Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Вы все скоты, двоечники!» Уральские пожарные увольняются и винят во всем своего начальника

9 сентября 2021, 16:09
«Вы все скоты, двоечники!» Уральские пожарные увольняются и винят во всем своего начальника
Фото: страница 19-го отряда «ВКонтакте»
Несколько командиров пожарных частей, входящих в отряд № 19 противопожарной службы Свердловской области, уволились после конфликта с замначальника отряда Александром Шаламовым. Он устраивает подчиненным внеплановые проверки и разносы, заставляет ремонтировать помещения за свой счет и лично развозит солярку по частям на УАЗике, чтобы изъять излишки топлива. Люди пожаловались в трудовую инспекцию — та выявила неоплату сверхурочных за четыре года, после чего пожарных лишили половины премии.

«Да мне на… Агафонов (начальник отряда, — прим. ред.)!… У меня вот такая папка собрана служебок, я вам в мае их всех пое…, кому выговор, кому — премии…» — видеоролик такого содержания (см. выше) автору материала передали пожарные, работавшие в отряде № 19 противопожарной службы Свердловской области (учреждение подчиняется областному министерству общественной безопасности). Все они были вынуждены уволиться со службы после того, как в отряд заместителем начальника пришел бывший гаишник Александр Шаламов. По словам экс-пожарных, в ролике — именно его «пламенная речь».

Фото: предоставлено 66.RU героями публикации

Министр общественной безопасности Александр Кудрявцев

Проверки и придирки

«Три года назад начальник отряда Виктор Агафонов взял на работу нового заместителя по боевой подготовке — Александра Шаламова, — рассказывает бывший начальник пожарного поста в поселке Щелкун Александр Бабушкин, уволенный в июле этого года. — Шаламов — бывший гаишник, судимый за взятку (скан приговора есть в распоряжении редакции). Человек низких качеств — отношение к людям у него, как к свиньям: «Вы все скоты, двоечники — марш сдавать зачеты!»

Как поясняет Бабушкин, в пожарных подразделениях действительно положено периодически сдавать зачеты на знание теории и нормативы по физподготовке и специальным навыкам — чтобы пожарные поддерживали свой профессиональный уровень. Вопрос лишь в том, как это организовано. «Раньше был достойный замначальника Евгений Голованев: приезжая на проверки, он рассказывал, что мы неправильно делаем, показывал, как лучше складывать «боевку» (боевую одежду пожарного), чтобы быстрее ее надеть. От каждого его приезда польза была, — говорит Бабушкин. — А Шаламов всех только матом кроет».

По словам Бабушкина, у Шаламова есть ряд приемов, чтобы пожарные не смогли нормально сдать тесты. «Зачеты должны приниматься по заранее утвержденным билетам — на это есть приказ, — рассказывает Бабушкин. — Фактически же билеты каждый раз новые: Шаламов заменяет в них вопросы. А раз люди по ним не готовились, сдать их нереально. Также в ходу мелкие придирки, например, если шеврон пришит на два миллиметра ниже — за это не допускают к сдаче. За любую мелочь ставит двойку».

Фото: предоставлено 66.RU героями публикации

С секундомером — замначальника 19-го отряда Александр Шаламов

По мнению экс-пожарных, все это нужно для того, чтобы лишить людей премии. «Премия экономится, премиальный фонд на конец года все больше и больше, и в конце года Агафонов распределяет его как хочет: кому тысячу, кому две, кому вообще не дам, — говорит Бабушкин. — Как-то его спросили: «Виктор Иванович, почему такому-то товарищу совсем не дали премию?» Он ответил: «Ты будешь начальником — ты будешь распределять. Пока я начальник, хочу — даю, хочу — не даю, и сколько кому даю — мое дело». По предположению пожарных, сэкономленные деньги в конце года делятся между Агафоновым и его приближенными — несколькими заместителями.

Солярку возят на УАЗике

С приходом Шаламова изменилась и система заправки пожарных машин топливом. «Раньше мы ездили в Сысерть, заправляли машины на АЗС из пистолета — чек прикрепляли, — вспоминает Сергей Егоров, бывший начальник пожарного поста в Верхней Сысерти (был ликвидирован в 2014 году). — Так оно и положено. Но теперь, якобы в целях экономии, Шаламов с Анатолием Друговым (замначальника отряда по тылу) развозят солярку сами. Садятся в УАЗик, ставят кучу канистр и поехали по частям».

