Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Максим Пыцко — о войне с батутами. «Кто злодей? Я, принявший правила игры, или тот, кто их написал?»

Максим Пыцко — о войне с батутами. «Кто злодей? Я, принявший правила игры, или тот, кто их написал?»
Фото: Антон Буценко, 66.RU
Корреспондент 66.RU встретился с бизнесменом и бывшим сотрудником министерства по управлению госсобственностью региона Максимом Пыцко – с чьими батутами на улицах Екатеринбурга сейчас борются и городская, и областная администрации. В большом интервью предприниматель рассказал, чем война, которую ведут против него чиновники, может аукнуться сотням других бизнесменов, о пробелах в земельном законодательстве и работе в МУГИСО, а также о том, как, по его мнению, разворачивающийся вокруг батутов конфликт урегулировал бы экс-губернатор Свердловской области Эдуард Россель.

Разговор получился достаточно длинным, поэтому если вам некогда его читать, воспользуйтесь этим навигатором:

  1. До того, как заняться батутами, Максим Пыцко работал в министерстве по управлению государственной собственностью Свердловской области. Он рассказывает, когда туда пришел и чем занимался.
  2. МУГИСО придумало, как запретить бизнесменам получать разрешение на пользование землей бесплатно. Максим Пыцко объясняет, как создавалось постановление, которое сейчас меняют, и что не так с новыми правками.
  3. Бизнесмен заявляет, что 279 участков ему нужны только для того, чтобы иметь возможность быстро перенести батут на другое место.
  4. Пыцко уверяет, что кто-кто, а бывший губернатор Свердловской области Эдуард Россель точно бы правильно решил проблему с батутами — он бы установил их (сразу два!) во дворе резиденции.
  5. «Батутный король» рассказал, чем займется, если больше не сможет больше устаналивать детские аттракционы на улицах.
Фото: Антон Буценко, 66.RU

«Я унес из МУГИСО только знания»

— Максим Олегович, давайте с самого начала. Известно, что вы работали в МУГИСО несколько лет. Как вы попали туда и на какой должности были?

— Пришел я в министерство в 2002 году. Тогда только-только, в октябре 2001 года, приняли Земельный кодекс РФ и в региональном ведомстве как раз создавался отдел по земельным и имущественным отношениям. Я попал в отдел разграничения земель на форму собственности. Проработал ровно четыре года и в 2006 году ушел. Пришел я специалистом первой категории, ушел — заместителем начальника департамента разграничения земель.

— То есть до этого тонкости выдачи разрешений на пользование участками вы не знали?

— Никогда не знал. У меня даже не было специального образования на тот момент — изначально получил педагогическое. С ним я и пришел в МУГИСО, а уже позднее выучился на юриста. Потом понял, что госслужба — не для меня, хотя был карьерный рост. Но я понимал, что если пойду выше — там уже начинается политика, где нужно играть по определенным правилам. После ухода из ведомства я создал компанию «Вимакс». Единственное, что я унес из МУГИСО, — знания.

— Почему решили ставить именно батуты?

— Потому что они есть в этом списке на такие разрешения, вот и все (смеется). Есть еще в перечне пункты приема вторичного сырья — это тоже интересно, развивать такие пункты у дома. Это и социальная миссия, и бизнес. Но с точки зрения экономики этот вопрос мне пока непонятен, разбираюсь. Но могу сказать, что мы думаем и над этим. Еще можно ставить мангалы и беседки — по этому поводу тоже решаем.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— У вас по городу всего установлено 10 батутов. В каких еще районах они есть?

— Не скажу, ищите. Потому что как только начинаешь светить точку — приходят соседи и начинается война. Даешь информацию — начинаешь быть уязвимым. Ищите, найдете — звоните, будем разговаривать.

— Поищем. А какие отношения у вас сейчас с МУГИСО?

— Мы пересекаемся, в частности в судах. Но у нас нет никакого конфликта, как это преподносят в СМИ. Скажем так, мы (предприниматели) — системная оппозиция в сфере земельных отношений. Мы своей деятельностью вскрываем, как консервную банку, какие-то проблемы, существующие в законодательстве.

— Та лазейка, которой вы пользуетесь, — бесплатное разрешение на пользование участком — это же явный пробел в законодательстве. И мне кажется, аморально это использовать, прекрасно зная это.

