

В 2018 году у бабушки случился инсульт. И вот она мне говорит: «Слушай, я скоро умру. Верю, что тот мир существует. Там меня встретит дед, твои друзья, наши родственники. Они скажут, что мы с мамой воспитали дурака без цели в жизни, без стремлений. Сделай так, чтобы мне было не стыдно перед ними».

Через неделю после этого разговора случается второй инсульт, ее не стало. Я словно часть себя потерял, долго восстанавливался.

Фото: Ирина Смирнова для 66.RU

Сергей Шунеев родился и живет на Промкомбинате. Любит этот район и уезжать никуда не собирается.

Спасение бабы Нади

В то время я помогал одному кандидату в депутаты. В феврале 2018 года он мне звонит и просит съездить в район птицефабрики. По слухам, там, в уличном прилавке, живет бабушка. Надо проверить и помочь.

Вместе с друзьями-спортсменами приехал туда вечером. Сразу нашли ее. Познакомились, пообщались. Баба Надя — адекватная женщина, не спившаяся. Каждое утро подметала ближайшие территории у киосков и магазина. Ей за это платили или кормили. Зимовала под теплотрассой с местными бомжами. Летом ухаживала за чьим-то огородом, там и жила.

Мы тут же привезли ей теплые вещи и договорились встретиться утром, чтобы решить вопрос с временным жильем для нее. Я рассказал эту историю журналистам.

На следующий день вернулись: куча СМИ, а бабушки нет. С трудом нашли ее в неблагополучной квартире, куда баба Надя спряталась от всеобщего внимания.

Фото: предоставлено 66.RU Сергеем Шунеевым

Баба Надя 20 лет жила на улице.

Мне в тот день поступило больше 120 звонков. Люди хотели помочь женщине. Привозили продукты, одежду, лекарства, деньги. Подключилась соцслужба. В тот момент я подумал, что в этом мире еще не все потеряно.

Ее временно поселили в центре социального обслуживания населения Октябрьского района. Это рядом с моим домом. Стал ее навещать. Она рассказала свою историю.

Жила в области. Старший сын в тюрьме, дочь убили, младший сын — подросток. Из-за дочери ей угрожали, и пришлось ночью бежать из дома без денег и вещей. Через несколько дней, шагая вдоль железнодорожных путей, она добралась до Екатеринбурга, где и скиталась 20 лет. Сын попал в детский дом и всю жизнь думал, что мать погибла.

Историю бабы Нади показали в местных новостях, где ее увидел и узнал друг младшего сына. Сейчас у нее все хорошо: живет с родными, помогает воспитывать внуков.

Эта история меня воодушевила. Решил двигаться дальше в этом направлении.

Фото: предоставлено 66.RU Сергеем Шунеевым

Пенсионеры, которым помогает Сергей, часто не могут сдержать слез.

«Возьмите детдомовских под крыло»

Когда мне было 15 лет, очень остро ощущал нехватку рядом мужчины — наставника, отца. В поселке у нас была взрослая компания выпускников Малоистокского детского дома, которые давно остепенились, обзавелись семьями. Все они в свое время играли в футбол и частенько приглашали нас, подростков. После матчей у них были традиционные шашлыки, разговоры о жизни. Мы стали присоединяться. Мужики с удовольствием разговаривали с нами, поддерживали, подсказывали.

Спустя годы, когда мне самому стало 30 лет, ко мне подошел один из той компании и говорит: «Серега, мы вас свое время взяли, уму-разуму научили. Детдомовские сейчас творят, кто что хочет. Подключитесь с друзьями своими, возьмите их под крыло».

Сначала мы с нашими спортсменами ловили их в поселке, когда видели, что хулиганят. Проводили беседы. Они начали от меня прятаться в стенах детдома. В марте 2018 года я пришел к их директору и предложил бесплатно проводить тренировки для мальчишек, общаться с ними. На что получил ответ: «Сережа, я тебя всю жизнь ждала».

Фото: Ирина Смирнова для 66.RU

Сергей Шунеев круглосуточно на связи со своими подопечными.

Мы стали сотрудничать. Два раза в неделю я проводил тренировки: футбол, лыжи, пробежки. После них мы собирались в круг и разговаривали обо всем. Уже через два месяца воспитатели отметили, что дети меняются. Были проблемы с неуважительным отношением к взрослым. Я доходчиво, с яркими примерами объяснял, что это неправильно.