Фото: предоставлено 66.RU героями публикации

Сергей Егоров был начальником пожарного поста в Верхней Сысерти.

Все дело в экономии топлива: по факту пожарные машины всегда тратят меньше солярки, чем предписано нормативами, излишками командиры частей распоряжались по своему усмотрению. «Зимой надо нанять трактор, чтобы убрать снег с территории — 20 литров соляры, и снег убирается, — рассказывает еще один уволенный пожарный. — На солярку же меняли запчасти к машинам — это был универсальный эквивалент для обмена. Когда начальники это поняли, они стали обвинять руководителей пожарных частей в воровстве. Теперь они привозят солярку сами, заправляют пожарные машины, и если выявляются излишки топлива, его просто не заливают — увозят с собой. И это никак не актируется».

«В целях экономии» пожарных теперь наказывают за расход топлива, если машина стояла на пожаре заведенная. «В Новоипатово как-то был крупный пожар, тушили 4,5 часа, машина все это время не глушилась: работал насос. Другов перечеркал бумаги: «Пишите пять минут!» Но ведь за пять минут ничего не потушишь! Если она реально четыре часа работала!» — недоумевает Егоров.

«Приехали как-то Шаламов с Друговым и давай мне рассказывать, что насос не может работать несколько часов, а лишь несколько минут, так расход ствола — семь литров в секунду, — рассказывает экс-командир другой части. — По их логике, я должен включить ствол и за 15 минут выплюнуть всю воду. Да первая задача пожарного — экономить ее! Без воды на пожаре делать нечего! Пришлось объяснить, как тушится пожар: включил насос, сбил первое пламя, пошел разбирать завалы, затем проливка. А насос-то все это время работает! Они говорят: «Так ты выключи его!» Я аж в ступор впал! Если выключить — произойдет завоздушивание. Ладно, ты не был раньше пожарным, но надо же хоть немного быть в теме!»

«В армию — со своим автоматом»

По словам экс-пожарных, Шаламов также заставляет начальников частей ремонтировать помещения за свой счет. «Спрашивает: «Почему у вас стены такие некрасивые? Покрасьте!» — «Так дайте краску!» — «Скиньтесь, купите!» — вспоминает Бабушкин. — Но я же не буду с людей деньги на краску собирать — ее должны выдать со склада. Отвечают: «Не справляешься — увольняйся».

«У меня была такая же история, — рассказывает экс-командир другой части. — Есть приказ, что каким цветом должно быть покрашено в части. «Исполняй!» Говорю: «Везите краску — я покрашу». Отвечают: «Денег в отряде мало — только на ГСМ. Ты начальник — ты и должен думать, как содержать часть. Собери с людей деньги да покрась». У меня аж глаза на лоб вылезли! Такого даже в армии нет: там командир требует, но он и обеспечивает выполнение, а здесь почему-то я должен обеспечить их желания. Если, к примеру, я пойду на завод токарем, мне токарный станок с собой нести? Или в армию идти со своим автоматом?»

Фото: предоставлено 66.RU героями публикации

Александр Бабушкин проработал командиром пожарной части 20 лет.

Украденные дни

В результате оптимизации, предпринятой Шаламовым, пожарные обнаружили, что их зарплата ощутимо понизилась. Причем не только из-за снижения премий — выяснилось, что отряд перестал оплачивать людям переработку. «Переработка возникает, потому что люди работают в графике «сутки через трое» — каждый месяц набегает несколько часов, — объясняет Бабушкин. — Раньше, когда замначальника был Голованев, а руководителем отдела кадров — Светлана Кудинова, все переработки учитывались и людям давали отгулы. Но когда взяли Шаламова и Ксению Седову (новый начальник отдела кадров), все это прекратилось. Седова сказала: «Никакой переработки!»

Несогласные с таким положением дел, пожарные обратились в трудовую инспекцию, которая подтвердила правоту сотрудников: госорган распорядился пересчитать часы переработок, а работодателя оштрафовал (копия письма трудовой инспекции есть в распоряжении редакции). После этого Агафонов издал приказы до конца 2021 года предоставить отгулы, причем сразу за четыре года — с 2017-го по 2020-й. «Получается, в течение четырех лет обманывали людей! — говорит Бабушкин. — Но до конца года у них никак не получится дать всем отгулы: кто будет работать?» «А тем, кто ушел на пенсию с неоплаченной переработкой, — никакой компенсации, — добавляет Егоров. — Мы, несколько ранее уволенных сотрудников, написали Агафонову письмо — он нам так и не ответил. Мы тоже обратились в трудовую инспекцию, затем пойдем в суд».

