Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«В общежитии я узнал не меньше, чем на парах»: директор Музея Бориса Ельцина о свободе УрГУ

25 июня 2021, 13:00
Колонка
«В общежитии я узнал не меньше, чем на парах»: директор Музея Бориса Ельцина о свободе УрГУ
Фото: 66.RU
Из-за пандемии COVID-19 и развития онлайн-образования в мире обострились дискуссии о классических университетах: нужно ли полноценное высшее образование или достаточно послушать лекции онлайн. В совместном проекте УрФУ и 66.RU — «Дело в вышке» — Олег Лутохин, директор Музея Бориса Ельцина, рассказывает, как проходил школу жизни в общежитии УрГУ на Большакова, каким трем навыкам научился на философском факультете и почему не любит слово «успешность».

Олег Лутохин, директор Музея Бориса Ельцина, 32 года:

В 2006 году поступил на философский факультет Уральского государственного университета.
Работал редактором журнала о моде и культуре «What’s The Fashion?» в Екатеринбурге. После защиты магистерской диссертации в УрФУ в 2011 году открыл книжный магазин «Клейстер».

В 2016 году стал руководителем отдела образовательных программ в Ельцин Центре. С 1 января 2021 года работает директором Музея Бориса Ельцина.

Я поступил на философский, потому что хотел стать интересным собеседником. Школьные каникулы я проводил в саду у бабушки. Там я познакомился с Аней, которая на тот момент заканчивала философский факультет нижнетагильского филиала УрГУ. Мы часто говорили с ней о кино, беседы были содержательными и увлекательными. Тогда я и понял, что хочу учиться на философском. После четырех лет бакалавриата поступил в магистратуру, потом — в аспирантуру. Кандидатскую так и не защитил — сырой текст до сих пор лежит на старом жестком диске. Возможно, когда-нибудь к нему вернусь.

В общежитии я узнал о жизни не меньше, чем на парах. Я поступил на бюджет и получил место в общежитии № 3 на Большакова, 79. Общажный опыт — прекрасный, удивительный и жуткий одновременно. В нашем общежитии раньше был общий душ, поэтому нужно было дожидаться, пока представители одного пола прекратят им пользоваться. В очередях мы многое узнавали друг о друге. Высказывание Сартра «Ад — это другие» в этих очередях приобрело новый смысл.

Выпускники философского — это очень разные люди. Одни работают маркетологами в девелоперской компании, другие ведут курсы по селф-менеджменту. Третьи — зарекомендовали себя в GR. Кто-то открыл лучший бар в городе, а кто-то делает замечательные образовательные проекты в Екатеринбурге и за его пределами. Этих разных людей объединяет одно: все они интересные.

На философском хорошо учат трем «хорошо», как любит повторять мой декан Александр Владимирович Перцев. Хорошо думать, хорошо говорить и хорошо писать. На других факультетах тоже это дают, но философский — одно из немногих мест, где можно получить все навыки одновременно. Показательно, что в редакции «What’s The Fashion?» работало пять выпускников философского и лишь один журналист. В двух словах, факультет научил меня формулировать и аргументировать. Это очень пригождается на моей нынешней работе.

Реальность скорректировала мое представление об университете из американских фильмов. В западном кино часто изображают большие кампусы с утопающими в зелени зданиями 18 века, на Урале такого, конечно, не было и нет. Но все это мелочи по сравнению с тем опытом и навыками, которые я приобрел в УрГУ. Единственное — мне не хватило англоязычных курсов. Два из них помню хорошо: по gender studies и political philosophy of liberalism. Я не испытывал недостатка в практике, ведь мы постоянно думали, читали и писали.

На моем факультете была свобода мысли, чтения и выбора. Свобода — это ключевая ценность как для меня, так и для Ельцин Центра, где я сегодня работаю. В УрГУ многое было дозволено, но это совсем не отменяло отчетности — зачеты и экзамены. Студенты могли выбирать и от многого отказываться.

Если во время учебы можете позволить себе не работать, то лучше сосредоточиться на лекциях. Завести трудовую книжку всегда успеете. Но все зависит от темперамента и индивидуальных особенностей каждого человека. Поисками себя в жизни можно заниматься на первом курсе, но полностью отдаваться работе не советую. Я стал стабильно зарабатывать на последнем курсе магистратуры. Вместе с Сергеем Соловьевым (директор «Книг, кофе и других измерений» в Верхней Пышме, — прим. ред.) сделали букинистическую лавку «Четыре Пушкина». Там же стали проводить образовательно-просветительские программы. Потом я открыл книжный магазин «Клейстер» в здании ГЦСИ.

Мне не нравится слово «успешность». Оно отсылает к полкам с селф-хэлп литературой. Такие книги в основном пишут выпускники философских факультетов, которые в первую очередь делают это во имя своего успеха. Книги типа «Семь шагов к успеху в бизнесе» склонны упрощать жизнь и сводят ее многообразие к примитивным правилам. Слову «успешность» я предпочитаю «профессионализм». Я оцениваю себя по качественным показателям и личной эффективности. Дима Колезев недавно рассказал на своем ютьюб-канале про метод GTD (Getting Things Done — система тайм-менеджмента, разработанная американским специалистом по продуктивности Дэвидом Алленом, — прим. ред.) — оказалось, что я тоже его использую. Это отличный способ упорядочить свою жизнь. Согласно этой концепции, не нужно держать в голове список задач, все дела стоит фиксировать — даже небольшие задачи — и составлять списки действий на внешних носителях. У меня всегда есть перечень дел, которые я должен сделать — как стратегических, так и тактических. По количеству выполненных задач можно оценить эффективность любого специалиста.

Я не вешаю медалей себе на грудь. Когда стал директором Музея Бориса Ельцина, то сразу набросал список того, что хочу внедрить в работу. По мере углубления в дела этот список задач менялся и продолжает меняться. Философский факультет, конечно, не научил меня музейному администрированию, поэтому приходится обучаться на ходу. Думаю получить образование в части администрирования, но пока руки не доходят. Сейчас сложно говорить об оценке меня как успешного управленца, потому что прошло слишком мало времени.

Я верю в онлайн-образование и цифровые технологии. Учебный процесс можно настроить удаленно. Пандемия показала, что это уже вопрос не столько веры, сколько необходимости. Образование будет меняться. Когда Ельцин Центр закрылся на карантин, мы стали думать, как поддержать связь с аудиторией. Придумали цикл интервью с нашими экспертами под названием «Мир после пандемии». Например, в выпуске с директором по маркетингу компании «Яндекс» Андреем Себрантом говорили о том, как будет трансформироваться высшая школа. Он, как и я, верит в силу цифры. Еще один блестящий пример трансформации образования – университет Minerva, в котором старые формы передачи знаний сменились проектным обучением, а удаленная учеба успешно совмещается с поездками по миру.

Текст: Михаил Вербицкий