Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Шесть отчаянных попыток усадить себя за работу. Опыт борьбы с прокрастинацией по методу великих писателей

Шесть отчаянных попыток усадить себя за работу. Опыт борьбы с прокрастинацией по методу великих писателей
Фото: Антон Буценко, 66.RU
Стивен Кинг и Дэн Браун явно знают то, чего не знаю я. Иначе как у них получается столько работать? В рамках эксперимента над собой я выбрала шесть ритуалов, которые выполняли (и выполняют) известные писатели, чтобы найти вдохновение. Предполагалось, что это поможет мне перестать откладывать дела на завтра. Ха.

Иногда в свободное от работы время мы — редакция 66.RU — ставим эксперименты над собой: пробуем всякое разное удивительное, чтобы стать лучше или, например, сделать свою жизнь интереснее или просто веселее. И мы подумали, почему бы не рассказать вам об этих наших экспериментах? Так мы сможем познакомиться чуть ближе, ну и вообще, такой персональный опыт вполне может оказаться полезным кому-то из вас.

Я прокрастинатор. На моей работе это не сказывается, потому что в противостоянии «прокрастинация против гиперответственности» побеждает второе. И если я знаю, что от меня зависит кто-то или что-то, я буду работать быстро и много. Проблемы начинаются, когда мне нужно сделать что-то для себя лично. Особенно если речь о буквах: рассказы, сценарии и все остальное, за что я не могу себя усадить.

Для эксперимента по борьбе с прокрастинацией я выбрала шесть ритуалов и привычек великих писателей, которые должны были помочь сконцентрироваться на работе, найти вдохновение и перестать откладывать дела на потом. Потому что писатели явно в этом понимают больше, чем многочисленные коучи и авторы видеокурсов. Для чистоты эксперимента после каждого ритуала я давала себе на текст два часа, а результат измеряла в количестве написанных слов.

Гнилые яблоки Фридриха Шиллера

Чемпион по странным писательским ритуалам — безусловно, Шиллер. Его современники рассказывали, что он хранил в письменном столе гнилые яблоки и, садясь за работу, выдвигал ящик с фруктами, чтобы запах стал сильнее. Не знаю, сколько нужно ждать, пока красивые магазинные яблоки сгниют, поэтому я попыталась ускорить процесс и сразу купила отвратительные. В ларьке рядом с домом. В коробке с надписью «Уценка». По 30 рублей за «Да хоть все забирай!».

Забрала. Но они все же оказались недостаточно гнилыми, так что пришлось оставить их умирать в миске на несколько дней. И вот однажды, вернувшись домой с работы, я с порога почувствовала, что для эксперимента все готово.

Фото: 66.RU

Начиналось все очень хорошо. Сладковатый запах гнили быстро перестал раздражать, я с ним сроднилась, писалось легко и быстро. За час я написала 508 слов. А потом случились важные новости, пришлось все бросить и садиться делать более срочную работу. Специфичные вкусы Шиллера, как оказалось, можно понять, принять и даже найти в них пользу. Одного не хватило — совета выключить мессенджеры.

Итого: 508 слов.

Постоять за Владимира Набокова

Набоков был одним из тех, кто предпочитал работать стоя. Если не постоянно, то хотя бы иногда. У такого метода много последователей, и я сидя аплодирую им всем. Потому что меня категорически не хватило на два часа стояния за ноутбуком. Я сдалась минут через 30.

В общем, я встала работать, и мне сразу стало жарко, пришлось открыть окно. Потом стало холодно, и я его закрыла. Потом я переминалась с ноги на ногу, два раза уходила в другую комнату, чтобы размяться, и никак не могла настроиться на текст. И это только первые 10 минут. Еще через 10 минут я поставила одну ногу на стул. Помогло, но ненадолго. Накатила усталость. Я оправдала сама себя тем, что сейчас вечер после рабочего дня, а накануне я речипировалась, поэтому чего я вообще от себя хочу?

Такие оправдания меня устроили, и я пошла полежать, договорившись сама с собой, что через пять минут встану и продолжу. Проснулась через полтора часа, как раз к концу эксперимента.

Итого: 267 слов.

50 чашечек кофе господину Бальзаку!

