Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Никого из-за нас не признали иноагентами». Интервью с директором НКО, стажирующей журналистов в Германии

«Никого из-за нас не признали иноагентами». Интервью с директором НКО, стажирующей журналистов в Германии
Фото: Антон Буценко, 66.RU
В России уже около 10 лет действует закон «Об иноагентах». За это время в черный список попали десятки НКО, СМИ и простых людей. Но жестко его начали применять только с прошлого года. На этом фоне в Екатеринбурге 25 октября прошла конференция для выпускников образовательных программ Германо-Российского форума, организовывающего стажировки для журналистов и молодых руководителей. Эта организация подпадает под все критерии иностранного агента, но таковым ее пока в стране не объявляют.

Германо-Российский форум — НКО, которая организует стажировки для журналистов и молодых руководителей за рубежом, а также конференции, семинары, рабочие группы и дискуссионные форумы на центральные темы отношений двух стран. Во всех этих мероприятиях есть доля иностранного финансирования.

Организация существует за счет членских взносов, политических и частных фондов, а также таких спонсоров, как МИД и Германская служба академических обменов DAAD. В Попечительском совете форума — представители крупного бизнеса от обеих стран. Со стороны России в нем зампредседателя правления ПАО «Газпром» Елена Бурмистрова, глава московского представительства МЕТРО Алексей Григорьев, президент Siemens в России Александр Либеров, председатель Совета директоров ПАО «Северсталь» Алексей Мордашов. Также в его составе исполнительный директор ООО «Роснефть Германия» Бриан Честерман, гендиректор ООО «ФОЛЬКСВАГЕН ГРУП РУС» Штефан Меха.

Все перечисленные люди связаны с государством. И, казалось бы, в связи с действующим в России законом «Об иноагентах» Германо-Российский форум давно должны причислить к иноагентам: организация получает иностранное финансирование и участвует в политической деятельности (это понятие в законе размыто и трактуется очень широко), в том числе в интересах зарубежных источников. Но этого не происходит.

Корреспондент 66.RU Дарья Александрович встретилась с исполнительным директором форума Мартином Хоффманом и поговорила о том, почему «охота» на иноагентов пока не касается их деятельности.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— В рамках Германо-Российского форума проходят стажировки журналистов и руководителей различных организаций на иностранные деньги. Сворачивать эту программу, как я понимаю, вы не собираетесь. Не кажется ли вам, что в связи с действующим в РФ законом «Об иноагентах» вы подставляете этих людей?

— Мы в этом отношении, может быть, немножко наивная организация. Но мы исходим из того, что те, кого приглашаем, своим примером показывают — ничего в нашем сотрудничестве опасного нет. Наоборот, я считаю, что у тех, кто проходит стажировки на Германо-Российском форуме, хорошие перспективы. Смотрите, вот Виктор Кокшаров (ректор УрФУ). Он постоянно сотрудничает с нами. Сейчас он влиятельный человек в Екатеринбурге.

У меня нет впечатления, что он опасается того, что его назовут иностранным агентом. Это просто наш подход. Мы исходим из того, что политика — это политика и нас она не касается. Мы показываем на собственном примере, как эффективно работает гражданский диалог, который мы выстраиваем между двумя странами.

Все войны держались на том, что политики сражались и люди, из-за нехватки гражданского диалога, не любили друг друга. А сейчас у нас налажен очень сильный мостик, особенно между молодежью, через вот такие программы обмена.

Фото: Влад Бурнашев, архив 66.RU

Депутат Госдумы от Свердловской области Андрей Альшевских — один из соавторов закона о маркировке иноагентов.

— С Кокшаровым и другими влиятельными людьми понятно. А за простых людей тоже не боитесь, что их признают иноагентами?

— Я так считаю, потому что за все 30 лет моей работы в Германо-Российском форуме у людей, которые прошли через него, пока не было никаких сложностей. По крайней мере, из-за того, что они были у нас. Может, их по другим причинам объявляли иноагентами и создавали проблемы — это другое дело. Но пока мой опыт показывает, что такого с нами еще не было. Наоборот, много людей, которые прошли через форум — очень успешные.