— Я не думаю, что это пробел. Такое ощущение, что эта информация была кем-то вброшена и потом подхвачена всеми, вплоть до первых лиц Свердловской области. Что такое пробел в юриспруденции? Это некий неурегулированный вопрос, который можно трактовать по-разному. Но ведь в 2015 году постановление правительства Свердловской области № 482 было принято со смыслом — стимулировать развитие 31 вида (сотовая связь, детские объекты, коммуникации, утилизацию вторсырья и т. д.) деятельности, потому что так посчитал федеральный законодатель.

Я считаю, что это была ошибка МУГИСО. Когда они его принимали, то просто скопировали постановление правительства Российской Федерации № 1244 от 2014 года, поменяли только шапку и дальше начали работать по этому порядку. Хотя могли учесть региональные особенности. Так вот, в региональном постановлении от 2015 года заложен принцип многократной выдачи такого рода разрешений. Это означает, что плата невозможна. Потому что если брать деньги со всех, кому выдал разрешение на один и тот же участок, — это мошенничество. Так вот, сначала этот документ действовал так: я пришел и поставил здесь батут. Другой человек тоже пришел и запросил эту же землю под батут, потом пришел сотый, и им всем выдали это разрешение.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Не знаю, из-за лени или по незнанию они это сделали. И так было до октября 2017 года — тогда внесли небольшие косметические правки. За два года действия этого постановления они, видимо, поняли, что предприниматели сейчас все передерутся между собой — это же объективно так! Поэтому в конце 2017 года сделали небольшой косметический ремонт этого документа и прописали вот что: на один вид деятельности получает разрешение только один бизнесмен и больше никто. Но опять же на другой-то вид деятельности получить разрешение еще одному предпринимателю осталось возможным.

Поясню еще один момент — приняли документ в 2015 году, а компания «Вимакс» подала свое первое заявление на батут в 2020 году. Я им дал не просто фору, а форищу. Это такой временной лаг, которого достаточно, чтобы отточить это правило и посмотреть на практике, как работает то, что они сами приняли. Это не я такой злодей, как Маркиз Карабас. Король, сейчас уже император, с ваших же слов — вы же написали материал «Империя Максима Пыцко». Расту! Ну а императора и короля, сами знаете, кто делает. Я сам себя таковым не считаю.

— Хорошо. А зачем вам так много участков — 279?

— Объясню. Это такой самый первый контур защиты. Чтобы, если забрали один участок (под строительство, например) — быстро переехать на другой. У нас в акватории городского пруда таких три — у Ельцин Центра, в сквере и резиденции губернатора. Поэтому я и привел их в пример, но он оказался ярким, и все написали, что мы там собираемся, если что, поставить батут. Да мы прекрасно все понимаем, что это «мертвые участки», и, наверное, если за два года этого не сделали, то и не будем. И, знаете, я уверен, что ни одно мое разрешение не будет действовать 49 лет.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Еще иллюстрация. Смотрите, мы берем площадку и планируем там установить батут. Проходит весна, заходим на участок — там уже стоит вышка сотовой связи. Начинаем разбираться — МУГИСО выдало по тому же постановлению еще одно разрешение на пользование землей. Законно? Законно! Мы же не пойдем их выгонять — они точно так же, как мы, имеют столько же прав. Просто оказались первыми.

Скажу вам, что это же самое может происходить еще по одной схеме — через отторговывание рекламных щитов. Та же процедура, только без выдачи права на землю. И в этом случае мы можем прийти и вот здесь (показывает на газон, где стоит батут) — на том же месте щит, на котором написано «Что волнует каждого из нас» (отсылка к агитации губернатора Евгения Куйвашева на выборах 2021 года).

Никто не мешал и не мешает внести правки в этот документ. В отношении участка у Храма-на-Крови у нас есть ряд ограничений. В отношении Ельцин Центра могли также ввести? Могли, но не ввели. Так кто злодей? Я, который принял эти правила игры, или тот, кто эти правила написал?

«Знаешь, Саша (Высокинский), сам ты плесень»

— А вы помните вообще, как все началось? Вся эта война с батутами?

— Как?

— В прошлом году Александр Высокинский, еще будучи мэром, раскритиковал батуты и сказал: «Мы эту плесень поборем». Я не знаю, про кого он сказал «плесень» — про оборудование, детей или людей, которые установили детский аттракцион. Мы ему ничего год не отвечали. Но, знаете, я сейчас скажу образно — как бы не получилось так, что на выборах 19 сентября победят «батуты», а 20 числа раздастся звонок из Москвы и ему скажут: «Знаешь, Саша, сам ты плесень!» Я бы так не хотел, потому что я живу в этой области и городе — эти люди им (регионом) руководят. К ним надо относиться уважительно. Но то, что они начали сами, — это не уровень политиков такого уровня делать такие высказывания и давать такие оценки. Можно бороться с плиткой тротуарной, например, но батуты, повторю — не тот уровень!

