Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Боец из Екатеринбурга умирал четыре раза, но выжил и теперь учит детей в «Сириусе». История Жени Шилина

27 августа 2021, 17:00
Боец из Екатеринбурга умирал четыре раза, но выжил и теперь учит детей в «Сириусе». История Жени Шилина
Фото: Игорь Черепанов, 66.RU
Евгений Шилин из Екатеринбурга работает тренером по современному мечевому бою и фехтованию в «Сириусе» — образовательном центре для талантливой молодежи в Сочи. До него в должности было отказано десятку соискателей. Переезд на юг подарил надежду на будущее. До того, как его жизнь кардинально изменилась, спортсмен четыре раза едва не умер из-за проблем со здоровьем. Свою историю борьбы за жизнь он рассказал 66.RU.

Тук-тук-тук. Мелкая дробь мужских пальцев по лавочке. А на ней боец. Мощный, сильный, в спортивном костюме с большой сумкой. Там вещи и лекарства. Их больше всего. Уже 12 лет Жека Шилин борется: с соперниками — на ковре, с хронической болезнью почек — в больнице. Про таких как он говорят: мужики не плачут.

«Смысл в чем, у тебя заканчиваются почки и ты отправляешься умирать. Об этих болезнях не узнаешь, пока не столкнешься с ними, это не распиаренный ВИЧ или рак», — говорит Шилин.

Фото: Игорь Черепанов, 66.RU

С виду и не скажешь, что он болен. А вот что нос сломан, и не раз, заметно. Женя вырос на ЖБИ, в пацанском, как он говорит, обществе. Были и драки, и разборки. Как будто в напоминание об этом на руке длинный и выпуклый шрам. След от ножа? Нет — это от лечения. Фистула или сосудистый доступ для диализа, на процедуру он ходил несколько лет.

«Это все не один шрам, это как огромная татуировка, из множества следов пункций фистулы. Вена, чтобы не пряталась, ее сшивают с артерией. И вот здесь — фигачит давление 120 на 80. И бывают случаи, когда люди с моим заболеванием устают и всё (режут). Тогда как в кинохе — фонтан крови. После второго развода я об этом тоже задумался, я понял, что устал, короче», — рассказывает Шилин.

Смертный грех и не по-пацански

«Я воспитывался в очень маскулинном обществе, и я много лет был при церкви: вел спортивные лагеря при храмах. В какой-то момент, когда дети меня начали спрашивать про Бога, я понял, что ничего не могу им рассказать. И тогда я получил теологическое образование. Я богослов. И в самые критические моменты, когда были мысли все закончить, срабатывало — это смертный грех, плюс накладывалось на то, что это совсем не по-пацански. Не по понятиям. Сколько дано — надо отмотать. В этом сила и благодать. А дернуть запасной выход — это даже не про слабость, это просто нельзя», — говорит спортсмен.

Сейчас он учится на гештальт-психолога. Много лет сам ходил на терапию, потому что, как рассказывает, было и отчаяние и страх смерти, да и просто было тяжело.

«Вокруг меня очень много сильных людей. И я много раз видел, как люди умирают. И одно дело, когда люди умирают в разборке за парковку, а другое — это слом воли. У них даже если клиническая картина как-то держится, то человек уже все», — вспоминает боец.

Признается, много лет не разрешал себе ни плакать, ни горевать. Потому что всегда нужно быть сильным. Из эмоций чаще всего была ярость, злость, агрессия — за ними легче спрятаться.

«Наверно, благодаря своей спортивной подготовке, я 10 лет прожил в таком кураже: сейчас прорвемся. Энергии всегда было много и ресурса на болезнь. Канал «погоревать» у меня открылся после второго развода. Я обнулился, павлиньи перья облетели: у меня не осталось ни квартир, ни машин, ни бизнеса, никаких атрибутов социального успеха», — говорит Женя.

У Шилина трое детей. С ними, по словам спортсмена, он в хороших отношениях, как и с матерями.

Трупные доноры

Из-за болезни Женя уже 10 лет живет с имплантатом — пересаженной почкой. И даже за нее пришлось побороться.

«У нас трупные доноры, и каждому пересаживают по одной почке. Когда приходят органы, вызывают всегда четырех человек. Быстро обследуют, смотрят, кто болеет или нет прямо сейчас. И дальше все зависит от цифр, совместимость должна, я сейчас грубо скажу, быть выше 95 процентов. И вот среди четырех людей смотрят, у кого совместимость хоть на десятую, хоть на сотую больше, тот идет на операцию. А ты идешь домой плакать. Там много историй, кто по три раза приезжал и шел домой по разным причинам. У меня тоже был такой кейс, когда я приехал и в финале отлетел», — рассказывает и стучит быстрее прежнего по скамейке. Тук, тук, тук.

Второй раз Шилин решил, что не упустит свой шанс так или иначе.

«Я готов был рвать и метать. Я всегда люблю зло пошутить, странно, что из этого еще не сделали реалити-шоу. Люди на многое готовы, чтобы пожить еще. Так вот я и пришел к врачам и спрашиваю, ребят че надо сделать, чтобы пересадиться», — говорит он.

Фото: Игорь Черепанов, 66.RU

Оказалось, что нужно было поучаствовать в медицинском исследовании. Женя получил почку, и на нем тестировали таблетки для иммуносупрессии. Сейчас их активно применяют для лечения других пациентов.

Болея, Шилин не переставал тренироваться и выступать на соревнованиях, потому что спорт стимулировал жить.

