Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Я – самозанятый. «Когда хобби превращается в источник дохода, возникает внутренний конфликт»

26 июля 2021, 09:00
Я – самозанятый. «Когда хобби превращается в источник дохода, возникает внутренний конфликт»
Фото: Ирина Смирнова для 66.RU
Первый заказ в качестве иллюстратора журналист Антонина Курносенко получила от издательства. Оказалось, что ремеслом художника вполне можно зарабатывать. Почему Антонина отказалась от стабильной и хорошо оплачиваемой работы в пользу пейзажей и натюрмортов, она рассказала корреспонденту 66.RU.

Я окончила отделение связей с общественностью Гуманитарного университета. На 4-м курсе пошла на практику в СМИ, да там и осталась. 10 лет работала корреспондентом, экономическим обозревателем в городских изданиях. Три года перед выходом в декретный отпуск — в информационном интернет-агентстве.

Декрет изменил меня. Появилось больше свободного времени. Я возобновила занятия живописью (в юности окончила Асбестовскую детскую художественную школу, потом 15 лет практически не рисовала).

Чтобы понять, не забыла ли я, как держать кисть, пошла на базовый курс в художественную студию «Матяж Арт Хаус». Занималась два месяца каждые выходные. Сразу начали получаться потрясающие акварельные заливки. Недоумевала: как без этого жила столько лет?!

Начала рисовать каждый день и не смогла уже остановиться. Художник Аня Матяж, у которой я занималась, — хороший мотиватор. Очень ей благодарна за этот перезапуск.

«Полная занятость — не мое»

С головой ушла в рисование: этюды, иллюстрации, натюрморты. Все это для себя. Картинки выкладывала в инстаграм. Друзья стали просить сделать открытку, написать картину в подарок, постер для интерьера.

Фото: Ирина Смирнова для 66.RU

Декретный отпуск закончился. Встал вопрос, что делать дальше. Журналистика — работа напряженная, если ответственно относишься. В нее погружаешься с головой, постоянно вращаешься в событийном мире. Нужны крепкие нервы. Но при этом не была уверена, что смогу зарабатывать на акварелях. Мешал синдром самозванца. В итоге устроилась поработать в пресс-службу. Быстро поняла, что полная занятость — не мое. Она не оставляет времени на творчество и не позволяет уделять нужное время ребенку.

Я разместила портфолио на специализированных ресурсах иллюстраторов. Оттуда обо мне узнали профессиональные заказчики.

Первый частный заказ получила пять лет назад. Это была акварель «Ромашки для мамы». А для компании сделала обложку книги сербской писательницы Даницы Маркович «Роды». Это было круто. Меня окрылило. Спрос становился все больше. Нужны были чеки, отчетные финансовые документы.

«Первое время было недоверие и критический настрой»

Задумалась, как себя оформить. В России как раз начался эксперимент по введению налога на профессиональный доход. Поначалу к этому относились со скепсисом: какие-то домохозяйки, которые что-то делают не слишком профессионально.

В январе 2020 года регистрироваться в качестве самозанятого стало можно и в нашем регионе. Узнала, как это сделать, как платить налог. Первое время было недоверие и критический настрой.

Фото: Ирина Смирнова для 66.RU

Я не знала, какую форму выбрать — ИП или самозанятость. Самое неприятное для меня в индивидуальном предпринимательстве то, что надо ежегодно платить в страховой и пенсионный фонды. В прошлом году — около 40 тысяч рублей в год. Это обязательные отчисления, не привязанные к доходу. Самозанятые же не должны их платить. Только по желанию, если хочется формировать пенсионную накопительную часть. Индивидуальный предприниматель должен сдавать отчеты, что тоже стало аргументом против.

Сходила на консультацию в Свердловский областной фонд поддержки предпринимательства (СОФПП). В итоге выбор сделала в пользу самозанятости.

Фото: Ирина Смирнова для 66.RU

«Летом возвращаюсь к журналистике»

Возможность оформлять чеки расширила пул заказчиков. Среди них — подразделения Группы Синара, Союз промышленников и предпринимателей, минфин Свердловской области, туристический кластер «Гора Белая», московская студия «Апрель», которая занимается дизайном интерьеров, посткроссерские ресурсы.

Оформление статуса не означает, что я не могу зарабатывать в другой сфере. Работа у художников сезонная. Летом заказов очень мало. Поэтому временно возвращаюсь к журналистике.

Сейчас много рисую для себя: этюды с натуры, цветы, пейзажи, дачные зарисовки. Выставляю их на ресурсе для иллюстраторов. Осенью эти работы частично раскупаются.