В интернетах ходят страшные слухи о том, что Оноре де Бальзак мог выпить до 50 чашек кофе во время работы над романом. Смерть от передозировки кофеином в мои планы не входила, так что я просто решила выпить столько, сколько смогу за два часа. Я осилила 5 чашек.
Сначала дело шло довольно бодро, я писала и даже почти не отвлекалась. Перерывы делала, только чтобы налить еще кофе. На третьей чашке бодрость стала какой-то нездоровой, хотелось срочно встать, куда-то пойти и что-то сделать руками. Я начала чаще промахиваться мимо клавиш, ворд бесил красными подчеркиваниями и приходилось все время возвращаться, чтобы исправить опечатки.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

На четвертой чашке голова стала работать быстрее остальных частей тела, руки не успевали за ходом мыслей, а они тем временем скакали туда-сюда, и текст получался не очень связным. Кроме того, вмешивались размышления о совершенно посторонних вещах. Что-то о пятом «Бонде», разводе Яшина с Мусаелян и третьем сезоне «Сексуального просвещения». А где-то на задворках сознания Адель пела Skyfall.

На пятой чашке сердцебиение начало ощущаться так отчетливо, что стало совсем тревожно. Голова немного закружилась, а руки подрагивали, как после очень интенсивной тренировки.

Итог: 1189 слов. Успокаивалась я часа полтора.

Шарлотта Бронте и ведро картошки

Монотонную работу для поиска вдохновения использовали многие. Шарлотта Бронте чистила картошку. Колетт давила блох у своих кошек или ходила по дому, отлавливая мух. Кошки у меня нет, а для полноценной интеллектуальной разгрузки мне бы понадобилось не меньше ведра картошки (а я столько и за год не съедаю). Так что в качестве нудной работы я выбрала мытье обуви.

Пока я начищала подошву «Фери» (привет лайфхакам из ютуба), я старалась ни о чем не думать. Но внутренний голос не затыкался и в лицах разыгрывал прошлонедельные диалоги с десятками разных концовок.

Когда я наконец закончила с обувью и села писать, процесс пошел быстро. Энтузиазма хватило минут на 40. После я начала отвлекаться на новости в телеграме, на сообщения в соцсетях. Потом вспомнила, что надо заказать чехол для телефона. Полтора месяца руки не доходили, и вот сейчас, кажется, самое время.

Итог: 736 слов.

Перевернутый Дэн Браун

Автор «Кода да Винчи» как-то признался, что борется с творческим кризисом, подвешивая себя вниз головой. Дэн Браун говорит, что так он расслабляется. Причем чем дольше он висит, тем больше потом пишет. Окей, Дэн. Попробуем.

Писатель висит вниз головой на специальном тренажере в своем спортзале. Мне на покупку собственного спортзала немного не хватило, поэтому пришлось обходиться подручными средствами. Я свесилась с кресла и засекла пять минут. К голове прилила кровь, стало тяжело. К концу пятой минуты я немного привыкла к такому положению, но все равно не скажу, что мне понравилось.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Когда я вернула голову в обычное положение, стало плохо. Очень плохо. Мой вестибулярный аппарат, конечно, сильно меня подвел. Я села за ноутбук и… ничего. Полная пустота в голове, ни одна мысль даже мимо не пробежала. Вообще не помню, чтобы когда-нибудь со мной такое было. Спасибо, Дэн, отличный способ очистить голову.

Итог: 0 слов.

Чизкейк от Стивена Кинга

Последний день эксперимента выпал на вторник, и мне нужно было выбрать из двух оставшихся вариантов. Первый — это Стивен Кинг и его чизкейк. Король ужасов как-то обмолвился, что перед работой он всегда съедает именно этот десерт. Второй вариант был от Уильяма Фолкнера. Автор «Шума и ярости» во время работы пил виски. Вообще, хотелось протестировать метод Фолкнера. Но ведь вторник. Да и проводила я уже такие эксперименты, что уж там. Так что чизкейк.

Писать на полный желудок довольно тяжело. А главное, что после еды страшно лень что-то делать. Вдохновение я точно не поймала, только желание спать. Так что работа шла без энтузиазма. Я честно высидела два часа, периодически шатаясь по дому, наливая себе чай и читая мессенджеры. Наковыряла несколько идей, настучала немножко текста и закончила на этом.

Итог: 326 слов. От объемов, которые выдает Стивен Кинг, это ну очень далеко.

Мы сегодня многое поняли

Собирая этот текст по кускам и анализируя, как прошла моя борьба, очень смеялась над собой. В процессе мне казалось, что я вполне молодец, а неудачи... Ну бывает, что. Так сложились обстоятельства.

На деле физические попытки усадить себя за работу оказались малоэффективными — все-таки надо давить на совесть и чувство ответственности, потому что магия вне Хогвартса все равно не работает. Единственное, что правда дало результат, — это залить в себя литр кофе и работать на кофеиновом движке, пока не затрясет. Но это лучше оставить на крайний случай, когда перестанут помогать гнилые яблоки.

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU