Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Чем может гордиться Екатеринбург? Экскурсия от специалиста по городскому планированию Аркадия Гершмана

13 октября 2021, 10:00
Чем может гордиться Екатеринбург? Экскурсия от специалиста по городскому планированию Аркадия Гершмана
Фото: Игорь Черепанов, для 66.RU
В Екатеринбург приехал известный столичный блогер Аркадий Гершман, который популяризирует урбанистику в своих соцсетях. В Ельцин Центре он прочитал лекцию о том, как должны быть устроены улицы, а после этого погулял по ним с корреспондентом 66.RU. Особенность прогулки заключалась в том, что мы попросили Гершмана забыть о недостатках города (редакция и горожане о них прекрасно осведомлены) и, наоборот, — показать, чем, по его мнению, должны гордиться екатеринбуржцы.

В Екатеринбурге Аркадий Гершман бывает довольно часто. По его словам, город выделяется на фоне других российских миллионников — в Екатеринбурге богатая культурная повестка, здесь дорожат наследием, а новая архитектура — продвинутая.

Ельцин Центр

Фото: Игорь Черепанов, для 66.RU

— Ельцин Центр — одно из самых нетипичных мест. В России было не так много президентов, поэтому музей, посвященный первому из них, вызывает интерес. К тому же тут проходят самые разнообразные события, не связанные с личностью Бориса Ельцина. Хорошо, когда в городе постоянно происходит движ. Так не везде.

Екатеринбург — один из немногих городов, где регулярно проводятся мероприятия, привлекающие разных экспертов. Сюда съезжаются люди из разных стран. Их общение неизбежно сказывается на мироощущении местных, предотвращает застой, когда город начинает вариться в собственном котле, закрывается от всего мира.

А когда есть насыщенная культурная повестка, то люди не мыслят категориями «мой город». Для них есть мир, а Екатеринбург — важная часть этого мира. По крайне мере, в масштабах страны — точно. Такое мышление дорогого стоит.

Скайлайн

Фото: Игорь Черепанов, для 66.RU

— Екатеринбург с точки зрения архитектуры — солянка. Не в плохом смысле слова. Если солянку приготовить из качественных продуктов, получится вкусно. Так же и с Екатеринбургом. Он уникальный, его нельзя спутать с другими городами.

Да, не каждый дом — архитектурный шедевр, но здания бывают разные. Есть та застройка, что формирует образ, становится достопримечательностью. А есть фоновая застройка, которая нужна в том числе для того, чтобы знаковые объекты лучше раскрывались.

На архитектурное разнообразие стоит смотреть как на преимущество. Потому что здесь не все так безнадежно, как во многих других городах, где скайлайн полностью испоганили еще в девяностые годы.

Белая башня

Фото: Игорь Черепанов, для 66.RU

— Белая башня — это не только про конструктивизм, но и пример гражданского общества, горожан, которым не плевать на свой город. Пример ответственного подхода к своему месту и пример того, как люди могут влиять на то, что происходит вокруг.

Белая башня долгое время стояла заброшенной, обрастала мусором и превратилась в общественный туалет. Сейчас неравнодушие ее спасает. В результате деятельности арх-группы Podelniki и других городских активистов по спасению локальных памятников у горожан появилось понимание важности конструктивизма. Они придали новую ценность этому стилю, и сейчас он является одним из символов города.

Еще 20 лет назад никто и не думал, что конструктивизм или авангард представляют ценность. В почете была парадная старая архитектура с лепниной и колоннами, и почему-то умалчивалось, что архитектура отражает быт, историю и приоритеты своего времени.

Крупные образцы советского авангарда, такие как гостиницы «Исеть» и «Мадрид», продолжают загнивать. Чтобы здания начали жить заново, для них нужно придумать новые функции и привлечь интерес бизнеса. Провести ревитализацию таких больших зданий — дорого. Это требует нетипичного социокультурного программирования места, а также расчета экономики.

Например, в Нижнем Новгороде недавно привели в порядок Судейскую вышку гребного канала. Внутри открыли магазин сувениров и кафе. Чтобы место ожило и было окупаемым, рядом перестроили набережную: сделали велосипедную и беговую дорожки, установили новые светильники, восстановили трибуны и провели работы по озеленению.

Фото: страница Nizhny 800 в соцсети Facebook

На Урале есть хороший пример оживления места с помощью тактического урбанизма. Я имею в виду старинный завод Турчаниновых – Соломирских в Сысерти. Ребята привлекают внимание к зданию, но когда встает вопрос о том, что делать с заводом, наступает молчание. Есть понимание, что если ничего не делать, то памятник развалится, а от этого Сысерти точно лучше не станет.