Фото: Ирина Смирнова для 66.RU

«Я не перерабатываю, потому что поддерживает семья»

Доход у меня нестабильный: то густо, то пусто. Бывают провалы, но можно же подгружать себя сильнее, если денег недостаточно, активнее искать заказчиков. Я не перерабатываю, потому что, к счастью, поддерживает семья.

У меня нет контент-плана. Все стихийно, от эмоций. Если бы была система, то я бы больше зарабатывала. Думаю, что причина во внутренней самокритике. Сижу и жду, когда ко мне придут заказчики, которые осознанно выбирают именно меня.

Когда хобби превращается в источник дохода, иногда возникает внутренний конфликт. Одно дело, когда рисуешь для себя, другое, когда привязан к конкретному техническому заданию. Бывают и спорные ситуации, но решаются миром. Ведь в любой работе иногда сталкиваешься с какими-то противоречиями. Нормальная история. Мне нравится свобода выбора в моей жизни.

У живописи и журналистики много пересечений. Это творческая деятельность, которая часто оценивается на уровне «нравится — не нравится». Разница в том, что текст проще исправить, чем картину. Акварель живая: один, два слоя краски — это максимум. Все, что сверху, — будет грязь. К счастью, у меня не было тяжелых случаев, когда приходилось полностью переделывать работу. Чаще просто добавляю какие-то элементы или договариваюсь оставить как есть.

Заказчик в техническом задании обычно указывает размер картины, цветовую гамму и примерный сюжет. Чтобы не допускать переделок, задаю очень много вопросов. Сначала готовлю эскизы, согласую их и только потом приступаю к работе. На одну иллюстрацию уходит два дня.

Фото: Ирина Смирнова для 66.RU

«Могу работать и на коленке»

Мастерской и мольберта у меня нет. Работаю дома в гостиной за большим столом. На нем стоит компьютер, лежит куча бумаги, этюды, краски, кисти. Рамы стоят по углам. Выглядит довольно стихийно. Мне специальные приспособления не нужны — могу работать и на коленке.

Моя фишка — цветочные акварели. Эта техника свободная и непосредственная, очень эмоциональная. Мне удаются работы с растительными сюжетами. В 99% случаев рисую с натуры. А иллюстрация — это чистая фантазия. Заказчикам хочется ламповости, уюта, чего-то милого. Через доверительные картинки они заходят к клиентам. Поэтому перед Новым годом у меня традиционно много работы: открытки, календари, закладки с душевными, трогательными сюжетами.

Частных заказов у меня больше, чем компаний: 70 к 30, примерно. Чаще всего это женщины, которые хотят повесить картину над диваном и наполнить дом уютом.

Фото: Ирина Смирнова для 66.RU

«Непонятно, что будет с пенсией»

Я допускаю, что однажды выйду в штат, когда захочется перемен. Порой мне не хватает коллектива, движухи. Это желание проходит через день-два. В связи с ковидом многие изменили отношение к работе в офисе.

Иногда думаю над своей пенсией, с которой непонятно что будет. Это единственный вопрос в статусе самозанятой, который у меня не проработан и волнует. Надо быть очень осознанным, чтобы делать отчисления в Пенсионный фонд. Эта история не про меня. Когда трудишься на работодателя, то все происходит автоматически, не задумываешься об этом. Здесь же, если сам не начнешь формировать накопительную часть, то за тебя никто этого не сделает.

Фото: Ирина Смирнова для 66.RU
  • Самозанятый – это тот, кто что-то производит или оказывает услуги за деньги, но не имеет работодателя и подчиненных. Ему не надо заполнять налоговую декларацию, можно не платить страховые взносы и совмещать этот статус с работой в штате.
  • Налог на профессиональный доход — это специальный налоговый режим для самозанятых граждан, который будет действовать до 2029 года. Для его плательщиков предусмотрен налоговый вычет в размере 10 тыс. рублей. Ставка составляет 4% при работе с физлицами и 6% — с юрлицами.
  • По словам министра инвестиций и развития Свердловской области Виктории Казаковой, на 2021 год разработано более 30 онлайн и офлайн информационных и образовательных мероприятий для самозанятых. Это вебинары, тренинги, прямые эфиры, мастер-классы, конференции. Темы разработаны так, чтобы охватить интересы самозанятых из различных сфер.
  • СОФПП консультирует потенциальных и действующих самозанятых по всем существующим каналам: в офисах, по телефону горячей линии, в онлайн-чатах, в официальных группах.
  • В личном кабинете СОФПП создан сервис «Видеоуроки для самозанятых». В разделе размещены ролики с экспертами-практиками о продвижении, продажах, маркетинге, юридических тонкостях для самозанятых.