Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Школьница шесть лет спасает бездомных животных по всей России и находит им хозяев в Европе и США

Школьница шесть лет спасает бездомных животных по всей России и находит им хозяев в Европе и США
Фото: предоставлено 66.RU Дарьей Киселевой
Дарья Киселева живет в Петрозаводске, заканчивает 11-й класс, подрабатывает официанткой и готовится к поступлению в университет. Но кроме этого девушка уже шесть лет занимается помощью бездомным животным со всей страны. Дарья вместе с подругой берут кошек и собак на кураторство, организуют лечение и необходимый уход для них, а затем находят им новые семьи. Причем часто брошенных собак из России забирают себе жители европейских стран и США.

В 12 лет я стала куратором для бездомных собак

Мне было семь лет, когда мы с мамой впервые пришли в приют для животных. Он в нашем городе негосударственный, держится на силах волонтеров. Моя мама сама всегда была активным волонтером и состояла в группе, которая добивалась создания этого приюта. Потом она забеременела и, пока я была совсем маленькой, эту деятельность не могла продолжать. Но как только я подросла, она стала снова этим заниматься и меня вовлекать.

В самом начале мне давали проводить много времени со щенками и котятами — мы не могли навредить друг другу, это было безопасно для всех. А еще это очень мило и весело в детстве. Мы с мамой ездили в приют при любой возможности, привозили корма и другие необходимые вещи.

Но потом, когда мне было 12 лет, я впервые узнала про городской отлов и о том, что переживают животные, которые попадают туда. Мне кажется, что у многих из них больше шансов выжить на улице, чем в отлове.

Бездомных и брошенных хозяевами собак отлавливают представители специальных организаций, размещают в особом месте и ждут, когда их кто-то захочет взять себе. Зачастую их скапливается очень много — к сожалению, не так много людей готовы брать взрослого питомца. Но, кроме того, часто они пропадают из отлова. В России запрещено просто так усыплять здоровых животных, но почему-то думать, что всех их резко забрали домой, не получается.

Когда я впервые оказалась в отлове, я увидела малюсенькие клеточки, в которые втиснули больших собак — они в них даже встать толком не могут. И тогда я решила взять свое первое животное на кураторство. Им стал пес Алан.

Фото: предоставлено 66.RU Дарьей Киселевой

Алан провел много месяцев в отлове, а потом полтора года жил под кураторством Дарьи. После долгих поисков хозяев собаку забрала семья друзей мамы Дарьи. Девушка рассказывает, что Алан и сейчас живет у них, поэтому они могут часто видеться.

Это было непросто — оказалось, что не так много людей, которые заняты помощью животным, готовы поддержать тебя, когда тебе нет 18 лет. Многие из них осуждали, говорили, что «маленький ребенок ничего не может». Но в меня тогда поверила девушка, которая была волонтером в отлове — она отдала мне Алана под кураторство. Также моя мама очень поддерживала: например, мы вели сбор средств на ее банковскую карту и от ее имени публиковали отчеты. Я тогда сама это по закону не могла организовать.

Деньги необходимы, чтобы покрывать кучу разных расходов: покупку корма и витаминов, вакцинацию и стерилизацию, походы к ветеринару, оплату анализов и передержки (если животное размещают в приюте, например) и так далее. У нас не было средств, чтобы оплатить все это самостоятельно, поэтому мы искали помощи в специальных группах во «ВКонтакте». Сейчас я вместе с подругой Юлей веду страницы в Instagram — здесь мы нашли тех, кто проникся нашей деятельностью и готов всегда поддержать нас.

Мы несем ответственность за животных всю жизнь. Даже если они уезжают в другие страны

Я живу по принципу, что за животных, которые были у меня на кураторстве, несу ответственность до конца жизни. Поэтому я тщательно отношусь к их содержанию как на передержке, так и во время поиска потенциальных хозяев. Последние, когда они хотят взять кого-то, заполняют подробную анкету. Если мы уверены, что животному будет комфортно жить в предлагаемых условиях, мы связываемся с человеком и по возможности лично привозим собаку или кошку будущему хозяину. На месте мы оцениваем реальные условия содержания — в случае, если что-то будет не так, как описано в анкете, мы можем отказаться отдавать нашего подопечного этому человеку.

После пристройства мы поддерживаем связь с хозяевами наших подопечных. Некоторые присылают письма, в которых рассказывают о жизни питомца, другие скидывают фотографии, а за третьими мы следим в Instagram. Нам это действительно важно, ведь даже после пристройства мы несем ответственность за всех них. И если вдруг у хозяев с животным не складываются отношения, мы всегда готовы забрать его.