Поэтому есть вопросы, как его восстанавливать, что там разместить, чтобы это жило и приносило прибыль не в рамках выходных летом, а постоянно.

Фестивали

Фото: Игорь Черепанов, для 66.RU

— Культурная повестка — фишка города. Фестивали стрит-арта, Уральская индустриальная биеннале современного искусства и многое другое… Это история про смыслы и подсвечивание острых городских проблем.

Например, «Карт-бланш» заявляет о праве на город. Считается, что признак благоустроенного города — чистые, неразрисованные стены. Но почему я не могу выразить свое недовольство таким способом? У художников сложилось понимание, что нельзя портить памятники архитектуры, что есть куча подворотен, которые за счет искусства, наоборот, начинают оживать.

То, что Екатеринбург одна из столиц стрит-арта, — дорогого стоит. Каждая работа — это, по сути, обновление городской среды. Гуляя по городу, можно заметить, как он живет, как меняется. Часто это занятное наблюдение.

Фото: Игорь Черепанов, для 66.RU

С другой стороны, существует вандализм, который полностью искоренить не получится. Ну только если мы не перейдем в состояние условной Северной Кореи, где за такое обрубают руки. Не хотелось бы, чтобы до этого дошло.

А можно не бороться с художниками, а предотвращать вандализм. Например, если есть пустая стена или строительный забор, то их точно разрисуют, ведь это белый холст для художника. Можно не дожидаться тэгов, а самим нанести на них паттерн, «забить» место.

Архитектура

Фото: Игорь Черепанов, для 66.RU

— В Екатеринбурге неплохая ситуация с застройкой. Если вы девелопер из любого регионального центра, то сюда можно ехать перенимать опыт. В целом здесь понимают, как строить не нужно. Во многих других российских миллионниках, Казани например, все еще появляются здания, как в девяностые годы: с парковкой вместо зеленого двора и дешевой облицовкой фасадов. В итоге дома выглядят как 25-этажные теплицы.

А в Екатеринбурге, например, располагается штаб-квартира РМК по проекту бюро Нормана Фостера. Здание с архитектурой мирового класса, которое тем не менее не стало новой достопримечательностью. Как мне кажется, у горожан не выработалось четкого отношения относительно роли РМК в контесте развития города.

К тому же на офисник можно смотреть с разных точек города, но нельзя взаимодействовать: интерьеры закрыты от обывателей, здание никак не влияет на жизнь горожан. «Смотри, но не трогай», — не та декларация, которую хочется иметь в Екатеринбурге.

За современными зданиями стоит продвинутая культура девелоперов, понимание, зачем нужны хорошие архитекторы и правильные градостроительные приоритеты, которые минимизируют расползание города вширь за счет сельскохозяйственных земель на окраинах.

Да, в Екатеринбурге есть Солнечный и Академический, но в других миллионниках таких проектов будет не два, а десяток подобных. Там не принято вкладываться в центр города, создавать хорошую архитектуру и делать благоустройство. Выгоднее перенести стройку в поля и больше заработать.

Фото: Игорь Черепанов, для 66.RU

В городе всегда будут существовать конфликты, поскольку город — это место пересечения интересов разных групп. Когда мы строим огромные микрорайоны на окраинах, не обеспечивая их дорогами, общественным транспортом (а от этого возникают проблемы с экологией и повышенная аварийность), — это тоже городской конфликт, просто он считывается не так явно, как стройка под окнами. Он менее выражен, но для долгосрочного развития города это ничем хорошим не закончится. Исправлять такие градостроительные ошибки долго и дорого.

Когда разрабатывается девелоперский проект, следует подумать, как новое здание может сделать Екатеринбург или часть Екатеринбурга лучше. Как его вписать в существующий квартал? К примеру, когда начали появляться новостройки вдоль улицы Бориса Ельцина, этого представления у инвесторов не было. Каждый из них обращал внимание только на свой участок и не учитывал окружающую застройку. Получилось мертвое пространство, вдоль которого нет ни витрин, ни стрит-ритейла, и вы идете мимо ничего.

Другая ошибка в том, что квартал, где сконцентрирована деловая застройка, вымирает по ночам и по выходным. Чтобы этого избежать, во всем мире исповедуют концепцию mixed use, когда есть и жилье, и рабочие места, и торговые площади. Такой принцип был распространен в XIX и начале XX вв., до того, как города начали строить спальные микрорайоны.

Строгое разделение города на функциональные зоны до добра не доводит. Можно вспомнить Роттердам, который в послевоенные годы застраивался по американской модели — с даунтауном в центре и низкоплотными кварталами вокруг. Это привело к тому, что там стало опасно гулять по вечерам. Они по сей день исправляют свои градостроительные ошибки полувековой давности.