Вот мы в УрФУ недавно выступали перед 150 людьми — выпускниками форума. Ели бы не пандемия — их было бы 300–500. Все эти люди участвовали в наших программах, и все они — это только положительные примеры нашего сотрудничества.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

В сентябре 2021 года в Екатеринбурге прошел митинг против закона «Об иноагентах». На него пришло 30 человек.

— Да, я вот смотрю, вас поддерживает МИД, в Попечительском совете — крупный государственный бизнес и с той, и с другой стороны. Вот «Газпром», «Роснефть», директор Siemens в России, например. Почему в Совет не входят небольшие компании, которые не настолько зависят от государства?

— Крупный бизнес предоставляет необходимый объем финансирования. Это определенный уровень развития форума и способствования развитию гражданского диалога. А небольшим компаниям сложно поддерживать наше общее направление деятельности и давать такую спонсорскую поддержку.

— То есть закон «Об иностранных агентах» вообще никак не повлиял на форум? Желающих пройти стажировку разве не стало меньше?

— Знаете, сейчас это очень сложно оценивать, потому что политическое напряжение смешивается с пандемией. У нас за последние два года не состоялся обмен журналистами. Только онлайн смогли сделать стажировку. Но это никак не связано с этим законом и политикой. Это из-за пандемии. Сейчас вот это для нас большая проблема, потому что гражданский диалог, который мы выстраиваем, живет на очных контактах. Так что я бы не сказал, что сейчас у нас меньше желающих.

Нет, я не говорю, что вообще нет проблем. Например, несколько немецких НКО в списке иноагентов и теперь не работают в России. Выстраивание гражданского диалога — это всегда большая работа и решение определенных проблем.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Да, в последнее время российско-германские отношения в политическом плане изменились в худшую сторону, но что касается гражданского диалога — тут изменения к лучшему. Это такой парадокс наших отношений. Например, в области программы городов-побратимов и других подобных связей — чем хуже политические отношения, тем лучше гражданский диалог.

Наоборот, мне кажется, что интерес в гражданском обществе в Германии и в России только растет. А проблему, о которой вы говорите, важно, чтобы сами политики решили между собой, чтобы это плодотворное сотрудничество продолжалось. Думаю, что четвертой волны нам не избежать. Но надеюсь, что в феврале-марте 2022 года станет полегче и очные стажировки нормально возобновятся. Сейчас для нас наибольший удар — это не политическое напряжение и закон «Об иноагентах», а «корона».

Но это, конечно, для нас хорошо, потому что становится очень много работы. Но для германо-российских отношений, конечно, это не так. Скажем так, образ России в немецких СМИ сейчас не очень хороший.

— Поэтому для вашей организации важна стажировка именно журналистов?

— Потому что они передают информацию, помогают выстраивать гражданский диалог. То, что вы сообщите, — важно. Поэтому журналисты для нас очень ценны, и с другой стороны происходит то же самое.

Фото: с сайта 123ru.net

В октябре 2021 года в Госдуме по требованию Минюста ужесточили правила работы НКО-иноагентов в стране.

— Окей, а сколько вы потеряли на отмене стажировок и мероприятий за год?

— Не скажу по сумме. Скажем так, у нас в планах было 50–60 очных мероприятий, из них состоялись 2-3, остальные провели в гибридном варианте. Но, честно говоря, у нас доля именно стажировок относительно маленькая. Мы профессиональные менеджеры платформ типа Потсдамских встреч (российско-германская конференция по вопросам политики, экономики и общества, собирающая участников высокого уровня для обсуждения актуальных вопросов взаимодействия РФ и ФРГ), разных конференций и общественно-политических мероприятий. Это для нас сейчас самое важное.

— Последний, но самый главный вопрос, который поможет сделать вывод из сказанного. Почему, на ваш взгляд, и сам форум, и людей, проходящих у вас стажировку, до сих пор не признают иноагентами?

— Я просто думаю, что пока и российское, и немецкое государства заинтересованы в таком диалоге. У нас выстроены хорошие, доверительные отношения: и немцы, и русские знают, что Германо-Российскому форуму можно доверять.

Фото: Антон Буценко, 66.RU