В декабре 2018 года мы с ними выиграли кубок по мини-футболу. Приз был — сертификат на 15 000 рублей. Я на эти деньги купил спортивную форму и рюкзачки каждому участнику команды. Это воодушевило. К нам стали подключаться те, кто раньше не хотел заниматься спортом. Мы стали развиваться.

Позже в детском доме поменялось руководство. С ним общего языка я не нашел, и в апреле 2019 года вынужденно перестал сотрудничать.

Фото: предоставлено 66.RU Сергеем Шунеевым

Каждая тренировка для ребят Малоистокского детского дома заканчивалась беседой с Шунеем.

«Вытащить подростков из криминального мира»

Потом пришла идея собирать вещи для нуждающихся. В моем окружении было много подростков, которым нечего было носить. Я начал обзванивать друзей, знакомых спортсменов. Завел страничку в инстаграме, где начал рассказывать о том, чем занимаюсь. Мне стали писать незнакомые люди, которые хотели помочь. Сборы вещей теперь провожу регулярно.

Часто видел, как по поселку скитаются дети 7–12 лет, собирают железо, сдают его. Никто ими не занимается. В августе 2020 года организовал спортклуб при храме. Мы распечатали и расклеили объявления по поселку. Батюшка выделил нам комнату, где после тренировок мы собираемся, пьем чай, разговариваем о школе, о поведении в классе, об отношениях с родителями. Дети разные: из полных и состоятельных семей и те, у кого только мама или бабушка. Со всеми занимаюсь бесплатно.

Для мальчишек помладше купил мячи и раздал. Пусть своими дворовыми компаниями играют, лишь бы не скитались по подворотням.

В сентябре 2020 года на меня вышел московский фонд. Мне предложили запустить проект по поддержке трудных подростков, детей из неблагополучных семей, детдомовских и тех, кто состоит на учете в полиции. Ребята от 14 до 20 лет. Это самый шальной возраст, когда в голове винегрет и они не знают, чего хотят в жизни. В программу попали 24 человека: четыре воспитанника детского дома, а остальные — наши поселковые.

Я тренировал их, много разговаривал, привлекал к добрым делам. Для начала мы обошли всех местных пенсионеров: рубили дрова, носили воду, чистили снег, чинили заборы, вывозили мусор.

Про нас постепенно узнали. Стали приглашать в область. Отмыли больницу в Бобровском после пожара в рентгенкабинете. Потом помогли с переездом на время ремонта в основном помещении. В Бородулино помогли бабушке с разбором старого дома.

Главная цель была — вытащить подростков из криминального мира, с улиц, где они скитались, выпивали, наркоманили и разбивали друг другу головы. Многие из них были на учете в отделе по делам несовершеннолетних.

Фото: Ирина Смирнова для 66.RU

Сергею часто звонят с предложением отдать вещи для нуждающихся. Он собирает их, сортирует в гараже и раздает.

С декабря 2020 года мы стали поддерживать Черноусовскую школу-интернат, где живут дети с психофизическими особенностями. Первый раз я туда приехал по приглашению знакомой, которая попросила провести для ребят тренировку.

В феврале 2021 года приехали снова. Распределили обязанности: наш друг барбер делал мальчишкам модные стрижки, девушки рисовали с детьми, занимались йогой, я взял группу ребят покататься по лесу на лыжах. Позже приготовил плов на костре. Пели песни под гитару, разговаривали.

Сложилась компания из четырех взрослых, мы стали приезжать регулярно. Я бываю почаще, чтобы просто поговорить с подростками на тему, что можно, а что нельзя.

Фонд многое дал нам в плане развития и поддержки. Через 13 месяцев мы расстались, потому что наши мнения насчет работы с детьми разошлись.

Фото: Ирина Смирнова для 66.RU

Сергей — патриот своего района.

«Любому человеку нужен второй шанс»

Я работаю не только с подростками. Иногда приходится и с родителями беседовать. Один из моих подопечных стал свидетелем конфликта, когда отчим замахнулся на мать. Сработал инстинкт. Парень вступился за родного человека и ударил мужичка. Тот собрался писать заявление в полицию. Мальчишка рассказал мне эту историю, посоветовался, как быть. Приехал, предложил отчиму поставить себя на место пасынка. Все. Понимание произошло. Конфликт исчерпан.

С ребятами на связи в режиме «24 на 7». Они мне могут в 05:00 написать: «Шуней, у меня проблемы. Я в отделе полиции. Забери меня». Или так: «Кончился кофе, скинь из окошка, я подойду сейчас». Никогда не отказываю.