Не менее интересна и ситуация с отпусками. «Отряд был создан в апреле 2009-го, и тот год был отработан не в полном объеме, но отпуск тогда дали всем по 28 дней, — вспоминает Бабушкин. — Когда пришла Ксения Николаевна, она сказала: «Вы все должны отряду», и в 2017 и 2018 году многим предоставили отпуска не 28 дней, а по 14–15. По этому поводу мы тоже обратились в трудовую инспекцию — она признала, что это незаконно. Тогда мы написали в прокуратуру — та переслала письмо в министерство общественной безопасности области. Недавно пришел ответ, что факты не подтвердились: все спустили на тормозах!»

Фото: предоставлено 66.RU героями публикации

За спиной Кудрявцева — начальник 19-го отряда Виктор Агафонов

Проверки и увольнения

Жалобы сотрудников не остались незамеченными — весной и летом 2021 года на них отыгрались новыми внеплановыми проверками. Одна из них прошла в Новоипатово, когда экипаж поздно вечером вернулся в пожарное депо. «Есть приказ, что после пожара дается 40 минут на постановку машины в боевой расчет, — рассказывает Бабушкин. — Вместо грязных рукавов надо положить новые, машину надо помыть, заправить водой, смазать насос. Все это время люди заняты делом — они еще даже чай не попили! А в это время — проверка: бегать, прыгать, нормативы сдавать. А в шесть утра — вторая проверка».

Летом Бабушкин уволился. «Мне сначала объявили выговор — нашли, за что (мелкие нарушения всегда бывают), и открытым текстом сказали: «Одно взыскание у тебя есть, через неделю объявим еще одно — готовься к увольнению». Я решил, что лучше уйти по собственному желанию: устал уже нервы себе трепать, — говорит Бабушкин. — И не я один такой: ушли командир части в Двуреченске Александр Лушников, Дмитрий Плещев из Бобровского, признанный лучшим командиром пожарной части в министерстве. За три года ушло больше половины начальников частей — их просто «съели». Люди, проработавшие по 20–30 лет, — это опытные кадры, но они неугодные: хотят, чтобы все было по-честному».

Последние новости от коллег-пожарных, которые пока еще продолжают работать в 19-м отряде: премиальную часть срезали вдвое. «Теперь премия у ребят уже не 40 процентов от оклада, а только 20, — говорит Бабушкин. — Причем сделали хитро: в уведомлении об изменении условий внизу написали «ознакомлен» и тут же «согласен». Многие и поставили по две подписи. Когда начались возмущения, Агафонов говорит: «Вы же сами добровольно согласились, чтобы у вас зарплата была меньше!»

«Матом у нас все ругаются»

О том, что заместитель Агафонова Александр Шаламов был судим за коррупцию, знает, наверное, весь 19-й отряд. В 2009 году, когда он работал инспектором ГИБДД, в полицию региона поступила информация, что он берет с водителей машин взятки. Сотрудники Управления собственной безопасности провели операцию: один из них сыграл роль нарушителя, выехав на встречную полосу в зоне действия знака «Обгон запрещен» на участке, где дежурил патруль под командованием прапорщика Шаламова. Оформляя протокол, тот предложил водителю «решить вопрос» за три тысячи рублей и, получив деньги, вернул ему права, но был задержан сотрудниками УСБ. Суд приговорил его к штрафу в размере 100 000 рублей (скан приговора есть в редакции). По неподтвержденной информации, это не единственная уголовка Шаламова — якобы в начале 2000-х его судили по статье 116 УК РФ за побои.

«Эти дела уже давно закрыты, а когда они были, я в ГКПТУ (Государственное казенное пожарно-техническое учреждение) еще не работал, — пояснил автору материала сам Шаламов. — Это была не судимость, а штраф, он был оплачен в течение трех месяцев в казну государства, никакой судебной задолженности у меня нет — в «Госуслугах» я чистый». «У него не две судимости, а одна», — уточнил журналисту начальник отряда Виктор Агафонов. На замечание, почему человек, судимый за коррупционное преступление, был принят на работу в отряд, да еще на руководящую должность, Агафонов заявил: «Что, человек теперь вообще не должен жить? У нас немножко другое положение: мы — гражданские люди» (областной противопожарный отряд не входит в федеральное МЧС, — прим. ред.).