Фото: предоставлено 66.RU Дарьей Киселевой

В практике Дарьи были случаи, когда хозяева отказывались от собак. Например, Лютик прожил у одних хозяев полгода, а потом они его вернули девушке. Она временно разместила его на передержку у неравнодушных знакомых, а спустя какое-то время они решили, что оставят собаку у себя.

Сейчас мы помогаем животным не только в Петрозаводске. Отдельная наша боль — это кавказские регионы: там почти нет приютов и волонтеров, которые бы занимались бездомными животными. Люди, которые находят их, сами выходят на нас в интернете, а дальше мы уже ищем способы найти хозяев на месте или перевезти животных в другие города.

Фото: предоставлено 66.RU Дарьей Киселевой

Новых хозяев для животных Дарья находит буквально повсюду. Так, свою подопечную Хоуп, которую трехмесячным щенком нашли скинутой с третьего этажа, спустя год поисков хозяина и несколько операций Дарья отправила в Екатеринбург к зоозащитнице и основательнице студии JungleDread Екатерине Семилетовой.

Кроме того, иногда мы находим хозяев для наших подопечных за рубежом. Как правило, ими становятся выходцы из бывшего СССР. Они понимают, что на постсоветском пространстве ситуация с содержанием бездомных животных сложная и сильно отличается от того, что есть в Европе и Америке. Поэтому, если у них есть возможность, они стараются брать питомцев из России, а не из местных приютов.

Так, в мае прошлого года от нас в Финляндию уехала собака Соня — там этим занялась девушка, которая раньше жила в Петрозаводске и захотела нам помочь. Сейчас Соня живет очень счастливо, судя по фотографиям от новой хозяйки, и сильно сдружилась с одной из ее дочерей.

Фото: предоставлено 66.RU Дарьей Киселевой

До этого туда же уехала Айрис — ее взяла чудесная молодая пара. А еще раньше туда переехал Нэмо.

Совсем недавно мы отправили в Бельгию к новым родителям собаку Мейв — это уже третья моя подопечная, которая уехала в эту страну. Ее хозяин — 60-летний мужчина — не очень любит фотографировать, но зато он постоянно пишет, что безумно счастлив появлению Мейв. У него свой дом и большая территория, так что мы уверены, что и собаке с ним живется так же счастливо.

Фото: предоставлено 66.RU Дарьей Киселевой

Когда мы занимаемся отправкой животного за рубеж, от нас почти ничего не требуется. Перевозку из России в другую страну и подготовку документов часто — но не всегда — оплачивают сами будущие хозяева или помогают местные общества зоозащиты. С нас — здоровая собака, которую выбрал хозяин: для этого мы предоставляем паспорт животного и другие документы, которые тщательно проверяют ветеринары на пограничных пунктах.

Но если собака изначально едет не из Москвы, а, например, из Петрозаводска, мы сами покрываем переезд до столицы. Это каждый раз стоит по-разному — иногда 15 тысяч рублей, иногда 3 тысячи. Все зависит от людей.

Фото: предоставлено 66.RU Дарьей Киселевой

На днях Дарья и Юлия отправили к новым хозяевам пса по кличке Рэми из Нальчика. Ему ампутировали лапу в январе этого года, а в конце апреля он вылетел к своей новой семье, которая живет в США. Из-за того, что билет до Соединенных Штатов очень дорогой, девушкам пришлось организовать сбор средств, чтобы отправить туда собаку.

Я не спасу всех собак на земле, но помогу тем, кто попал ко мне

Последние шесть лет у меня все время есть какие-то животные на кураторстве. Сейчас их трое, но в 16-17 лет был пик, когда одновременно на мне было 15 собак и 2 кошки. Сегодня, несмотря на экзамены и другие дела, я не могу перестать заботиться о своих подопечных. Например, у Айли, одной из них, хронический стоматит — это поражение слизистой оболочки рта, связанное с реакцией на раздражители — и ей постоянно нужны лекарства. Я не могу ее бросить, она уже два года у меня на кураторстве. Так что пока она и другие не найдут свои семьи, я буду о них заботиться.

Я, конечно, понимаю, что всех животных на земле я не спасу. Некоторые из наших подопечных тяжело болели и умерли. Но со временем у меня появилось понимание, что, несмотря на мою привязанность к каждому из них, я не могу тратить много времени на переживание утраты. Ведь у меня остаются другие животные, которым по-прежнему требуется помощь. Но мы с Юлей помним и любим каждого, кто был когда-то с нами.

После окончания школы я планирую дальше помогать животным, но я хочу поступать в другом городе на что-то связанное с рекламой или организацией мероприятий. Я хотела бы помогать подопечным в Петрозаводске — наверняка Айли и кто-то еще останутся у меня на кураторстве. Осталось продумать, как это все организовать, когда я буду в другом городе.