«Я никому не рассказывал о заболевании. А врачам не говорил, что занимаюсь боевым самбо. Говорил только про фехтование. Это же олимпийский спорт, благородный, все в белом — врачи спокойны. Спорт мне много приходилось отстаивать, мне говорили: «ты че, дурак? Сядь на месте, сиди, не дыши и радуйся, что живой», — говорит он.

Ори, вой, только не дергайся

В декабре 2020 года Шилин должен был быть допущен до аттестации на получение черного пояса по джиу-джитсу, вместо этого в жизни случилась очередная черная полоса. Летом у Жени была плановая операция на колене. Но с одним условием — при болезнях почек наркоз применяют в меньших дозах, а нестероидные противовоспалительные средства едва ли не запрещены, так как могут погубить трансплантат.

«Короче, кучу всего в своей жизни я перенес наживую. Полостные операции под новокаинчиком, чтобы ты не верещал, пока тебя вскрывают. Ори, вой, только сильно не дергайся, не мешай. И это хуже любых боев или махача, потому что все, что ты можешь сделать — не мешать доктору», — говорит он.

После операции получил осложнение — гнойный артрит.

«Это когда начинает гнить сам сустав. Жара прошлого года, ковид, никуда не попасть. Все болезни — это же еще тюрьма духа, понимаешь. Мне казалось, что у меня плавится психика. Я ветеран всех этих историй, но ни черта нет накопительного эффекта. И уже через 10 лет постоянных преодолений тебя захлестывает отчаяние, и непонятно, где ресурс брать. Колено гниет, обезболивать нельзя, в итоге грызешь ремни и ломаешь ногти, потому что понимаешь, надо потерпеть и спасти имплантат», — вспоминает Шилин.

Чтобы заглушить дикую боль, боец согласился принимать фармацевтические опиаты, хотя даже пересадку пережил без них: «А тут я понимаю, что психика ломается. Я натурально скулил, и я подумал, что скоро в животное превращусь. Опиаты не хотел, потому что с них уплываешь, и начинается зависимость. Но когда только боль, боль, боль, начинает рушиться личность. Но и мне так хотелось на пояс сдать, что я пробовал все методы. Лежал сначала в 20-й больнице, потом на Эльмаше — в 23-ей».

После лечения удалось быстро восстановиться и начать тренироваться, готовясь к получению пояса. Но однажды прямо во время спарринга Шилин начал кашлять кровью. Ковид. Вместе с ним началось отторжение импланта. Организм стал прицельно атаковать инородные клетки и бросил все силы на борьбу с ними. Еще один поединок в жизни — трансплантат против хозяина.

Фото: Игорь Черепанов, 66.RU

Расслоение личности

«Я перестал выходить из больницы, уже хотелось умереть. Точнее, не было просто сил. Закончились», — вспоминает Женя. — «Сколько у тебя ни будет поддержки финансовой, эмпатической, главное единоборство все равно в тебе. Только в том году я смог по-настоящему признаться, что мне очень страшно от всего этого. Я раньше так гордился тем, что я столько всего пережил. Все чувства, эмоции во мне были просто на лютом блоке, и если эти эмоции не выражать, не признаваться себе, не разрешить себе быть слабым, огорченным, наверно начинается не просто психоз, а расслоение личности».

Шилина спасла счастливая случайность. В январе 2020 Женя познакомился с девушкой Ксенией, которая поддержала его и научила принимать помощь. Она же помогла пройти через множество реабилитаций и болезненное лечение. Женя смог справиться с гуморальным отторжением, оправился от последствий ковида и вылечил колено. В какой-то момент на лечение пришлось собирать деньги через интернет. Но гордость уже не мешала, потому что снова появилось желание жить. И после непрекращающегося боя, наконец — уверенная победа. И Шилин знает, что это Ксюша помогла ему восстановить здоровье и душу. Теперь у них отношения и совместные планы на жизнь.

Теперь у Жени новая работа в новом городе. Он тренер в образовательном центре «Сириус» для талантливой молодежи. Рассказывает, что попасть в центр было сложно: высокая конкуренция, требования и проверки Федеральной службы охраны (центр часто посещают высшие государственные чиновники России). На должность его рекомендовала президент Федерации современного мечевого боя Мария Давыдова.

«Я знать не знал, что за «Сириус». Кроме того, что есть звезда такая. Там нужен был тренер по современному мечевому бою и фехтованию. Была гигантская конкуренция, многие из моих коллег пробовали, пытались и не прошли. Я до этого никогда не работал по найму, а в «Сириус» надо было резюме составить, так я его неделю писал», — рассказывает Женя. Тук-тук-тук. Отбивает пальцами.

В итоге спортсмена пригласили на собеседование в Сочи, отбор он прошел. Первый из Федерации мечевого боя. И теперь начинает новую жизнь.

«Это такой перезапуск жизни в другом краю, климате. Я люблю Урал, но я прилетел сюда, и сразу заложенный нос, а там за три месяца у меня не было даже ни намека на ОРВИ. Я там, кстати, даже привился. И вообще, да, я ожил», — делится впечатлениями Шилин.

Ксюша переберется в Сочи вслед за Женей. Кроме того, боец собирается устроить старшего сына в образовательный центр, и он тоже будет жить с отцом на юге. Средний ребенок пока останется с мамой в Екатеринбурге, но в перспективе Женя готов перевезти и его, потому что для школьников «Сириус» — отличная возможность для саморазвития.

«Я парень, выросший на ЖБИ. Из окна своей двенадцатиэтажки видел соседнюю девятиэтажку, а в мире столько всего удивительного, и я хочу показать это своим детям, потому что долгое время я сам думал, что вокруг только тяжелые болезни и смерть», — говорит спортсмен.