Фото: Антон Буценко, 66.RU

К тому же это оказывает им медвежью услугу — они сами роют себе яму. Прежде всего в политическом плане. Что появилось после критики батутов губернатором? Фотожабы, где говорят, что проблем у нас больше не осталось: коронавирус побороли, дороги в отличном состоянии, цены у нас низкие — остались батуты. Это, мне кажется, недоработка политтехнологов.

— А вы готовы на компромисс с властями и как, по-вашему, должно выглядеть решение этой проблемы?

— Знаете, я еще до работы в МУГИСО был политтехнологом в общественной приемной Эдуарда Росселя. Вот он, позвольте смоделирую ситуацию, как бы он решил эту проблему?

— Давайте!

— Он бы сказал: «Понятно, есть разные мнения. Давайте сделаем так. Уважаемые предприниматели, давайте до конца лета я открываю ворота своей резиденции — негоже губернатору сидеть за большой трехметровой решеткой. Давайте поставим батут туда (во двор резиденции), а может, еще и два — не только для детей младшего школьного возраста, но и для детей постарше. Я детей люблю — они такие же жители области, они мне не помешают. Это первое, что я сделаю. Второе — хочет Ельцин Центр сделать сад на набережной — прекрасно, пусть высадит растения. Да и почему только сад? Давайте еще поставим тут фонтан и сделаем его еще каким-нибудь зимним, цветным.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Главе города я скажу: «Давай мы предпринимателю, который честно все сделал, специально выделим в одном из парков городских место под батутный парк — поможем с разрешением». Пусть это не центр, какие-то спальные районы, но это будет точка притяжения. А по Ельцин Центру — давайте позвоню министру госимущества и попрошу узаконить эту песочницу, потому что негоже такому учреждению федерального масштаба слыть захватчиком земли».

Вот, наверное, как было бы сделано правильно! А не идти с лозунгами «война батутам». Ну, и к тому же, если говорите «батутам здесь не место», а где место? Тогда вы его установите. Это еще одна проблема — они нигде не установлены — нет документов, где прописано, где их можно ставить. Поэтому услышьте меня, и если думаете, что здесь не нужно, помогите сделать там, где нужно.

«Если в МУГИСО начнут взимать плату и по ранее выданным разрешениям, то могут разориться тысячи бизнесменов»

— Интересно, сам Эдуард Эргардович знает, что он поступил бы так? Ладно, это риторический вопрос. Поехали дальше. В сентябре должны внести изменение в постановление, о котором мы с вами уже говорили, после чего такие разрешения станут платными и будут отыгрываться на открытых аукционах. Ваше отношение к этому, сколько вы готовы заплатить, чтобы оставить батут на месте?

— В смысле платить? Этой истории уже год. Да не введут эту плату с сентября, потому что они сами еще не знают, как это постановление правильно сделать — оно очень сырое, с массой противоречий. Нет, когда-то, конечно, введут. Тогда и посмотрим, как сделают. Я считаю, что закон обратной силы не имеет, и это правило невозможно будет применить в отношении старых разрешений. Хотя они собираются. И если это сделают, что малый бизнес просто обанкротится.

Потому что под это постановление попадают сетевики (газо-водоснабжение, вышки связи), благоустройство у офисов (кто-то же облагораживает участок за свой счет), заправки для электротранспорта, беседки и мангальные зоны, объекты приемки вторсырья, площадки для дрессировки и выгула собак, передвижные цирки и зоопарки, контактные зоопарки, спортивные детские площадки. Всего, по-моему, около 2000 предпринимателей было на сентябрь 2020 года, сейчас, наверно, уже 3000.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

В МУГИСО говорят: «Сейчас мы решим проблему». А что вы решите? Что, здесь батута не будет стоять? Да так же будет. И смотрите, говорилось, что введут принцип однократности. Я спрашиваю у юристов МУГИСО: вы с шести разных лиц собираетесь плату брать? Мне на голубом глазу говорят, что да. Так это же мошенничество, отвечаю я. Знаете, тогда я в этой жизни чего-то, видимо, не понимаю, либо такое качество законодательства у нас.

