Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Шутящие на злобу дня сильно рискуют». Комик Дмитрий Романов о юморе в современной России

«Шутящие на злобу дня сильно рискуют». Комик Дмитрий Романов о юморе в современной России
Фото: Григорий Постников, 66.RU
В России в последние несколько месяцев ужесточается государственная цензура по отношению к юмору. В августе Владимиру Путину пожаловались на то, что образ Снежаны Денисовны из «Нашей Russia» «разрушает образ учителя и школы в целом», в этом же месяце комику из Белоруссии Идраку Мирзализаде запретили въезд в Россию из-за шутки про русских. Позже суд разрешил комику временно остаться в стране до принятия окончательного решения. Но тенденция налицо — подтянуть статью при желании силовики сейчас могут практически к любой шутке. Корреспондент 66.RU поговорил с популярным комиком Дмитрием Романовым о цензуре в юморе и узнал, начал ли он переписывать или отказываться от каких-либо шуток из-за страха перед возможным преследованием.

— Дмитрий, после скандала с комиком Идраком Мирзализаде вы почистили свой репертуар, переписали какие-либо шутки?

— Нет, я не чистил свой репертуар и никакие шутки не переписывал. У меня довольно добрый юмор, не направленный на оскорбление. Да, есть комики, которые шутят на острие и видят свою миссию в этом — быть резонаторами. Я не такой. Мне никогда не хотелось шутить на те темы, которые могут кого-то обидеть.

— На ваш взгляд, шутка Идрака действительно была оскорбительной и на грани?

— Я не помню ее полностью. Но, будучи нерусским, в России шутить про русских, что они какие-то не такие, — достаточно смело. За это я Идрака уважаю. Вообще мне эта ситуация, конечно, не нравится. Но лезть на рожон или быть аккуратным — это выбор каждого. Есть еще примечательный момент, что та программа, в которой он шутил, называется «Разгоны», и это не готовый материал. Там комики обсуждают какие-то идеи и на ходу разгоняют. Поэтому это вдвойне странно. Могу сказать, что в нашей тусовке многие любят Идрака.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

— Нет ощущения, что сейчас в России опасно и даже бесполезно быть комиком? На мой взгляд, если приходится держать себя в рамках, не получается выдать ту шутку, которую хочешь, то в такой ситуации работа юмориста бессмысленна.

— Нет, такого ощущения у меня нет. Полно тем, на которые можно шутить и за которые никто ничего не предъявит. Да, гайки со всякими свободами сейчас подзакручиваются конкретно. И это плохо. Но и в СССР свободы в этом плане не существовало, но было полно комиков. Весь верх как раз в том, чтобы пошутить так тонко, чтобы было понятно, о чем ты говоришь, но к словам не докопаться — вот это мастерство. А в том, чтобы выйти и напрямую пошутить про то, что может вызвать какой-то сильный резонанс и негатив — в этом мастерства мало.

— Вы говорили, что ваши шутки никого не задевают. Как сейчас можно быть настолько уверенным в этом?

— Любой здравомыслящий человек в состоянии понять, может или нет его юмор кого-то обидеть. Если это шутка про толстых людей, наверняка она может обидеть толстых людей. Шутить или не шутить про толстых — решение самого юмориста. Если он хочет — шутит.

За все время вашей работы были случаи, когда на ваши шутки жаловались?

— Нет. Таких случаев, слава богу, у меня не было.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

— Вы выступаете в разных городах. Какое чувство юмора у русских? Оно вообще есть?

— У русских широкое чувство юмора. Такое простое. Упал мужик — смешно! Это все зависит от уровня интеллекта: где выше интеллект, там более тонкий юмор понимают, где ниже — там юмор попроще. А уровень интеллекта уже зависит от количества прочитанных книг, мне кажется. Вообще за последние годы юмор стал примитивнее, агрессивнее. Но при этом его стало намного больше.

— Как вы считаете, нужна ли вообще цензура юмору и имеет ли государство право на эту цензуру?

— Так складывается, что государство имеет право на все, на что оно захочет иметь право. Особенно у нас. Я думаю, что какие-то ограничения все же должны быть. В плане совести и морали. Если их не будет, это анархия и хаос. Это мужчины бегают голыми по площади и насилуют женщин.

— Где, на ваш взгляд, можно шутить свободнее всего?

— Везде можно шутить свободно, если это нигде не публикуется и происходит в заведении, где собрались только зрители. Тогда можете говорить что хотите и вам никто ничего не сделает.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

— Есть планы уехать жить и дальше реализовываться уже в другой стране?

— Пока таких планов нет. Я много усилий затратил на то, чтобы чего-то добиться в России, поэтому неразумно было бы ставить крест на них. До тех пор пока я здесь могу реализовываться и зарабатывать — буду в России.

Если пропадет возможность реализовываться, но при этом можно будет зарабатывать — какое-то время тоже еще буду здесь. А вот когда пропадет возможность и зарабатывать — тогда уеду. Может быть, в Украину, не знаю точно. В целом я хочу прийти к тому, чтобы зарабатывать онлайн и жить где хочешь: неделю — в одном месте, неделю — в другом.

— Чего ждать в России в отношении юмора дальше?

— Гайки закручивают. И думаю, что их будут закручивать еще больше. И юмористы, которые будут шутить на злобу дня в лоб — сильно рискуют. К моему большому сожалению.

Фото: Григорий Постников, 66.RU