Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Смогла победить рак, стала спортивным инструктором и теперь помогает онкобольным. История Ирины Вдовиной

24 октября 2021, 17:00
Смогла победить рак, стала спортивным инструктором и теперь помогает онкобольным. История Ирины Вдовиной
Фото: Антон Буценко, 66.RU
Ирина Вдовина почти 20 лет проработала в банке, была советником президента, а потом в 52 года решила стать инструктором по йоге. Но узнала, что у нее рак молочной железы. С мечтой пришлось попрощаться. Зато спустя время появилась новая. Теперь она профессионально занимается северной ходьбой и помогает онкопациентам проходить реабилитацию и переживать диагноз. Историю женщины 66.RU рассказывает от первого лица.

— Я всю жизнь была активной: занималась фигурным катанием, лыжами, йогой. Работала в банке, была советником президента по информационным вопросам. Но в 2009 году у меня нашли рак груди. Это произошло на плановом осмотре. У меня мама тоже болела, так что была онконастороженность. И я постоянно ходила на обследования.

Как только мне поставили диагноз, было ощущение, что мир рухнул, а жизнь закончилась. Первый вопрос, который я задала врачу, — а смогу ли я заниматься йогой? Я в то время мечтала сменить сферу деятельности и стать​ инструктором по йоге, ей я занималась много лет.​ На инструкторские курсы я пошла, когда мне было 52 года.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Врач тогда ответил, что не стоит продолжать занятия. Я расстроилась и ушла. А потом поняла, что да, если я столько лет занималась йогой и она мне не помогла, то стоит, наверное, что-то изменить. Тогда вообще было опустошение полное. Я мрачные стихи писала.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Я несколько раз обращалась к психологам, но​ они не помогали, а только усиливали ощущение, что все бессмысленно.​ У меня муж, трое детей.​ Детям​ я​ не сразу сказала, что у меня рак. А только через три месяца, когда нужно было уже в больницу ложиться. Я собрала их в кафе и объявила: у меня есть для вас две новости: одна плохая, вторая хорошая. Первая — у меня рак. Вторая — в начальной стадии.

Я тогда искала в интернете информацию, но ее было очень мало. Узнала, что в Копенгагене реабилитацию женщин с раком молочной железы проводят при помощи ходьбы с палками. Мне как лыжнице со стажем идея понравилась, я купила первые попавшиеся неправильные палки и стала ходить.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Такой спорт врачи одобряли. Я еще много педали крутила на велотренажере, который дети подарили, и в итоге химиотерапию, лучевую терапию, таргетную и гормональную прошла легче, чем многие, я знаю, что после лечения кто-то, например, набирал вес. А я его смогла удержать благодаря физкультуре.

В России на тот момент я нашла только две школы, которые обучали скандинавской ходьбе. В 2012 году я прошла обучение на инструкторских курсах в Москве, а​ с 2013-го уже сама обучала инструкторов. Через три года появилась Федерация северной ходьбы как вида спорта и я стала​ председателем регионального отделения.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Параллельно я принимала участие в тренингах лидеров онкосообщества по поддержке пациентов.​ Однажды на одном из семинаров я подумала, что​ хорошо бы на занятиях по северной ходьбе с онкопациентами занимались инструкторы —​ бывшие пациенты.​ То есть подготовить​ инструкторов​ из людей, у кого болезнь в ремиссии. Потому что полностью понять, через что в этот момент проходит человек, может только тот, кто это испытал. Это называется равный инструктор. В России и за рубежом​ есть такое движение: «Равная — равной».

​У врачей же огромное количество пациентов, и​ они успевают​ только по лечению рекомендации давать. А человеку нужно поговорить о том, как жить дальше. Я, например, столкнулась с тем, что у людей какие-то неправильные​ представления о лечении онкозаболеваний. Мне говорили: ты что, с ума сошла, химию делать, ты же не станешь прежней! Волосы потеряешь и соображать будешь хуже. Но я своим примером показываю, что это не так.

Фото: из личного архива Ирины Вдовиной

В итоге после нескольких лет​ я решила заняться помощью женщинам в восстановлении после лечения рака.​ Я ушла с поста председателя регионального отделения по северной ходьбе, прошла переподготовку на базе высшего образования, и теперь я специалист по адаптивной физкультуре.

Уже почти три года работаю инструктором в благотворительной организации «Вместе ради жизни». И благодаря тому, что мы выиграли грант фонда Потанина, мы теперь можем заниматься с онкопациентами северной ходьбой и лечебной физкультурой, будем готовить​ инструкторов для Свердловской области, пишем методические материалы, и в конце мая 2022 года​ у нас запланирован массовый​ фестиваль северной ходьбы «Радость жизни».​

Фото: из личного архива Ирины Вдовиной

Для выздоровления нужно социализироваться, позитивный настрой действительно помогает, кроме того, уже доказано, что занятия спортом продлевают жизнь и помогают бороться с болезнью. На занятиях у нас всегда хорошая атмосфера. Про рак практически не говорим.

И про смерть не говорим. А зачем? Да, люди уходят, ушло много тех, с кем я​ познакомилась за время лечения. Но это неизбежно. Потому что рак — это такая болезнь, от которой нельзя вылечиться полностью, можно только​ войти в стойкую ремиссию.​ Человек может лечиться даже самыми передовыми методами, и все равно может быть печальный результат. Это как рулетка. Рецидив может случиться и через 10, и через 20 лет. Но со временем привыкаешь жить с этим. Здоровый человек тоже может завтра заболеть, просто мы больше об этом знаем. Но увеличить шансы на длительную​ ремиссию​ в любом случае можно. Этим мы и занимаемся.