Еще важно понимать, какой будет плата. Если как аренда, то не легче ли тогда бизнесменам будет давать только аренду и это постановление просто ликвидировать, потому что тогда оно утратит свой смысл — поддерживать малый бизнес?

Но, кстати, за что я ценю МУГИСО — непредвзятость при разрешении на такие объекты — им без разницы, кто пришел получать такое разрешение — олигарх или простой человек.

— У вас в городе сейчас много конкурентов?

— Да, конкуренция есть. Но мы столкнулись с еще одной проблемой — много бизнесменов работают по поддельным документам, которые якобы подписаны МУГИСО. Может быть, властям лучше сюда обратить свое внимание?

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— Не согласна насчет эстетики. Это тоже присутствует. Я вот сейчас смотрю на этот батут — он слишком ляпистый, неприятный. И если уж устанавливать их на улице, то, может, более спокойных цветов. Тем более, даже психологи говорят, что для детей лучше более спокойные цвета. И, знаете, вот эта ситуация — это не война с батутами. Это даже не вопрос этики и эстетики — борьба за землю и финансы.

— Вот когда мнение психологов победит и внесут изменения в ГОСТ и СНИПы по батутам, тогда поставлю другой. Это детское оборудование — оно должно быть ярким. Ну, давайте тогда цвета хаки сделаем — военная тема. Нарисуем военные атрибуты, стиль милитари. Может, уже и есть такие. Каким должен быть батут — дело вкуса.

А насчет красоты, я недавно выступал на «Эхе Москвы» в Екатеринбурге, там было голосование. Пусть и с небольшим отрывом, но батуты победили — 53% не считают их ужасными. У нас даже Путин набрал на первых выборах 52%, мы — 53%.

— Там выборка была нерепрезентативная.

— Да, вы можете сейчас сказать, что проголосовало четыре человека — давайте оставим это социологам. А если бы отвечали дети, то результаты бы вообще были как на референдуме в Крыму и Севастополе. Действительно, есть большая группа людей, которым это нравится.

— Вам действительно кажется, что их большинство?

— Конечно! Это объективно так.

— Ладно, насколько новые у вас батуты, когда меняли последний раз?

— Ни одному еще нет более трех лет, а срок годности 5–7 лет. Сейчас ждем еще партию новых. Еще к 1 августа обещали привезти новое заграждение к батуту у Ельцин Центра. У нас есть старое, но оно не симпатично выглядит — вот оно точно бы здесь всю эстетику нарушило.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— Батуты — травмоопасны. Вам не жалко детей?

— Мы предпринимаем все меры для безопасности. К примеру, спускаем батут в дождь. Как-то прокуратура проверяла нас по поводу инцидента на батуте в Орджоникидзевском районе, но он оказался не наш. Знаете, самокаты — это опасно, даже на пешеходном переходе ходить опасно. Тогда надо вообще запретить жить. Уберечь на 100% никого невозможно. Но мы следим, чтобы все было безопасно, также за детьми должны следить и родители.

— Сколько заработали на батутах за этот сезон?

— За этот еще итоги не подводили. Скажу только, когда они будут. Прошлый сезон мы пропустили из-за коронавируса.

— Что будете делать, если станет невозможно таким способом получать участок?

— У нас четыре региона в стране, где ставят батуты безвозмездно. Это Краснодарский край — родина батутов: Геленджик, Сочи. Еще Пермский край, ЯНАО и ХМАО. И ничего, никто не переломился. Потому что там понимают, что зарабатывают не на земле, а на налогах от бизнеса.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

И я боюсь не того, что введут плату, я боюсь другого — что нас начнут двигать всеми правовыми и неправовыми способами. Но мы к этому готовы морально. Насчет планов, может, займусь общественной деятельностью — общественный контроль за выданными землями, это тоже интересно. А так, отвечу древней китайской мудростью: «Бросайте в меня камни, бросайте в меня грязь. Я — река».

Займусь поиском других пробелов в законодательстве. Ибо любую возведенную на моем пути плотину (запрет) река все равно обойдет и пробьется к морю. Пробелы в земельном законодательстве не исчезнут никогда. А я за 20 лет уже научился их видеть.

Еще больше новостей и историй — в нашем Telegram-канале. А еще любую публикацию там можно обсудить. Или, например, предложить нам свою новость. Подписывайтесь!