Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Когда пишешь свой некролог, ты ставишь себе цель»: Юрий Окунев в проекте X→Y→Z

29 июня 2021, 17:30
«Когда пишешь свой некролог, ты ставишь себе цель»: Юрий Окунев в проекте X→Y→Z
Фото: 66.RU
Проект X→Y→Z – откровенные истории известных людей о преодолении кризисов взросления. Суть в том, что зрелое поколение X передает опыт через взрослое поколение Y молодому поколению Z. Это изменение мировоззрения, ошибки, провалы и выходы из сложных, порой катастрофических жизненных ситуаций. Герой второго выпуска – владелец «Талицкого молочного завода» Юрий Окунев.

Не брать и не обманывать

Обычно память благосклонна к тебе и вытесняет все кризисы, которые были у тебя в жизни. Возвращаться к ним тяжело, потому что это перечень твоих неудач, слабостей, глупого поведения. Если так подумать, первая половина жизни – это обычно история кризисов, на которых ты учишься и они тебя закаляют.

Первый кризис, который я помню, был очень неприятен. Девяностые, я взял деньги у людей, по тем временам огромные – сто двадцать тысяч рублей. Пообещал им построить несколько ларьков, но направил эти деньги в то, что, как я думал, принесет прибыль. По сути, это было кидалово.

Если не хватает живых эмоций в истории, посмотрите ее. Рассказ Юрия Окунева займет полчаса

Мне было двадцать лет – время, когда считаешь, что ты что-то понял в жизни, знаешь ее и можешь делать какие-то вещи. Я вложил деньги в бизнес, который не пошел, потерял там все и долго отдавал эти деньги – в течение трех или четырех лет.

Что это был за бизнес? Тогда были модные гаражи-ракушки. И вместо того чтобы по-грамотному поехать в Москву и покупать бэушные, я решил делать их самостоятельно, на базе одного из заводов. Купил металл, мы сделали несколько штук, но они были очень тяжелые и металла на них нужно было очень много, поэтому я продал штук пять – ничтожное количество. И, естественно, потерял все деньги.

А люди были серьезные. Три года я ходил по улицам и оборачивался, старался ни с кем не встречаться. Через какое-то время они приехали к родителям – родители были шоке, для них это были безумные деньги. Тот опыт научил меня, во-первых, не брать деньги, во-вторых, не обманывать.

Фото: © 66.RU

Деньги – следствие размера личности

В молодости же как думаешь: открыл фирму и сразу все польется и пойдет – это основная ошибка: для того, чтобы у тебя были деньги, ты сам должен быть больше. Деньги – это следствие тебя как личности. Чем больше твоя личность, тем больше у тебя денег. И никак иначе.

Большинство людей думают, что они плохо живут, потому что у них мало денег, но на самом деле у них мало денег, потому что они плохо живут. Что, если ты начнешь жить лучше: приберешься у себя на балконе, вставая каждый день, будешь первым делом заправлять свою кровать и идти обливаться холодной водой во двор, будешь тренировать свою волю, развивать свой интеллект, читая книжки, учась чему-то и – самое главное – решать какие-то проблемы. Только решая проблемы, ты становишься больше, как следствие, у тебя становится больше денег.

А когда ты обращаешь внимание на внешние потребности: купить машину, квартиру – ничего не происходит. Пока ты сам не поменяешься, не поменяется мир вокруг тебя. Направляй усилия внутрь, смотри, где ты ошибаешься, ленишься, смотри, где ты слаб, анализируй, исправляй эту ситуацию.

Если бы мне кто-то сказал об этом в девяносто шестом году, я бы не отнесся к этому серьезно. Как там у Пелевина: «Истина так проста, что за нее даже обидно». Вот так же и здесь: это настолько просто, что даже немного обидно.

Роман из мыльных опер


Я женился в двадцать три года. Это такой ответственный момент. Я советую всем жениться, потому что у мужчин нет целей в жизни вообще.

Девочка, когда рождается, уже знает цвет туфель на своей свадьбе, у нее есть цель, у нее уже все в голове маленькой сформировано, то есть она уже знает, какой у нее будет дом, какая скатерть, какие вилки-ложки, как это будет сделано, то есть у нее цель есть. И мужчина – только инструмент в ее руках для достижения цели. Если мужчина это осознает и соглашается с этим, наступает гармония. То есть это такая дуальная пара, в которой один человек знает, куда идти, второй человек знает, как этого достичь. И это – суперски! Семья многое расставляет по своим местам, поэтому я всем советую жениться.