Фото: предоставлено 66.RU героями публикации

Экипаж пожарной части в Новоипатово на учениях

По поводу придирок во время сдачи зачетов и тестов Шаламов заявил, что ни до кого «не докапывался». «Спрос со всех одинаковый, билеты всем предоставлялись в начале года согласно приказу по боевой подготовке. Люди просто не изучают, ничего не делают. Если работник не выполняет свои обязанности, он и не должен премироваться. Я всех предупредил, что буду работать только с теми, кто будет служить как положено. А те, кто будет приходить отоспаться на сутки, а потом трое суток где-то подхалтуривать, — мне такие работники не нужны», — говорит Шаламов. При этом он не отрицает, что воспитывает подчиненных матом. «Матом у нас всех кричат, все везде ругаются, — говорит он. — Может, где-то когда-то проскакивало».

«Все люди разные, кто-то, естественно, недоволен: кому понравится, когда ему спать не дают, а требуют исполнения обязанностей? Пожарный должен все уметь: бегать, прыгать, скакать, спасать, тушить, — говорит в свою очередь начальник отряда Агафонов, замечая при этом, что результаты тестов никак не сказываются на зарплатах сотрудников: «За два года ни один работник не был лишен премии, тем более, за выполнение каких-то нормативов». В ответ на просьбу прокомментировать раздел премиальных в конце года между ним и приближенными начальник отряда рассмеялся. «Как вы себе это представляете? У нас каждый год проверки КРУ, и по этому поводу уже были проверки, — говорит Агафонов. — Да нет, конечно, — это все целевое, постатейное. Это все дело прошлое — уже проверяли нас не единожды».

Фото: предоставлено 66.RU героями публикации

Пожар в Логиново. Фото со страницы 19-го отряда во «ВКонтакте»

Шаламов в свою очередь заявляет, что его тоже проверяли — в частности, по поводу развоза топлива по пожарным частям на УАЗике. «Начальник поста [Бабушкин] писал заявление, в полицию или ФСБ, приезжала проверка — все было установлено. Следователю, которая вела этот материал, я объяснял, что имею право переместить топливо с одного подразделения в другое, — говорит Шаламов. — Если у меня Щелкун (пост в Щелкуне) не выезжал какое-то время, у них сэкономилось топливо. А другое подразделение выезжало много раз на пожары — у них там топлива нет. И я это сэкономленное топливо по актам приема-передачи, которые проходят через бухгалтерию, передаю».

По поводу снижения премий работникам начальник отряда заявляет, что все происходит добровольно. «Чего тут только не говорят — что мы подводим людей под увольнение. Да никто никого не склоняет — все идет в режиме диалога — через руководителей (пожарных частей) или сами по частям ездим, объясняем. Все люди разные, часть, естественно, недовольна», — говорит Агафонов. Про уволенных командиров частей — начальники говорят, что это был выбор самих работников. «Человек написал по собственному желанию и еще чего-то хочет, — говорит Шаламов про экс-начальника поста в Щелкуне Бабушкина. — Его никто не увольнял — мог бы дальше работать».

При этом начальники признают, что из отряда действительно уволилось много людей, включая командиров частей. «У нас сейчас очень большая вакантность, — говорит Шаламов. — Не хватает работников, в том числе и начальников постов». «Люди увольняются, ищут, где лучше, зарплата больше, кто-то уходит на пенсию, — отмечает Агафонов. — Текучка кадров всегда была, в любой организации».

Получить комментарий начальника отдела кадров Ксении Седовой не удалось — ее телефон оказался недоступен.

В министерстве общественной безопасности Свердловской области сообщили, что в состав пожарного отряда №19 входит 16 пожарных частей и постов, и за последний год из числа командиров только два человека уволились в связи с выходом на пенсию. Еще один сейчас находится на больничном. «По факту обращения гражданина надзорными ведомствами проводилась проверка кадровой деятельности в данном отряде, нарушений не выявлено. При этом ситуация в отряде №19 находится под контролем, будет проведена дополнительная ведомственная проверка», — уточнили в министерстве.

Андрей Гусельников для 66.RU