Когда мне начинают твердить, что я вытаскиваю тех, кто не заслуживает этого, то всегда отвечаю: «Любому человеку нужен второй шанс». Если этот подросток в ближайшее время совершит второй проступок, то не буду вмешиваться. Мы сделали все, чтоб он жил нормальной жизнью. Если он не понял, то это его выбор. Второй раз попадется, пусть садится.

Фото: Ирина Смирнова для 66.RU

Сергей мечтает о теплом спортзале, где будут бесплатно заниматься школьники и пенсионеры.

Все мы в разное время совершали какие-то проступки. У многих из этих детей нет мамы, к которой можно было бы прижаться и поплакать, нет авторитетного папы, который бы растолковал и разложил по полочкам, что можно, а что нельзя. Поэтому мы включаемся в процесс. Помогаем.

Благодаря соцсетям про меня узнали родители трудных подростков из других районов города. Звонят измученные, потерявшие надежду совладать со своими неуправляемыми детьми. Я никому не отказываю. Приезжаю, разговариваю. Многие сразу дают понять: «Лысый, ты мне неинтересен. Слушать тебя не собираюсь». Мне не привыкать: могу культурно объяснить, а могу и на их языке — так доходчивее получается. Чаще всего мозг включается, когда начинаю рисовать картинки их будущего, если они не перестанут чудачить.

Фото: Ирина Смирнова для 66.RU

Подростков Сергей воспитывает своим примером.

«Один шанс на 10 000»

После расставания с фондом дело я не оставил. Продолжил заниматься с подростками, но уже самостоятельно. Стал привлекать спонсоров. Многие приходили из социальных сетей с желанием помочь или, наоборот, с какими-то просьбами и новыми идеями.

В 2019-м через общих друзей на меня вышла представитель Русфонда Руслана Трохова. Мы созвонились, она говорит: «Сергей, ты 23 года в спорте и ни разу не сдавал кровь». Я не понимал, зачем это надо. А она объяснила, что могу спасти чью-то жизнь. Через пару дней решил вступить в регистр доноров костного мозга (РДКМ).

Начал интересоваться этой темой, смотреть документальные фильмы. Стал активно продвигать эту тему среди друзей-спортсменов и моих подписчиков. Репостил сообщения Русфонда и РДКМ.

Фото: Ирина Смирнова для 66.RU

В реестр доноров костного мозга Сергей привлек уже более 30 человек.

19 января 2021 года мне сообщили, что я подошел какому-то человеку в Санкт-Петербурге. Это просто чудо какие-то! Один шанс на 10 000. Надо было срочно сдать анализ крови, убедиться, что все хорошо, и срочно вылетать на манипуляцию. Я был очень воодушевлен. Но в итоге ничего не вышло. Причину мне не раскрыли. Решил так: или они нашли более подходящего донора, или нуждающийся умер.

За два года в тему донорства мне удалось привлечь около 30 человек. У меня всегда в машине лежит 10–15 конвертов с анкетами и специальные палочки, которыми с внутренней стороны щеки можно самостоятельно взять предварительный анализ. Эти данные я отдаю Руслане, она переправляет их в Русфонд.

Фото: Ирина Смирнова для 66.RU

Впервые с подачи Сергея в РДКМ вступила целая семья — Никита и Александра Прибавкины.

«Я показываю жизнь окраины»

Многие меня спрашивают, зачем этим занимаюсь. Мама мне говорит, что я общественник по натуре. Получаю удовольствие от того, что вокруг меня сотни людей и круглосуточная движуха. Она уверена, что не смогу сидеть в офисе, руководить целой компанией. Властвовать — это не мое.

Не могу назвать себя состоятельным человеком. У меня есть небольшой бизнес — это интернет-магазин спортивной одежды. Никогда не отказываюсь от подработки, в том числе и курьером. У меня скромная машина, зато нет кредитов и ипотек. Мне хватает.

Главный ресурс — это люди, которые меня окружают. Костяк — друзья детства, спортсмены, которые разделяют мои интересы.

Фото: Ирина Смирнова для 66.RU

Шунея знают и уважают все дети и подростки Промкомбината.

Наша задача — создать в поселке все условия для развития детей и подростков. Чтобы могли проводить время с пользой и не возникало мыслей о криминале и легких деньгах. Верю, что наше дело — во благо, что мы можем влиять на судьбы детей и подростков, менять их жизнь к лучшему.

Иногда мне говорят, что такие, как я, в 90-е годы готовили спортсменов для организованных преступных группировок. Таким отвечаю, что мы вытаскиваем подростков из криминала. Смысл создавать ОПГ?