Начало нашего с женой романа похоже на мыльную оперу. У нее состоятельные родители, папа – мэр одного города в Сибири. Они сразу были против наших отношений. Свадьбу мы готовили на свои деньги, ее и мои родители до этого не виделись. На свадьбе мы заметили, что ее мама и мой папа говорят тет-а-тет. Удивились. На следующий день папа подходит ко мне и говорит: «Слушай, сынок, тут такой момент… мы с ее мамой встречались… ну как встречались… она меня из армии ждала». То есть я ходил домой к жене той же дорогой, какой двадцать пять лет назад ходил мой отец к ее маме! Даже бабушка моей жены его знала.

Мы с женой очень любим друг друга. Кризисы, безусловно, возникают: когда женщина долго сидит с детьми, у нее происходит такой «поворот головы». Нужно поставить ее обратно, но не криками и ультиматумом, а пытаться реально помочь человеку. Основная задача – поддерживать друг друга, постоянно толкать партнера наверх.

Относиться к чужому, как к своему

Я думал, что чтобы добиться чего-то в жизни и быть успешным человеком, обязательно надо заниматься своим бизнесом – только так и никак, работать на дядю – нет. Это очередная глупость, которая есть в умах многих. На самом деле неважно, наемный ты рабочий или владелец предприятия – все зависит от размера твоей личности. Ты можешь начать охранником на заводе, через какое-то время стать директором, еще через какое-то время – партнером и договориться о какой-то доле.

В двадцать четыре года я перестал проводить эксперименты с собственными бизнесами и устроился менеджером по продаже алкоголя в компанию, которая принадлежала уралмашевцам. Уже через месяц я один продавал больше, чем вся фирма, через два месяца я стал начальником отдела продаж, еще через месяц – коммерческим директором.

Еще через месяц меня «схэдхантили», скажем так, и я перешел в другую компанию уже на должность директора. Когда я пришел, там оборот был триста тысяч рублей в месяц, а через три года я сделал сто пятьдесят миллионов.

Стать наемником, перейти из своего бизнеса в чужой – это был кризис. Но важно относиться к любому делу, как к своему: то есть это твое дело и у тебя больше нет ничего в жизни.

Становление «от обратного»

Что меня сформировало? Я видел, как мои родители не могли себя найти в новых условиях, видел эту трагедию. Отец много пил, и я злился на него за это, очень злился. На мать я злился потому, что она довела эту ситуацию до такого. У нас никогда не было ругани, это было какое-то непонимание. В своем становлении я пошел от обратного: видел, как делать нельзя, и, соответственно, понимал, как делать надо.

Мой отец инженер, мама – товаровед. Я поступил на юридический, но институт бросил после первого курса – надо было работать, денег не хватало. Когда мне было восемнадцать лет, отец отдал меня в какую-то бригаду, которая строила забор. Это была Сортировка – окраина, лес, – то есть этот забор никто никогда не увидит, и я требовал от всех – от крановщиков, от сварщиков, – чтобы он был идеально ровный. Думаю, он и сейчас стоит, потому что сделан на совесть. Через месяц или полтора я стал у них бригадиром. А мужикам было по сорок-пятьдесят лет. И они меня слушались. Чем бы ты ни занимался, нужно делать это максимально эффективно и классно.

Я занимался стройкой, работал грузчиком. Понимал, что мне надо что-то делать, по-другому не выжить. Даже помню, как в начале девяностых была американская гуманитарная помощь, а я хорошо знал английский и пошел переводчиком. Масло, мука, сахар – это все приходило сюда эшелонами.

В девяностых были такие условия: кто умнее, кто сильнее – тот и прав, тот winner takes it all, и люди, конечно, были по-другому воспитаны. Думаю, они очень много нагрешили и церкви на каждом шагу – яркий памятник этого времени.

Путешествие к монахам – пешком, кораблем, машиной

В тридцать три года у меня случился кризис среднего возраста. У меня была отличная работа – мы импортировали алкоголь, я ездил по всей Европе, дегустировал отличные вина, привозил их сюда, продавал богатым людям, у меня оклад был тысяч триста рублей. Но я чувствовал, что все это не то. «В жизни миллион дорог, но только одна из них в сердце» – когда ты идешь не по той дороге, тебе тяжело. И сойти с этой дороги очень сложно. У меня было постоянное желание бросить все и уйти. Навязчивое желание, каждодневное. И я ушел.
Я считаю, что каждый должен написать свой некролог. Перед этим желательно куда-то уехать и не есть хотя бы дня два-три, чтобы очиститься. Вот ты садишься сам с собой и пишешь. Кем ты был, когда умер, сколько тебе было лет, где это происходит. Когда ты пишешь некролог, ты ставишь себе цель. То есть ты знаешь, кем хочешь умереть, когда, что у тебя должно быть. И, написав это, делаешь шаг для того, чтобы изменить себя и свою жизнь. Читаешь, смотришь – все понятно. У тебя есть цель в жизни. Следуй за ней.

Я написал про виноградник в Грузии. Я точно знал, где он находится, и хотел пойти именно туда, к своему месту. Я продал все и в путешествие не взял ни копейки. Сказал жене: «Я могу не вернуться». Когда вы уходите, вы уходите с готовностью умереть. Для того чтобы перевернуть жизнь, ты должен быть уверен, что умрешь.

Шел пешком, ехал на машине, по Волго-Донскому каналу до Ростова шел на барже. Это только кажется, что все просто: пройти на корабль, сесть. Нет, там все закрыто, охраняет ФСБ. Я дошел до начальника Речного пароходства России в Волгограде, и он дал мне личное распоряжение о допуске на корабль.

Маршрут был от Екатеринбурга до Уфы. С Уфы я доехал до Волгограда, потом до Ростова, от Ростова до Краснодара, с Краснодара до Абхазии. В Абхазии был последний пункт моего пути. Там есть такое село, называется Псху. Это село, куда можно попасть только два месяца в году, там живут русские в основном, человек триста. Красивейшее место, этому селу много сотен лет. Вокруг в пещерах живут монахи.

Я дошел, встретился с одним человеком, и он говорит: «Куда ты идешь?», я говорю: «Ну вот, тут недалеко», он говорит: «Нет, ты бежишь, бежишь от себя. Все, что тебе нужно, у тебя уже есть». Я всегда думал, что семья – это такой якорь, который не дает мне всплыть, а тут осознал, что обязательно нужно все делать с женой. Все идет от семьи. Для меня это было откровением.

Вместо французского шато – молочный комбинат


После этого я понял, что хочу заниматься виноделием. У меня был знакомый банкир, я предложил ему купить шато. Поехал во Францию, искал шато, жил там какое-то время, а потом был кризис восьмого года. Деньги у банкира кончились, я вынужден был вернуться. И когда возвращался сюда, почему-то выбрал Талицу. Я стал заниматься бизнесом, который будет более полезен для кармы. Алкоголь – это тяжело для кармы, очень тяжело. А когда занимаешься таким бизнесом, как молоко, – это приятно. Я хотел сделать молочную ферму, делать там фермерские сыры. Искал ферму, а мне предложили молочный завод.

Меня назначили директором муниципального завода, он находился в банкротстве, там не платилась зарплата, не выплачивались налоги, был полный треш. Это вызов. Когда приходил на завод, у меня уже был хороший бэкграунд, я как руководитель уже немножко состоялся, понимал, что делать и как.

Ты всегда можешь обменять свою полезность в обществе на деньги, деньги – это мера полезности человека в обществе. Если ты хочешь зарабатывать больше, то ты должен быть более полезен.

Ты можешь стать больше, не взаимодействуя с обществом – допустим, медитируя. Но если ты хочешь, ты можешь обменять это все на деньги, и я пошел по этому пути: сначала стал больше, а потом это поменял на деньги.

Я, наверно, ступил мимо лодки. Мне все откроется только во время смерти. Может быть, это не тот путь, но мне он нравится. Мне нравится путь, по которому я иду. Я помню ощущение, когда ты засыпаешь с чувством тревожности и просыпаешься с ним, когда тебя беспокоит, что ты упускаешь что-то важное. Ты пытаешься все время погасить в себе этот навязчивый внутренний зуд. Уже десять лет я засыпаю и просыпаюсь в гармонии. Я чувствую, что моя карма хорошая, она добрая. Я занимаюсь хорошим бизнесом, делаю это классно и качественно. И я рад этому.

Вам понравилось? Еще больше новостей и историй — в нашем Telegram-канале. А еще любую публикацию там можно обсудить. Или, например, предложить нам свою новость. Подписывайтесь!