На страничке в своем инстаграме я не только отчеты о добрых делах выкладываю. Показываю жизнь окраины. Многие подписчики из элитных жилых комплексов до сих думают, что это постановка.

В наше неспокойное время для меня остается загадкой, почему правительство не поддерживает и не развивает тему работы с подростками в детских домах и неблагополучных семьях. Не вкладывается финансово, не предоставляет помещения тем, кто готов с ними заниматься.

Я вне политики. Хочу жить спокойно и чтобы не было войны. Но если вдруг начнется такая же история, как на Украине или совсем недавно в Казахстане, то неблагополучных подростков будут привлекать за тысячу рублей. Они пойдут жечь машины, бить людей. Спроси их, зачем? Ответят: «Пацаны позвали, я пошел». Это массовка. Не думают, что могут посадить, голову разобьют. У них нет ничего святого и терять им нечего. Поэтому важно держать их на плаву.

Пока же у правоохранительных органов возникает ко мне много вопросов, на каких основаниях я занимаюсь воспитанием подростков. Так пришла мысль, что надо оформить официальный статус. Решил зарегистрировать автономную некоммерческую организацию. Сейчас юрист работает над уставом.

Фото: Ирина Смирнова для 66.RU

Сергей на своей страничке в инстаграме показывает жизнь окраин такой, какая она есть.

«Для достижения своих целей готов идти напролом»

С новым статусом пойду в администрацию Екатеринбурга. Буду просить помещение под занятия с детьми. Хочу открыть центр досуга под названием «Дети улицы». Там будет спортзал, простенькие тренажеры, столы для пинг-понга. Сделаю комнату отдыха, поставлю диванчики, плазменный экран, пуфики. Чтобы ребенок после школы сделал уроки, домашние дела и пошел не по улице бродить, а бесплатно заниматься в зале. А еще нужен офис, куда бы приходили на консультацию родители проблемных подростков.

Когда появится спортзал, то буду приглашать неравнодушных профессионалов, чтобы они проводили спортивные мастер-классы не только для подростков, но и для пенсионеров. Все это бесплатно, разумеется.

В свободное время я пишу заявки на гранты, направленные по поддержку молодежи. Но пока ничего не получил. Не стесняюсь обращаться к известным личностям в надежде, что кто-то захочет помочь. Писал Басте, рэперу Честному, Людмиле Фитиной (начальнику Управления по развитию физической культуры, спорта и туризма администрации города Екатеринбурга, — прим. ред.). Но пока никто не откликнулся. У меня никаких внутренних ограничений. Для достижения своих целей готов идти напролом.

Фото: Ирина Смирнова для 66.RU

О своей судьбе Сергей говорит так: «Мой путь — от хулигана до мужчины».

Мы попытаемся перевернуть этот мир. В том числе через связи, которыми постепенно обрастаем. А хороших людей вокруг нас с каждым месяцем становится все больше. Люди подтягиваются, хотят помогать.

Помощь может быть любой. Остановился на дороге, помог водителю скорой колесо поменять. По просьбе женщины, которая подкармливает бездомную собаку, сколотил будку. Купил корма для животных на передержке. Подарил шоколадки окрестным бабушкам на 8 Марта. Раздал килограмм конфет мальчишкам во дворе. Одел мальчишку из неблагополучной семьи, чтобы не прыгал он зимой в дырявых летних кроссовках на три размера больше.

В инстаграме на меня подписано уже более 900 человек. Многие пишут, что никогда не задумывались о том, чтобы помочь кому-то. Мои истории побуждают к тому, что люди переосмысливают свою жизнь. Включаются в тему добрых дел и по своим возможностям начинают что-то делать.

Даже из других городов пишут с вопросом, с чего начать, в каком направлении двигаться. Я всегда даю обратную связь.

Фото: Ирина Смирнова для 66.RU

Название и логотип некоммерческой организации уже разработаны.

Был момент в жизни, когда руки опустились, захотелось все бросить. В тот момент мой друг сказал: «Ты понимаешь, сколько у тебя позади? Сколько пройдено за эти два года. У тебя за спиной столько судеб и жизней… Если сейчас остановишься и переиграешь свою жизнь, то легче тебе не станет. Ты же спортсмен, должен понимать: пока не добежишь до финиша, гонка не закончена». Я обдумывал это несколько дней. Пришло понимание, что несу ответственность за жизни и судьбы ребят, которым взялся помогать. Не брошу это дело. Пока не достиг того результата, которого хотел бы.